Jump to content
Свободная Калмыкия
Sign in to follow this  
batrun

Калмыки в Америке

Recommended Posts

batrun    0
The Kalmyks in the United States 35 Years After. Howell, NJ: Kalmyk Society in the United States, 1987. 17pp.

 

Араш Борманджинов

Записки о калмыцкой диаспоре.

КАЛМЫКИ В США: 35 ЛЕТ СПУСТЯ

 

I

 

Долгая одиссея калмыков, истоки которой уходят в глубь Центральной Азии и восходят к началу 17-го века, завершилась в 1951 - 1952 гг. прибытием в США большой их группы из послевоенной Европы, Их далекие предки по происхождению были ойратами (западными монголами), которые кочевали в джунгарских степях, раскинувшихся в самом сердце Центральной Азии между горами Алтая и Тянь-Шаня. Таким образом, Джунгария, северная часть Синьцзяна, самой дальней северо-западной провинции Китая, является прародиной народа, более известного на Западе как калмыки (Kalmyks, Kalmucks, Kalmuks), а в Центральной Азии как ойраты (Oyirad) - общий этноним для торгутов, дербетов, хошутов, захачинов, баитов и мингатов, тесно связанных между собою этническим и языковым родством (1).

На протяжении первых двух десятилетий 17 в. под воздействием социально-экономических и иных факторов некоторые из входивших в состав ойратов племенных объединений (торгуты, дербеты, хошуты) покинули родные кочевья и двинулись в западном направлении, достигнув, в конце концов, обширных степей южной России между реками Уралом и Нижней Волгой в 1620-е годы. Примерно еще в течение последующего столетия отколовшиеся от основной массы ойратов отдельные группы продолжали прибывать из Джунгарии, чтобы войти в состав существовавшего в то время на Волге Калмыцкого ханства. Однако во второй половине 18 в., в царствование Екатерины II (1762-1796), Россия уже стала великой европейской державой. Именно стремление императорской России ограничить и в конце концов урезать до минимума власть и самостоятельность калмыцких ханов, а также опасение перед эвентуальной христианизацией вызвали среди калмыков и у их знати недовольство и волнения. 5 января 1771 г., чтобы избежать окончательного подчинения русским властям преобладающее большинство калмыков, а именно, 4/5 всего народа, или приблизительно 170000 человек, предпочли вернуться в Джунгарию нежели покориться власти империи. Вследствие этого массового исхода на восток в Поволжье осталась лишь пятая часть калмыков, которые кочевали на западном берегу Волги и не смогли присоединиться к своим собратьям, потому что зима была необычно теплой и река не замерзала. Но после гибельного перехода только часть калмыков достигла Джунгарии в июле 1771 г. (2). Те, кто остался на западном берегу Волги, вынуждены были признать над собой власть центрального российского правительства. Сумев сохранить родной язык (3), ламаистскую религию, традиционные обычаи и этническое самосознание, многие калмыки начали постепенно закрепляться на земле и к концу 19 в. стали оседлыми жителями и хлебопашцами, особенно те из них кто проживал в Области войска Донского и Ставропольской губернии. Многие выучили второй язык - русский, обучаясь в русских начальных и средних школах. Некоторые отличились на службе в русской армии и военно-морском флоте. Так, один из них дослужился до чина контр-адмирала в первой половине 18 в., другой - столетие спустя, до генерал-лейтенанта(4). Два калмыцких кавалерийских полка вместе с русской армией триумфально вступили в Париж в 1814 г. после разгрома Наполеона(5). Как и другие национальные меньшинства, калмыки встретили Февральскую революцию в 1917 г. в России со смешанным чувством и, в конечном счете, в последовавшей вслед за нею Гражданской войне 1918-1920 гг. понесли огромные людские потери и лишились значительной части своего имущества и скота. Тогда многие из калмыков поддержали антибольшевистские силы, в то время как некоторые из них приняли сторону большевиков. Поражение первых в конце 1920 г. вынудило их покинуть Россию. Они перебрались через Турцию во Францию, Югославию, Болгарию и Чехословакию, где обрели вторую родину(6).

 

II

Неуклонное и стремительное наступление советских войск в Юго-Восточной и Центральной Европе осенью 1944 - весной 1945 гг. заставило калмыцких эмигрантов покинуть обжитые места и эвакуироваться из Болгарии (в августе 1944 г.), Югославии (в сентябре 1944 г.) и Чехословакии (в апреле 1945 г.) в Австрию, Германию и Францию. Во время этого массового исхода практически все калмыки покинули Югославию и Чехословакию и лишь небольшое их число осталось в разных городах Болгарии. Большинство калмыков из Балканских стран нашли прибежище в пунктах размещения в Австрии и в местности, ранее известной как Судетская областъ, на северо-западе Чехословакии. Так как вторая мировая война близилась к концу, то те, кто обосновался в восточных и северных районах Германии, устремились в предполагаемую американскую зону оккупации, чтобы спастись от наступающей Красной Армии.

 

III

В феврале-апреле 1945 г. сотни калмыков из разных европейских стран собрались вместе, благодаря хорошо скоординированному плану действий, в общем лагере беженцев в Хохенфурхе, близ г. Шонгау, в южной Баварии, к юго-западу от Мюнхена, предполагая, что эта территория будет занята вооруженными силами США. Здесь впервые встретились в своем подавляющем большинстве две волны калмыцкой эмиграции, а именно - первые, или старые, эмигранты 1920-х годов и их дети из названных выше стран, и вторые, или новые, эмигранты 1944 г. из СССР. Новые эмигранты бежали со своей родины через Украину, Польшу и Северную Германию или были насильно вывезены в Германию в качестве принудительной рабочей силы (остарбайтеров) (7). Судьба распорядилась так, что две волны калмыцких беженцев объединились в разоренной войной южной части Германии, оккупированной американцами.

 

IV

В течение последующих семи лет, т.е. с 1945 по 1951 гг., калмыцкие военные беженцы вынуждены были жить в так называемых лагерях для перемещенных лиц в Мюнхене и других уголках Баварии (Алътенштадт, близ Шонгау, Крумбах, Оберпфаффенгофен, Пфаффенгофен, Ингольштадт (на Дунае)), находившихся в ведении UNRRA (Организация по делам беженцев ООН), и IRO (Международная организация по оказанию помощи беженцам). Но их, как и многих политических эмигрантов, ожидало неясное будущее. Политическая и экономическая неопределенность в Европе первых послевоенных лет не могла не вызывать сильную тревогу среди беженцев, в том числе и среди калмыков. Все попытки эмигрировать в США, Канаду, Австралию и даже в Парагвай и Эфиопию не имели успеха по расовым мотивам, так как калмыки не принадлежали к белой расе. 330-я статья Закона о гражданстве США 1940 г. запрещала иммиграцию людей не белой расы. После неоднократных, на протяжении 15 месяцев (апрель 1950 г. - июль1951 г.), повторных обращений в Особое следственное управление (the Board of Special Inquiry) и в Совет по рассмотрению апелляций по делам иммиграции Службы иммиграции и натурализации США (Board оf Immigration Appeals of the U.S. Immigration and Naturalization Service) адвокату подателей апелляций г-на и г-жи Ремилевых удалось убедить Совет по рассмотрению апелляций по делам иммиграции и исполняющего обязанности министра юстиции (the Acting Attorney General) в том, что "калмыки юго-восточной части Европейской России являются представителями белой, или так называемой европейской расы, несмотря на их азиатское происхождение"(8). Дело Ремилевых явилось прецедентным делом, поскольку положительное заключение по вопросу о том, имеют ли оба апеллянта (истца), несмотря на свою принадлежность к неевропейской расе, право на получение американского гражданства, было абсолютно необходимо для того, чтобы разрешить калмыкам въезд в Соединенные Штаты. Ряд церковных и благотворительных организаций, а также частные лица в США решительно выступали на протяжении этого трудного периода с ходатайствами как от имени обоих апеллянтов, так и от имени калмыцких военных беженцев в целом. 28 июля 1951 г. тогдашний исполняющий обязанности Министра юстиции вынес решение о том, что калмыки имеют право на натурализацию в США, положив таким образом, конец более чем десятилетнему периоду тяжелых испытаний калмыков в Европе во время и после войны (9).

Все калмыки, имеющие право на иммиграцию, прибыли в США в конце декабря 1951 г. - конце февраля 1952 г. из Западной Германии, и небольшое количество - из Австрии. По приблизительным подсчетам, от 560 до 650 калмыков въехало в США к концу февраля 1952 г. В последующие 12-15 лет к ним присоединились остальные калмыки из Западной Германии, Бельгии Франции, увеличив таким образом их численность до 950 и более человек (10).

В 1951 г. Международная организация по оказанию помощи беженцам в Женеве выделила средства для оплаты проезда калмыков и дополнительно 182000 долларов на их последующее обустройство в США. Эти средства дали возможность двум основным совместным попечителям, Международной службе церквей Национального совета христианских церквей и Толстовскому фонду, находящимся в Нью-Йорке, успешно завершить это огромной сложности дело (11).

 

V

Первая группа калмыцких иммигрантов прибыла в Нью-Йорк 25 декабря 1951 г., за ней еще несколько, включая последнюю, многочисленную группу, прибывшую 22 февраля 1952 г. Вначале они были направлены попечителями в два разных штата, а именно: в Парвин Парк, близ Вайнленда, на юге штата Нью- Джерси, и Нью-Виндзор, штат Мэриленд, в 30 милях к северо-западу от Балтимора. В конце весны - начале лета 1952 г. калмыкам удалось переселиться, при содействии двух своих основных попечителей, в Филадельфию, штат Пенсильвания, Фривуд Эйкерс, местечко под Хауэллом, штат Нью-Джерси (сельский населенный пункт вдоль дороги № 9 федерального значения, на полпути между Фрихолдом и Лэйквудом, примерно в 50 милях к юго-востоку от Нью-Йорка и в 70 милях к северо-востоку от Филадельфии), и в Патерсон, штат Нью-Джерси. В конце 1950-х годов еще одна община поселилась в Нью-Брунзвике, штат Нью-Джерси (около 50 миль к югу от Нью-Йорка, в сторону Филадельфии), вследствие чего численность калмыков в Патерсоне с того времени уменьшилась (12).

 

VI

С самого начала жизни в Соединенных Штатах калмыки придерживались определенного типа поселения, а именно, замкнутого компактного проживания во избежание рассеивания. Это помогло им сохранить тесные связи друг с другом в новой стране, язык и обычаи которой были им незнакомы. В Филадельфии, например, в первые 10-15 лет большая часть калмыков проживала в собственных кирпичных домах, расположенных в ряд недалеко друг от друга, примерно в 10-ТИ кварталах севернее и южнее Джирард-авеню, в нижней части северо-восточного района Филадельфии. Однако примерно с середины 1960-х годов большинство калмыков переехало в более богатые верхние кварталы северо-восточного района Филадельфии, к северу от бульвара Рузвельта, что привело к значительному распылению. Другая большая группа, проживающая в городке Хауэлл, штат Нью-Джерси, до настоящего времени смогла сохранить прежнюю модель компактного проживания.

Все более растущее число калмыков, закончивших колледжи или получивших профессиональную подготовку, вызвало новый всплеск географической подвижности, т.е. тенденцию к дисперсии. Так, за последние 10-15 лет небольшие образовавшиеся общины осели в таких городах, как Сан-Франциско, Лос-Анджелес, Вашингтон (Федеральный округ Колумбия), Нью-Йорк, Чикаго или в их окрестностях.

Будучи немногочисленной этнической группой, а до того прожив вместе в разных уголках Западной Германии и других странах, калмыки продолжают сохранять тесные взаимосвязи, так как фактически все друг друга знают благодаря родству, дружбе и знакомству. Взаимные визиты и совместно проводимые национальные и религиозные праздники, свадьбы и т.д., а также участие в общем трауре во время похоронных и поминальных обрядов являются объединяющим фактором в жизни этой уникальной этнической группы. Нет ничего необычного в том, что на традиционной калмыцкой свадьбе собирается много народу, так как почти все калмыки, как правило, приглашаются на свадьбы или танцевальные вечера.

Калмыки не занимаются активной политикой. Хотя некоторые, возможно, зарегистрированы в качестве членов демократической или республиканской партий в своих штатах как всей общиной, так и какой-нибудь отдельной группой. Они не поддерживают какую-либо политическую партию. Единственным исключением является небольшое число калмыков, активно участвующих в деятельности местных республиканцев в Хауэлле, штат Нью-Джерси. Как ни странно, у калмыков нет налаженных связей с соседней русской общиной в Лэйквуде, штат Нью-Джерси, не участвуют они и в делах донского казачества как на местах, так и в масштабах всей страны. Аналогичная ситуация существует и в Филадельфии.

С экономической точки зрения, калмыки живут довольно хорошо. В начале и в середине 1950-х годов для большинства из них языковой барьер был труднопреодолимым препятствием, особенно для возрастной категории старше среднего возраста. Более того, лишь очень немногие калмыки обладали необходимыми трудовыми навыками и профессиональной подготовкой. В Филадельфии и Патерсоне, штат Нью-Джерси, они пополнили рынок труда как конвейерные рабочие и чернорабочие, тогда как большинство женщин было вовлечено в швейную промышленность. В Хауэлле, штат Нью- Джерси, большинство людей молодого и среднего возраста быстро обучились строительному делу и стали субподрядчиками и строительными рабочими, чем продолжают заниматься до настоящего времени. Сегодня представители американской калмыцкой диаспоры зарабатывают на жизнь, трудясь в разных сферах. Поколение, рожденное в Америке, овладело различными специальностями и профессиями, получило образование в колледжах и высших учебных заведениях.

 

VII

Вскоре после прибытия в Штаты калмыки организовались в три общества: одно - в Филадельфии, два - в Нью-Джерси. Интересно отметить, к примеру, что принадлежность к этим двум обществам в Нью-Джерси отражает старое племенное и территориальное деление на три основные этнические группы калмыцкого народа. В итоге, торгуты и бага-дэрбэты (малые дэрбэты), а также ики-дэрбэты (большие дэрбэты), проживавшие на определенных землях Астраханской и Ставропольской губерний России, сообща создали собственную организацию в Хауэлле, в то время как калмыки "бузава", т.е. те, кто до Гражданской войны 1918-1920 гг. в России жил в Сальском округе Области Войска Донского (позже Ростовская область), организовали подобное общество в двух милях к югу. Община в Филадельфии состоит только из калмыков "бузава". Руководители этих организаций избирались на определенный срок на общих собраниях своих членов. Естественно, средний возраст руководителей в последние годы имеет тенденцию к снижению. Поэтому нет ничего удивительного в том, что среди более молодых руководителей есть и такие, чьи отцы занимали 20 и более лет тому назад эти же самые или другие руководящие должности в общине.

 

VIII

До переселения в Соединенные Штаты калмыкам удавалось противостоять утрате своих национальных черт и успешно сохранять свою особую этническую самобытность. Межнациональные браки были почти не известны, за исключением случаев, когда поблизости не находилось невест калмыцкой национальности. Случаев обращения в христианство или в какую-либо другую религию тоже не встречалось. Все говорили на калмыцком языке. Однако за последние 25 лет наблюдается неизбежный, устойчивый, вызывающий глубокое сожаление процесс утраты национальной калмыцкой идентичности вследствие различных социально-экономических и иных жизненных обстоятельств. Число экзогамных браков между молодыми калмыками обоего пола и некалмыками неуклонно растет. Большинство юношей и девушек брачного возраста тем не менее сохраняют приверженность традиционному обряду 6ракосочетания со своими половинами. Калмыцкий свадебный обряд не подвергся изменениям: он очень колоритен и включает в себя комплекс традиционных церемоний и обязательных визитов до, во время и после свадьбы. Интернациональная свадьба, с другой стороны, представляет собой соединение калмыцких и американских традиций. В то время как разводы в эндогамных браках являются редкостью, их доля в экзогамных браках, то есть браках между калмыками и некалмыками становится заметной в последние годы.

За очень небольшим исключением, женатые сыновья, следуя обычаю, живут со своими престарелыми родителями и берут на себя заботу о них. Если в семье нет сыновей, замужние дочери обязаны взять на себя заботы о родителях. В этом сказывается очень древний патриархальный и традиционный уклад жизни. В последнее время, однако, наблюдается отступление от этого старого обычая, вероятно, в какой-то степени благодаря возможности определить своих престарелых родителей в частные пансионаты. Родственные и родовые (yasun) узы до сих пор очень сильны среди калмыков Браки между молодыми людьми одного yasuna и дальними родственниками не приветствуются, вплоть до седьмого колена.

 

IX

Быть может, наиболее сложным и тревожным явлением в жизни калмыков является то, что подавляющее большинство их детей и последующие поколения плохо или совсем не говорят на родном языке. Из-за отсутствия заинтересованности и денежных средств не издаются книги, периодические издания или хотя бы информационные бюллетени. Как правило, многие дети, пока не начинают ходить в детский сад, дома говорят по-калмыцки, если их родители владеют языком. Однако, когда они поступают в городскую школу, то скоро забывают родной язык и усваивают английский. Таким образом, английский становится основным языком, на котором они говорят и пишут, а также разговорным языком общения между собой, родителями и сверстниками. Мрачная перспектива стать моноязычным англоговорящим обществом становится неотвратимой реальностью.

Для того, чтобы не допустить этого и исправить положение, чреватое последствиями, Обществом ревнителей калмыцкой культуры (основанным в мае 1954 г.) в 1954-1956 гг. в Филадельфии впервые были организованы школы калмьцкого языка для детей школьного возраста, а затем снова - в 1974, 1975 и 1976 гг. - в Нью-Брунзвике, штат Нью-Джерси, Хауэлле, штат Нью-Джерси, Филадельфии соответственно. Последние находились под попечительством и руководством Совета по калмыковедению и монголоведению (основанного в июне 1975 г.). Эти группы по изучению калмыцкого языка собирались раз в неделю по субботам или воскресеньям, занятия в них проводили добровольно носители калмыцкого языка, среди них Данара Баянова, Баазар Степанов (ныне покойные), Содман Кульдинов (ныне тоже покойный - прим. пер.), Санджи Цагадинов, Доржма Абушинова, Портра Андреева, автор настоящих строк и, частично, Чимид Хулхачинов, Улюмджи Акугинов и Дорджи Арбаков. В 1974-1975 гг. еженедельные занятия по ойратской и калмыцкой истории и грамматике калмыцкого языка проводились в кампусе университета Рутгерса в Нью_Брунзвике, штат Нью-Джерси, С. Кульдиновым и автором этих строк соответственно. Эти занятия посещало около 15 калмыков - студентов учебных заведений и аспирантов университетов. Вызывает сожаление, что эти занятия не возобновлялись вот уже более 10 лет.

За последние 25 лет калмыки осознали первостепенное значение высшего образования. После отсутствия интереса к нему в начальный период, 50-е годы, число молодых людей обоего пола, поступающих в колледжи, постоянно растет. На сегодня (сер. 1980-х годов - прим. переводчика) свыше 60-65 человек стали обладателями дипломов различных университетов. Три человека получили степень доктора наук по филологии, два человека имеют медицинские дипломы, пятеро - дипломы юристов и несколько человек стали магистрами в разных областях науки. Несколько человек окончили старейшие престижные элитарные университеты, такие как Гарвардский, Принстонский, Пенсильванский, Колумбийский, Корнельский, Дартмутский. Два калмыка со степенью доктора филологии являются профессорами крупных университетов. Еще два калмыка с университетским образованием являются дипломатами, один из них в настоящее время (1987 г. - прим. переводчика) работает в Мехико. Внушительное число окончивших учебные заведения и обучающихся в них к настоящему времени с очевидностью свидетельствует об экономической состоятельности калмыков, способных оплачивать дорогостоящее обучение в колледже. В большинстве случаев эта дипломированная молодежь представляет самое первое поколение получивших университетское образование людей в своих семьях, в которых родители не имели даже среднего образования, не говоря уже об учебе в высших учебных заведениях. Это, само по себе, очень интересное и заслуживающее внимания явление.

 

X

Калмыки были известны как ревностные и последовательные приверженцы буддизма, религии их предков. Буддизм стал еще более важным фактором в жизни калмыцких общин в Соединенных Штатах, чем когда-либо прежде. Он способствует их сплочению. Калмыки - приверженцы тибетской ветви буддизма, или ламаизма, и всегда признавали Его Святейшество Далай-ламу своим верховным религиозным лидером. Нескольким калмыкам посчастливилось лично засвидетельствовать свое почтение Его Святейшеству в его резиденции в Дхармасале в Индии, в то время как другие совершили к нему паломничество в Швейцарию и Западную Германию в 1974 г. Калмыки были по-настоящему счастливы возможности лично засвидетельствовать свое глубокое почтение Его Святейшеству и помолиться вместе с ним во время его посещения Соединенных Штатов в 1979, 1983 и 1987 гг.

Первый калмыцкий буддийский хурул был построен и освящен в 1955 г. Еще три были сооружены в том же Фривуд Эйкерсе, районе Хауэлла - в 1958, 1970 и 1977 гг. Последний хурул, торжественно открывшийся 22 января 1977 г., представляет собой прекрасный образец смешанной калмъцко-тибетской буддийской архитектуры. Наконец, калмыки в Филадельфии открыли свой просторный хурул в декабре 1984 г. В этих хурулах празднуются три главных религиозных праздника по лунному календарю, а именно: Цаган Сар (Новый год), Урус-Ова (Праздник весны) и Зул (Праздник лампад), а также другие религиозные праздники. В них также проводятся калмыцкие свадебные церемонии, устраиваются поминальные службы по умершим и т.д. К настоящему времени все монахи калмыцкого происхождения, прибывшие месте со своими единоверцами в 1951-1952 гг., ушли из жизни. Их преемники - уроженцы Внутренней Монголии и Тибета, приглашенные из Индии, где они находятся в изгнании.

 

XI

Даже если калмыки сравнительно состоятельны и процветают в США, все же их преуспевание и достижения их детей в области образования оплачены дорогой ценой. Быстрый процесс американизации и отчуждение от калмыцкой культуры совершенно очевидны в повседневной жизни. Существующий значительный культурный и языковой разрыв между стариками и их внуками ведет к невозможности общения их друг с другом на калмыцком языке Этот разрыв, однако, несколько меньше между родителями и их детьми, но он все же очень существенен. Калмыки моложе 35 лет большей частью моноязычны, они владеют только английским. На английском, чаще чем на калмыцком, говорят дома дети между собой, молодежь и их родители. Вековые обычаи и традиции предаются забвению или недостаточно последовательно соблюдаются теми, кто родился в этой стране, вследствие чего утрачивается чувство национального самосознания. На родителях лежит часть вины за то, что они не познакомили своих детей с национальными и религиозными особенностями своего культурного наследия. Различные социально-экономические и связанные с ними факторы повседневной жизни, утрата родного языка, плохое или недостаточное знание старых калмыцких обычаев и традиций, устойчивый и неизбежный рост экзогамных браков и ускоряющееся восприятие многоликой американской культуры - все это способствует негативной тенденции дальнейшего отрыва от родной калмыцкой культуры. Очень сомнительно и маловероятно, чтобы эта малочисленная этническая группа смогла сохранить свою неповторимую национальную самобытность в Соединенных Штатах. Столь же трудно предсказать, смогут ли третье и последующие поколения противостоять надвигающейся опасности полной ассимиляции, растворению и исчезновению среди других народов. Необходимо сделать все возможное, чтобы предотвратить столь позорный и убийственный путь национального саморазрушения.

 

Авторизованный перевод с английского Галины Красильниковой.

 

1 A.Bormanshinov, "Kalmyks", Encyclopedia of Asian History. Vol. II. New York, NY: Масmillan (forthcoming, November 1987). Hereafter only the Englishlanguage works will be cited. Ниже сноски будут делаться только на англоязычные работы.

2. "In the Valley of Snow Leopards: A Legend by Sandji B.Balykov. "Translated from the Russian Language, with an Introduction and Critical Notes, by Arash Bormanshinov, Ural - Altaische Jahrbucher 6(1987), n, 12, pp. 142-143, See also Sven Hedin, Jehol: City of Emperors. Translated from the Swedish by E.G.Nash. New York, NY: 1933, Chapter 111: The Flight of the Torgot, pp. 29-68; CD.Barkmann, "The Return of the Torghuts from Russia to China", Journal of Oriental Studies 2, no. 1 (1955), 89-115.

3. Калмыцкий язык относится к монгольской группе языков и поэтому он родственен современному халха-монгольскому и бурятскому языкам. Эти три языка являются монгольской ветвью алтайской лингвистической семьи языков. Современный калмыцкий алфавит основан на кириллице, с добавлением шести нерусских графем, отражающих специфические гласные и согласные фонемы калмыцкого языка.

4. Специальное исследование, посвященное более чем десятку именитых калмыков, прославившихся в области искусства, науки, военного дела, торговли и т. д. в истории России в 18-19 вв. будет опубликовано автором настоящих строк в другом месте.

5. A.Bormanshinov "The Kalmyks in America, 1952-62”. Journal of the Royal Central Asian Society 50, part 2 (1963), 149.

6. "Kalmyks", Harvard Encyclopedia of American Ethnic Groups. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1980, p, 599.

7. "The Kalmyks in America, 1952-1962", Journal of the Royal Central Asian Society 50, part 2 (1963), 150. 8. Administrative Decisions Under Immigration and Nationality Laws. Volume IY: February 1950 to January 1963. Washington, D.C: US. Government Printing Office, 1954, p. 278.

9. Более детальное исследование всего крута проблем калмыцкой эмиграции в послевоенной Европе будет предметом отдельной статьи.

10. За последние 25 лет не было предпринято ни одной попытки провести отдельную перепись калмыцкого населения в Соединенных Штатах Америки.

11. A.Bormanshinov, "The Kalmyks in America, 1952-1962", Journal of the Royal Central Asian Society 50. part 2 (1963), 150.

12. В настоящее время во Франции проживает около 450 калмыков, немногим более 50 - в Западной Германии и столько же - в Болгарии, от 20 до 25 - в Бельгии, столько же - в Чехословакии, неопределенное число калмыков проживает в Канаде. Это европейская и северо-американская ветви калмыцкой диаспоры. Для сравнения, по последней переписи населения СССР 1979 г. численность калмыков составила 146631 чел., из них 122167 калмыков проживают в своей автономной республике, на западном берегу Волги и северо-западном побережье Каспийского моря. Остальное население Калмыцкой Автономной республики составляют русские (125510 чел.) и другие национальности (36017 чел). Как показывает статистика, калмыки составляют меньшинство в своей республике. По переписи 1989 г., однако, численность калмыков составила 174528 чел., из них 146275 чел. проживают в своей республике, составляя, таким образом, большинство населения республики. (Прим. переводчика).

13. A.Bormanshinov, "Kalmyks", Harvard Encyclopedia of American Ethnic Groups. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1980, p. 600.

 

http://kalmykiaopen.iatp.ru/u1.html

Share this post


Link to post
Share on other sites
batrun    0

статья про калмыков в ДиПи лагерях

Меньшая братия

15.08.2002 17:21 | Русское Зарубежье

 

Тыркова-Вильямс А. Меньшая братия // Российский демократ. Орган Союза борьбы за свободу России. 1950. - 1 (19). С. 31-32

 

В 1920 г., во время эвакуации Белой Армии, вместе с ней эмигрировали и калмыки. Они уже испытали, что несет советская власть. Ничего доброго от нее не ждали. Их кумирни были поруганы, разбиты, разграблены. Изображенья Будды сломаны, выброшены в грязь. Древние, священные книги разорваны, уничтожены. Из калмыков кто был убит, кто увезен в тюрьму. В Новороссийске, на знаменитом эвакуационном пункте на Серебряковой ул., среди записывающихся на выезд мужчин и женщин, мелькали и широкие, смуглые, черноглазые лица калмыков. При мне английский корреспондент спросил одного из них:

А вы почему хотите заграницу? Вам, людям кочевым, тут лучше. Вам ничего не будет.

Калмык печально усмехнулся и ответил на ломанном русском языке:

Да, не будет! У нас рожа кадетская. Нам нельзя оставаться... По тогдашней терминологии это было совершенно понятное выражение. Большевики звали белых кадеты, почему-то ставя ударение на е. Это было смешанное понятие, в которое включалась и кадетская партия и те подлинные кадеты и юнкера, которые, иногда опережая старших братьев, вступали под трехцветное знамя. Калмыки сохранили среди всеобщей анархии старые привычки к порядку, к устойчивости. Для них красные были врагами. От них надо было уходить. Тех, кто остался, большевики в конце концов сослали в северные Сибирские области. Вряд ли много калмыков там выжило. Их выборный представитель, Б. Уланов, считает, что сейчас осталось в живых г России и заграницей всего только несколько тысяч калмыков.

Из них 2500 Ди-Пи. Казалось это обеспечит к ним какое-то внимание со стороны многочисленных международных чиновников, в регламенте которых вписаны красивые слова о правах отдельных людей и народов, в особенности малых народов меньшой братии. Уж чего меньше только несколько тысяч, но эта горсточка сохранила свои обычаи, нравы, свой язык, свои песни, свою веру. Неужели другие, сильные, многочисленные народы не найдут для них приюта и справедливости. И вот оказалось, что до сих пор никуда не пристроили степных кочевников, которых история загнала в чужие города.

Калмыки, эмигрировавшие с юга России, водворились в Чехословакии и жили там не худо, пока не началась новая военная заваруха, вернее, пока не пришли в Чехию советы. Опять калмыки, вместе со всеми, кто в Бога верует, а не в 'черта, поднялись с места и побежали куда-то на запад, сорвались с насиженных мест, очутились в лагерях, гостями, западных демократий. Тут им, как и другим Ди-Пи, не раз небо в овчинку показалось. Но, опять-таки, как и другие Ди-Пи, они жили верою в то, что их перевезут в другую страну, вернут им естественное право работать и передвигаться.

Исполненные этой простодушной уверенности, пошли они к американскому консулу в Мюнхене. Он посмотрел на их глаза с приподнятыми концами, на их скулы, на плоские лица и опытным глазом, уж не знаю чиновника, или антрополога, сразу их отверг по соображениям расовым. Оказывается, что в С. Ш. был, в 1923 г. издан закон, согласно которому монголам въезд не дозволяется. Консул отказался их принять, но обещал запросить еще Вашингтон. Б. Н. Уланов, энергичный представитель калмыцкого народа и просвещенный русский юрист, попробовал писать статьи, рассылать объяснительные меморандумы со ссылками на историю и филологию. С точки зрения интеллектуальной, это очень интересно. Теперь ученые сделали много изысканий о народах, населявших многоязычную Россию. Но ведь фонетикой чиновников не проберешь. И я невольно вспомнила простодушные. мрачные лица калмыков в Новороссийске, которым пришлось утекать из своих степей благодаря выдающимся скулам и раскосым глазам. Вряд ли им тогда могло придти в голову, что и просвещенные американцы будут расценивать их по скулам.

Но это, по-видимому, факт, с которым уже трудно бороться. Один из видных чиновников ИРО, Г.Г. Кульман, к которому Б. Уланов обратился, сообщил ему, что получил от представителя ИРО в Вашингтоне подтверждение. Так как калмыки не китайцы, а монголы, то, согласно закону, их Америка принять не может. Когда дело идет о сильном человеке, или о сильном народе, то формальности как-то преодолеваются. В латинских странах с большей легкостью, в англо-саксонских не без труда, но иногда удается. А тут выходит, что надо шуметь о двух с половиной тысячах иноплеменных, говорящих на непонятном языке странников, волею судеб заброшенных в Центральную Европу. Даже не поймешь, кто они, азиаты, или европейцы? Правда. есть теория, что и европейцы когда-то прикатились из Азии. Но ведь это было, Бог знает, когда. А эти степные людисами себя они звали лесным народом, Ойротами кочевали где-то там между Черным и Каспийским морем. Куда их девать, в какую рубрику может их сунуть чиновничье размышление. Вот и сунули: вы монголы, поэтому жить вам среди немцев. Переселенческая логика слабая, но чиновничья отписка крепкая. При более индивидуальном подходе центральных лиц могла бы найтись и в ИРО некоторая доля инициативы. Калмыки хорошие скотоводы. Такие люди нужны и в Южной Америке и в Южной Африке. Почему бы не списаться с тамошними правительствами, не предложить им освободить 2.500 человек от угнетающего лагерного безделья, где люди отвыкают от своих рабочих привычек, а новых навыков не приобретают, дать этим людям на новых местах подходящее для них занятие.

В старой, царской России они были, как и все народы, кроме евреев, полноправными гражданами. Бывало, что жаловались, и справедливо, на произвольные действия местных властей, или даже на приказы свыше. Но если бы ту часть калмыков, которые остались в своих юртах в Саянских горах, соседние китайцы попробовали обижать, русское правительство сразу бы за них заступилось также, как за исконных русских подданных своих. Это знали и китайцы, и сайеты, как зовут теперь эти остатки калмыков. Если бы существовало какое-нибудь подлинное русское правительство, все равно, монархическое или республиканское, но человеческое, не звероподобное, коммунистическое, то у всех русских подданных и в России, и вне ее, была бы твердая защита. Сейчас приходится цепляться за эрзатц защиты, за ИРО. За последнее время эта многолюдная организация ускорила темп своей работы, двинула дело расселения Ди-Пи. Хочется верить, что и для калмыков они отыщут на земном шаре подходящее место. Неужели на земном шаре не осталось просторного места для двух с половиной тысяч пастухов, трудолюбивых, смирных, обладающих своеобразной даровитостью.

А пока наши смуглые соотечественники вынуждены томиться в лагерном плену и печально размышлять, как горько быть гостем мировой демократии, вспоминать, как вольно дышалось на степных кочевьях, в старой России.

 

http://nature.web.ru/db/msg.html?mid=1188653&s=

 

 

 

 

Статья про Бурхинова

 

Его кредо – быть полезным своему народу

Арюна Шаракшанэ

 

14.10.2005

 

Имя выдающегося калмыцкого правозащитника наших дней Джаба Наминовича Бурхинова широко известно не только в Калмыкии, но и за ее пределами. Он гражданин США, почетный гражданин Республики Калмыкия, консультант по развитию внешнеэкономических связей Калмыкии, почетный председатель фонда "Монгольские народы", советник Калмыцкого и Бурятского государственных университетов.

 

КТО этот незаурядный человек, выдвигавшийся в 2000 году на соискание Нобелевской премии мира? Сам факт выдвижения говорит о том, что он очень многое сделал и продолжает делать на правозащитном поприще. Он внес большой вклад в спасение многострадального калмыцкого народа, национальных меньшинств Северного Кавказа (кабардинцы, балкарцы, ингуши, чеченцы, карачаевцы) и крымских татар от страшного геноцида Сталина. Благодаря его выступлениям, речам, докладам мир впервые обратил внимание на трагическую судьбу калмыцкого народа. Будучи ни дипломатом, ни юристом почти в одиночку он добился реабилитации и возвращения в родные места своего, да и не только своего, народа.

 

В годы гражданской войны из России вместе с десятками тысяч людей вынуждены были эмигрировать и его родители. В 1920 году они бежали в составе казачьего войска генерала Врангеля из России в Турцию.

 

Бурхинов родился в Югославии в 1922 году, где после долгих мытарств в беженских лагерях Константинополя (Стамбула) обосновалась его семья. Джаб учился в кадетском корпусе. По рассказам родителей, он узнал о своей далекой родине – ковыльных калмыцких степях, о Чингис-хане, Зая-Пандите, Джангаре. Тесно общаясь с такими яркими личностями, как Эренджен Хара-Даван, Бадма Уланов, Санджи Баянов, он изучил историю, культуру, традиции своего народа и убедился, что вся многовековая летопись калмыков – это постоянная борьба за национальное самосохранение. Юрист, философ, выпускник Санкт-Петербургского университета, Санджи Баянов был духовным учителем Джаба.

 

Когда он узнал о депортации калмыков в 1943 году в Сибирь, будучи в далекой Америке, он, как истинный патриот, не остался равнодушным к трагической судьбе сородичей. И своей "тихой" и "упорной" дипломатией сделал все возможное, чтобы разбудить мир и рассказать правду.

 

Правозащитная деятельность Бурхинова началась уже в военные годы в Австрии. Он помогал калмыкам, вывезенным из СССР в австрийский город Ленцинг. После войны Джаб Наминович окончил Венский университет, затем продолжил учебу в Париже, получил специальность химика-техника.

 

По окончании учебы он организовал во Франции "Калмыцкое объединение", с помощью которого пытался собрать всех калмыков. Затем он был в новом руководстве "Калмыцкого представительства в Западной Европе". Ни одна европейская страна не хотела принимать калмыков. Это было открытой дискриминацией по расовому признаку в международном масштабе. Под лидерством Бурхинова велись переговоры с американскими и международными инстанциями на предмет эмиграции калмыков в США.

 

Вместе с другими лидерами Бурхинов сумел доказать американским властям, что калмыки – самые настоящие европейцы. Это было первое серьезное испытание, которое он сумел достойно выдержать.

 

В "Меморандуме калмыцкого народа", изданном другом и соратником Джаба Наминовича Б.Н. Улахиновым, заключалось, что калмыки являются жителями Юго-Восточной Европы, где они имеют собственное государственное устройство и живут с начала 17 века. Ссылаясь на научные труды видных антропологов, Улахинов объявил, что калмыки отличаются от китайцев. В то время в США действовал закон от 1923 года, запрещающий иммиграцию китайцев и японцев. 31 августа 1951 года Конгресс США принял резолюцию, и калмыкам разрешили иммигрировать. Это было большой радостью для калмыков, вдоволь настрадавшихся в беженских лагерях.

 

Бурхинов переехал в Америку в 1951 году вместе с женой Намджал и десятимесячным сыном, и на новой родине у них родились второй сын и дочь. Начались новые испытания, поскольку никто, кроме него, не владел английским языком. Будучи сам бесправным эмигрантом, Бурхинов активно помогал в трудоустройстве сородичей. При содействии друзей из мировой службы церквей, Толстовского фонда и церковных организаций он создал Комитет по калмыцким иммиграционным делам. Более тридцати лет, до ухода на пенсию, Бурхинов работал на американских фирмах и в лабораториях химиком, заведующим лабораторией, директором электрохимического завода, инженером компаний "Дженерал Электрик" и "Вестингхаус".

 

 

Зарубежных калмыков всегда тревожила судьба сородичей, насильно депортированных в Сибирь. Трагедия, постигшая их в Советском Союзе, была одной из главных тем при встречах калмыков-эмигрантов. Чтобы реабилитировать и возвратить калмыков в родные края, были созданы комитет по защите элементарных прав калмыцкого народа в Советском Союзе, Общество калмыцкого братства в Филадельфии.

 

На общем собрании двух организаций в 1953 году, в день десятилетия депортации калмыков в Сибирь, был заслушан доклад Джаба Бурхинова и на его основании принято решение регулярно информировать мировую общественность о трагической судьбе калмыцкого народа в СССР.

 

Д.Н. Бурхинов был избран уполномоченным по вопросам иммиграции калмыков в США, оставшихся в Европе, и по проблеме калмыцкой депортации в Сибирь.

 

В разгар "холодной войны" на плечи Бурхинова легла большая ответственность вести борьбу за гражданские права родного народа и других национальных меньшинств СССР. Несмотря на предупреждения друзей о слежке со стороны агентов КГБ, Бурхинов, рискуя жизнью, работал во имя блага калмыцкого народа. Калмыцкие диаспоры в США, Франции и Западной Германии из-за публикации в газете "За Родину" статьи "Следы ведут на Запад", в которой подчеркивалось, что Бурхинов работает от имени Калмыцкого комитета, при поддержке американских конгрессменов и сенаторов, стали проявлять осторожность в сотрудничестве с Бурхиновым. Несмотря на такие сложные условия, Бурхинов продолжал вести работу в одиночку.

 

Одновременно с информационной работой он добился приема калмыцкой делегации в Государственном департаменте США и Организации Объединенных Наций. Делегация передала меморандум госсекретарю США, где освещалась трагическая судьба калмыков. Они выразили озабоченность судьбой своего народа и призвали цивилизованный мир вмешаться в это дело, сделав запрос Советскому Союзу о положении калмыцкого народа. На случай, если не будет ответа, планировалось поставить вопрос о создании специальной комиссии ООН для обследования массовых депортаций на территории СССР и информировать через СМИ мировую общественность о трагедии, постигшей калмыков.

 

В конце Второй мировой войны порабощенные фашизмом народы Азии и Европы были освобождены.

 

Несмотря на то, что в заявлениях стран-победительниц были провозглашены идеи свободы и гуманизма, они не предназначались для тех, кто был в лагерях Сибири. Для калмыцкого народа не было ни возврата на Родину, ни освобождения, они были высланы навечно. Бурхинов обратился с меморандумом к госсекретарю США от имени калмыков, находящихся в Сибири.

 

Чтобы информировать широкую мировую общественность об акте геноцида в отношении калмыцкого народа и других национальных меньшинств СССР, калмыцкая делегация при содействии американского Комитета за освобождение от большевизма поехала в Рангун (Бирма) на Шестой буддийский конгресс. 15 апреля Бурхинов выступил с меморандумом в Индонезии, в Бандунге на первой конференции двадцати девяти свободных стран Азии и Африки. 22 апреля 1955 года в местной газете появилась статья, связанная с калмыцкой темой. 30 апреля 1955 года на пресс-конференции в Бандунге калмыцкая делегация подробно сообщила об акте геноцида в СССР. 1 мая 1955 года в Рангуне главам буддийских государств рассказали о судьбе калмыков-буддистов в Советском Союзе. 4 мая на пресс-конференции в Нью-Дели был направлен меморандум премьер-министру Индии Джавахарлалу Неру. Местные газеты живо реагировали, и одна правая газета опубликовала статью под заголовком "Уничтожение калмыцкого народа".

 

7 мая в Карачи калмыцкая делегация была принята Мохаммедом Али, премьер-министром Пакистана, где и был затронут вопрос об акте геноцида. 10 мая 1955 года в Мюнхене на пресс-конференции премьер-министр принял прошение о том, чтобы вопрос о геноциде был поставлен перед ООН. Результаты поездки калмыцкой делегации в Юго-Восточную и Южную Азию имели большое историческое значение не только для калмыцкого народа, но и для всего свободного мира в его борьбе с актом геноцида и массовой депортацией национальных меньшинств в СССР. Акт геноцида был представлен международной политической арене как новое и конкретное обвинение против сталинизма.

 

6 июля 1955 года калмыцкая делегация посетила госдепартамент США и подала на имя Д.Ф. Даллесса меморандум и ходатайствовала добиться решения Генеральной Ассамблеи ООН, рекомендующего советскому правительству дать информацию о положении народов, депортированных в Сибирь и восточные регионы страны, и о числе уцелевших в лагерях и об условиях их жизни там, добиться реабилитации этих народов, удовлетворив все их моральные и материальные требования.

 

В течение 13 лет власти СССР игнорировали просьбы предоставить информацию о местопребывании и условиях жизни калмыцкого народа. Повторные обращения делегатов многих стран к руководителям СССР сыграли немаловажную роль в перемене политики Советского Союза по этому очень важному для многих малочисленных народов СССР вопросу. Калмыцкий комитет трижды рассылал петиции во все посольства и главам правительств.

 

Под давлением мировой общественности советское правительство приняло постановление, предусматривающее возвращение репрессированных народов в родные места. Репатриация производилась в течение четырех лет, в 1957-1960 годы.

 

После тринадцатилетней депортации в Сибирь из 140 тысяч калмыков в Калмыкию вернулась 91 тысяча человек.

 

12 мая 1957 года Калмыцкий комитет США устроил в Нью-Йорке, в зале Карнеги, большой прием в честь иностранных друзей, содействовавших в деле информирования мировой общественности о судьбе калмыцкого народа, депортированного в Сибирь. На имя Бурхинова поступили поздравления от президента США Кеннеди, американских конгрессменов, сенаторов и губернаторов, иностранных послов, генералов, правозащитника Болдуина, графини Толстой, от известных русских журналистов и писателей.

 

Узнав о перестройке, начатой в СССР М.С. Горбачевым, Бурхинов представил в различные международные организации ряд меморандумов с характеристикой социально-экономического положения в Монголии, в монголоязычных республиках СССР – Калмыкии и Бурятии; в КНР – во Внутренней Монголии, а также с просьбой оказать им содействие в установлении деловых контактов с США и Западной Европой. На его призыв откликнулся известный финансист и филантроп мирового масштаба Джордж Сорос, ежегодно жертвующий миллионы долларов в Америке, Европе, Азии и Африке на государственные и общественные нужды. После встречи с ним Бурхинов совершил визит в Монголию и подготовил доклад об этой малоизвестной американским деловым кругам стране. Благодаря помощи Сороса он вел переговоры на Дальнем Востоке, в Европе и Америке, установил деловые связи в Монголии, Бурятии, Калмыкии на уровне руководителей правительств. В 1996 году при его участии открылось и начало свою деятельность представительство Фонда Сороса в Улан-Баторе.

 

Бурхинов награжден Звездой Свободы, учрежденной демократической партией Монголии за неоценимый вклад в дело защиты прав монгольского народа в ООН и за помощь студентам и больным. Благодаря его содействию в 1961 году Монголия стала членом Организации Объединенных Наций.

 

За последние годы Бурхинову удалось устроить в различные американские университеты и колледжи около ста студентов. Кстати, Сорос выдал стипендию нашей землячке Ирине Хиндановой на соискание степени магистра в колледже г. Вильямстаун (штат Массачусетс), а с 1995 года – в Университете Калифорнии – на подготовку докторской диссертации по экономике. Ирина с успехом окончила и магистратуру, и докторантуру, стала профессором экономики.

 

Бурхинов является советником БГУ, побывал в Бурятии в сентябре 2000 года. По его мнению, завтрашний день принадлежит молодежи и он персонально добивается грантов, скидок для учебы монголоязычных студентов. "Молодым поднимать экономику и конкурировать на международном рынке", – считает Д.Н. Бурхинов.

 

Впервые на исторической Родине он побывал летом 1988 года, когда в Элисте детей заразили ВИЧ-инфекцией. Тогда он, преодолев все бюрократические барьеры, привез спектрофотометр для диагностики СПИДА, стоимостью 20 тысяч американских долларов.

 

Сейчас Бурхинов является консультантом Правительства Республики Калмыкия по внешнеэкономическим связям. Бурхинов по праву считается неофициальным послом монголоязычных народов.

 

Некоторые итоги своей многолетней деятельности Д.Н. Бурхинов подвел в своей книге "Борьба за гражданские права калмыцкого народа". Она посвящена истории борьбы калмыцкой диаспоры за возвращение на Родину насильственно депортированного калмыцкого народа. В ней подробно рассказывается о движении за гражданские права калмыков, объединившего видных политических деятелей, общественные организации, государственные учреждения США, стран Южной, Юго-Восточной Азии и Европы, а также ООН, Международный Красный Крест и отдельных личностей. Книга издана в Элисте на английском и русском языках, переведена на бурятский и монгольский языки.

 

Джаб Наминович по-прежнему в неутомимой борьбе за выживание монголов, возрождение языка, культуры. Бурхинов озабочен положением монголоязычных народов, ведь идет процесс ассимиляции и потери родного языка в Бурятии, Калмыкии и Внутренней Монголии, где многие не говорят на родном языке. В 1997 году он предложил создать фонд "Монгольские народы", призванный изучать языки и культуры.

 

Д.Н. Бурхинов предлагает представить меморандум Хуралам (парламентам) вышеназванных республик о выделении ежегодной помощи (например, в размере 1 процента валового национального или регионального продукта) для того, чтобы развивать монгольский говор. Если будет такая помощь, культурное сотрудничество станет более активным путем увеличения грантов на стипендии, юношеские и детские лагеря, обменов между университетами и колледжами в Монголии, Бурятии, Калмыкии и во Внутренней Монголии. Бурхинов подчеркивает, что современные монголоязычные народы уважают культуру, философию, литературу и технологию наших соседних народов, но хотели бы при этом сохранить свой язык и культуру.

 

07.10.2005

 

Бурятия (Улан-Удэ)

http://www.narodru.ru/smi3952.html

Share this post


Link to post
Share on other sites
calmouk    3
мая в Карачи калмыцкая делегация была принята Мохаммедом Али, премьер-министром Пакистана, где и был затронут вопрос об акте геноцида. 10 мая 1955 года в Мюнхене на пресс-конференции премьер-министр принял прошение о том, чтобы вопрос о геноциде был поставлен перед ООН. Результаты поездки калмыцкой делегации в Юго-Восточную и Южную Азию имели большое историческое значение не только для калмыцкого народа, но и для всего свободного мира в его борьбе с актом геноцида и массовой депортацией национальных меньшинств в СССР. Акт геноцида был представлен международной политической арене как новое и конкретное обвинение против сталинизма.

 

Пакистанцам большой респект!

 

 

!

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×