Jump to content
Свободная Калмыкия
Sign in to follow this  
calmouk

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О ЧЕРНЫХ ТАТАРАХ

Recommended Posts

calmouk    7
КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О ЧЕРНЫХ ТАТАРАХ

 

“Краткие сведения о черных татарах” Пэн Да-я и Сюй Тина

 

“Краткие сведения о черных татарах” (*** “Хэй да 1 ши люе”) представляют собой записки южносунских дипломатов *** Пэн Да-я и *** Сюй-Тина. Авторы записок не были крупными чиновниками — их биографии не включены в “Сун ши” (“История династии Сун”). В своей заметке в конце сочинения Сюй Тин именует своего коллегу “чиновником по составлению официальных бумаг” (*** шу чжуан гуань) при китайской миссии, отправленной ко двору монгольского хана 2. Впоследствии Пэн Да-я был назначен *** чжи чжи фу ши — помощником императорского уполномоченного, командующего пограничными войсками Сычуани и в течение многих лет был комендантом обороны Чунцина от монгольских завоевателей 3.

 

Наши авторы в своих записках почти не указывают времени пребывания в тех или иных пунктах в период своих путешествий по Китаю и Монголии и даже не сообщают, в состав каких миссий они входили. Но на основании упоминаемых ими датируемых фактов известный китайский ученый Ван Го-вэй (1877— 1927) установил, что из многочисленных миссий, которые южносунские власти [134]отправляли к монголам 4, Пэн Да-я и Сюй Тин входили в состав миссий, возглавляемых *** Цзоу Шэнь-чжи 5. Пэн Да-я состоял в первой миссии Цзоу Шэнь-чжи, которая, как сообщается в “Сун ши”, выехала из Южного Китая в двенадцатую луну пятого года периода правления Шаодин (12 января —10 февраля 1233 г.), и совершил свое путешествие по Северному Китаю и монгольским степям в 1233 г. Эта миссия была отправлена к монгольскому двору командующим пограничными войсками района Цзянхуай (междуречья Янцзы—Хуайхэ), чтобы, как говорится в источнике, “выразить признательность” в ответ на приезд в Южный Китай монгольского посла с предложением совместных военных действий против чжурчжэней, занимавших в то время Хэнань. Вторая миссия Цзоу Шэнь-чжи, в составе которой находился Сюй Тин, была отправлена императорским двором 17 января 1235 г. также в ответ на приезд монгольского посла с целью “выразить признательность” (о конкретных задачах миссии в “Сун ши” не упоминается). Эта миссия прибыла к монгольскому двору только в середине лета 1236 г. (Ван Го-вэй высказал предположение, что китайских послов в пути часто задерживали монголы, отношения которых с китайским двором были довольно натянутыми). Как явствует из случайно упомянутой в тексте записок Сюй Тина даты, 8 августа 1236 г. миссия находилась уже в Северном Китае на обратном пути в Южный Китай 6. Таким образом, Пэн Да-я совершил свое путешествие в 1233 г., Сюй Тин — в 1235-1236 гг.

 

“Краткие сведения о черных татарах” состоят из заметок Пэн Да-я и дополнений к ним Сюй Тина, причем в тексте заметок Пэн Да-я содержатся небольшие примечания, напечатанные более мелким шрифтом. По мнению Ван Го-вэя, они являются примечаниями самого Пэн Да-я 7. Дополнения Сюй Тина следуют непосредственно за сообщениями Пэн Да-я и начинаются словами “[Я, Сюй] Тин...”.

 

Время составления “Кратких сведений” Пэн Да-я определяется датированной заметкой Сюй Тина в конце работы: *** “1-го Дня первой летней луны года дин-ю периода правления Цзяси” (27 апреля 1237 г.) 8. Сюй Тин, придавший сочинению окончательный вид, пишет в упомянутой заметке: “Когда [я, Сюй] Тин впервые прибыл из степей, я составил описание тамошних местных обычаев и нравов. Когда после прибытия на остров Очжу 9 я неожиданно встретился с Пэн Да-я, чиновником по составлению официальных бумаг предыдущей партии послов, и каждый из нас представил написанное для взаимного сличения, то в наших записках не оказалось больших расхождений, и тогда я взял за твердую основу написанное Пэном, а когда между его и моими данными обнаруживалось различие, то я дополнительно делал примечания внизу текстов Пэна... Что касается подробностей, то смотрите "Дневник похода на север"” 10. Следует [135] отметить, что хотя из этой заметки вытекает, будто Сюй Тин снабдил примечаниями только те места, в которых обнаруживались расхождения в описании одних и тех же предметов у обоих авторов, на самом деле, как видно из публикуемого нами текста, в абсолютном большинстве случаев он дополняет заметки Пэн Да-я новыми важными подробностями.

 

Сунское издание “Кратких сведений...” не дошло до нас. Все позднейшие списки этого сочинения так или иначе восходили к списку 1557 г., принадлежащему кисти *** Яо Цзы. В 1903 г. оно было издано по одному из таких списков. В 1908 г. его издал ученый *** Ху Сы-цзин в собрании “***” (“Вэнь-ин-лоу юй-ди цун-шу”) подвижным типографским шрифтом, но по современному списку, лишь косвенно восходящему к списку 1557 г. Это издание содержало много ошибок и опечаток, причем издатель не знал о существовании издания 1903 г. 11 и, естественно, не мог им воспользоваться.

 

В 1926 г. Ван Го-вэй написал к “Кратким сведениям...” подробный комментарий. Хотя Ван Го-вэй не указывает, какой список или издание он взял за основу, но его текст также косвенно восходит к списку Яо Цзы 1557 г. 12. Известно, каким эрудитом и добросовестным текстологом был Ван Го-вэй, и поэтому можно предположить, что его вариант является результатом сличения нескольких текстов и изданий. “Краткие сведения...” с комментарием Ван Го-вэя были включены в “***” (“Посмертное собрание сочинений Ван Чжун-кэ из Хайнина”), вышедшее в 1928 г. под редакцией *** Ло Чжэнь-юя 13. Существует также отдельное издание “Кратких сведений о черных татарах” совместно с “Полным описанием монголо-татар” с комментарием Ван Го-вэя, вышедшее в 1936 г. 14. Мы использовали второе, исправленное и дополненное издание собрания сочинений Ван Го-вэя — “Посмертное издание господина Ван Цзин-аня из Хайнина”, вышедшее в 1936 г. Интересующее нас сочинение входит в 37-й цзюань (том) этого издания (стр. 1а-30а).

 

“Краткие сведения о черных татарах” высоко оцениваются китайскими и европейскими учеными как источник по истории Монголии. Ван Го-вэй в своем послесловии сравнивает их с “Записками о личных походах священно-воинственного [императора Чингиса]” и даже с “Сокровенным сказанием” (имея в виду, по-видимому, его китайскую версию) 15. П. Пельо неоднократно обращался к “Кратким сведениям...” как к ценному источнику 16. В последнее время они были использованы в работах Ф. В. Кливза 17 и X. Ф. Шурманна 18. Действительно, Пэн Да-я и Сюй Тин, совершившие продолжительное путешествие в глубь Монголии и общавшиеся с монголами в течение долгого времени, в своих записках отразили много такого, что осталось вне поля зрения их предшественников. Если “Полное [136] описание монголо-татар” южносунского посла Чжао Хуна 19 рассказывает о путешествии к монголам в 1221 г. в Яньцзин (совр. Пекин) 20, и при этом о многом сообщается из вторых рук, то “Краткие сведения...” основаны на непосредственных наблюдениях авторов над жизнью монгольского общества ХШ в. в самой Монголии. По богатству сообщаемых ими данных “Краткие сведения о черных татарах” намного превосходят такие источники, как “Записки о путешествии на запад” Чан-чуня 21, представляющие собой прежде всего описание путешествия. По разнообразию и достоверности сообщаемых сведений “Краткие сведения о черных татарах” можно сравнить с записками таких европейских путешественников, как Д. дель Плано Карпини (1246—1247), Г. Рубрука (1253—1255) и М. Поло (1271-1295). Но если записки Плано Карпини, Рубрука и Поло переведены на многие языки и явились предметом многочисленных исследований, то составленные еще до путешествия Плано Карпини записки Пэн Да-я и Сюй Тина, хотя и цитировались в литературе, однако еще не переводились ни на один из европейских языков. Ниже мы публикуем их перевод с кратким комментарием. Перевод выполнен Линь Кюн-и и Н. Ц. Мункуевым, вступительная статья и комментарий — Н. Ц. Мункуева.

 

 

--------------------------------------------------------------------------------

 

Комментарии

 

1 *** “да” — сокращенное написание от *** да-дань — 'татары'. Слово 'татары' транскрибировалось по-китайски также *** татань или *** дада. См. *** (Ван Го-вэй. Комментарий к “Полному описанию монголо-татар”), цит. по “***”. [1936 ***], *** 37 *** [“Посмертное собрание сочинений господина Ван Цзин-аня из Хайнина”. Далее — Ван Го-вэй (1)]. Вообще слово 'татары' впервые появляется в орхонской надписи 732 г. (См. С. Е. Малов. Памятники древнетюркской письменности, М.—Л., 1951, стр. 30), в китайских источниках — с 842 г. в форме *** дада (см. К. A. Wittfogel and Feng Chia-sheng. History of Chinese society, Liao (907—1125). Philadelphia, 1949, p. 101-102). Под хэй да или, при полном написании, хэй дада (черные татары) имеются в виду монголы. В “Полном описании монголо-татар” “татары” подразделяются на белых, черных и “диких” (***) [см. Ван Го-вэй (1), стр. 1а]. Под белыми имеются в виду монголы, кочевавшие вдоль Великой китайской стены, под черными — монголы глубинных районов Монголии, а под “дикими” — монгольские племена северных, таежных районов. Как известно из “Сокровенного сказания”, слово дада, принятое китайцами в качество общего незнания для всех монголов, фактически являлось названием только одного из монгольских племен.

 

2 См. *** 29 (***) - 30 (***) [Ван Го-вэй. Комментарий к “Кратким сведениям о черных татарах”). Цит. по “Посмертное собрание...”, кн. 37. Далее — Ван Го-вэй (2).

 

3 Там же, послесловие Ван Го-вэя, стр. 2а.

 

4 О миссиях южных Сунов к монголам в 30-х годах XIII в. см. ниже (Комментарий, примечания 57-59).

 

5 О нем см. Ван Го-вэй (2), послесловие, стр. 1а.

 

6 Подробнее о миссиях Цзоу Шэнь-чжи см. там же, послесловие, стр. 1а-2а.

 

7 См. там же, стр. 1а. В публикуемом ниже переводе эти примечания набраны в круглых скобках и, в отличие от примечаний переводчиков, не оговариваются.

 

8 Там же, стр. 30а. Дополнения Сюй Тина печатаются курсивом.

 

9 ***. Остров на реке Сицзян на территории современного уезда Учан провинции Хубэй [см. *** 951 Цзан Ли-хэ и др. Большой словарь древних и современных географических названий Китая. Далее — “Большой словарь ...”)].

 

10 Ван Го-вэй (2), стр. 30а. О сочинении “Дневник похода на Север” (“***”) Ван Го-вэй не говорит, но в комментарии *** Ли Вэн-тяня (1834-1895), использованном в издании “Кратких сведений о черных татарах” 1908 г. (см. ниже), сообщается, что “Дневник...” являлся другим сочинением Сюй Тина. Это мнение было поддержано П. Пельо (P. Pelliot. L'edition collective des oeuvres de Wang Kouo-wei. TP, vol. XXVI, № 2, 1928, p. 168).

 

11 Cм. P. Pelliot. Указ. соч., стр. 168.

 

12 В конце сочинения сохранена пометка Яо Цзы с датой [см. Ван Го-вэй (2), стр. 30а].

 

13 На это собрание сочинений Ван Го-вэя существует обширная рецензия Пельо (P. Pelliot. Указ. соч., стр. 113-182).

 

14 *** (“Библиотека отечественной науки”), *** 25 *** 1936 ***.

 

15 См. Ван Го-вэй (2), послесловие, стр. 2а.

 

16 См., например, TP, vol. XXXI, 1934-1935, р. 163-164; vol. XXXII, 1936, р. 231, п. 4; vol. XXXV, 1939-1940, р. 12 и особенно vol. XXVI, 1928, р. 167-169.

 

17 F. W. Cleaves. A chancellery practice of the Mongols in the thirteenth and fourteenth centuries. HJAS, vol. 14, 1951, p. 496-504.

 

18 H. F. Sihurmann. Mongolian tributary practices of the thirteenth century. HJAS, vol. 19, № 3-4, 1956, p. 312-314.

 

19 О том, что Мэн Хун, которому раньше приписывалось авторство “Полного описания...”, не мог быть автором этого сочинения и что им был, скорее всего, Чжао Хун, см. Ван Го-вэй (1), послесловие, стр. 1а-2а и P. Pelliot. Указ. соч., стр. 166.

 

20 Этот источник переведен на русский язык В. П. Васильевым: “Мэн-да бэй лу” — “Полное описание монголо-татар” (В. Васильев. История и древности восточной части Средней Азии от X до XIII века. СПб., 1857, стр. 216-235). Б. Я. Владимирцов [см. Б. Я. Владимирцов. Общественный строй монголов. (Монгольский кочевой феодализм). Л., 1934, стр. 9, прим. 2] и П. Пельо (ТР. vol. XXVI, 1928, р.165) находят этот перевод слабым. В прошлом некоторые ученые благодаря неточному переводу В. П. Васильева считали, что автор совершил путешествие к Чингис-хану (см. В. Я. Владимирцов. Указ. соч., стр. 9, прим. 9).

 

21 Даоский монах Чан-чунь, как известно, совершил путешествие к Чингис-хану в Среднюю Азию и обратно в 1220—1224 гг. Существует несколько переводов: Арх. Палладий. "Си-ю цзи или описание путешествия на запад". ТД.МП, т. IV, СПб., 1886, стр. 259—436; Е. Bretschneider. Si yu ki — в книге Е. Bretschneider. "Mediaeval researches from Eastern Asiatic sources", vol. I. London, 1910, p. 35—108 (перевод неполный) и A. Wayley. "The Travels of an alchemist". London, 1931.

 

(пер. Линь Кюн-и и Н. Ц. Мункуева)

Текст воспроизведен по изданию: "Краткие сведения о черных татарах" Пэн Да-я и Сюй Тина // Проблемы востоковедения. № 5, 1960

 

© текст - Линь Кюн-и К; Мункуев Н. Ц. 1960

© сетевая версия - Тhietmar. 2005

© OCR - Вдовиченко С.; Колоскова Л. 2005

© дизайн - Войтехович А. 2001

© Проблемы востоковедения. 1960

Share this post


Link to post
Share on other sites
calmouk    7
ПЭН ДА-Я, СЮЙ ТИН

 

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О ЧЕРНЫХ ТАТАРАХ

 

Государство черных татар (т. е. северного шаньюя 1) называется Великой Монголией 2. В пустыне имеется гора Мэнгушань 3, а в татарском 4 языке серебро называется мэнгу 5. Чжурчжэни 6 называли свое государство “Великой золотой династией” 7, а потому и татары называют свое государство “Великой серебряной династией” 8.

 

Тот их правитель, который первым узурпировал 9 титул императора, звался детским именем 10 Тэмочжэнь 11, а по узурпированному им титулу императором Чэнцзисы 12. Нынешний их правитель зовется детским именем Укудай 13. Вместе с ним узурпировали титулы всего восемь человек 14.

 

Его сыновей зовут Кодуань 15, Кочу 16, Хэсидай 17 (поставлен незаконным 18 наследником престола 19, изучает китайский язык, и его учи-

 

телем является секретарь 20 Ма 21) и Хэлачжи 22.

 

У него четыре министра: Аньчжидай 23 ([по национальности]черный [137] татарин, умен и решителен), Ила Чу-цай 24 (по прозвищу Цзинь-циy, [по национальности] киданец; иные называют его чжун-шу ши-лан 25) и Няньхэ Чун-шань 26 ([по национальности] чжурчжэнь, некоторые называют его цзян-цзюнь), которые совместно ведают делами [относящимися к] китайцам 27, [а также] Чжэньхай 28 (мусульманин), который специально ведает делами, [относящимися к мусульманским странам].

 

Когда [я, Сюй] Тин прибыл в степи, Аньчжидай 29 уже не являлся [министром]. [К этому времени] Няньхэ Чун-шань уехал с незаконным царевичем Цюйчжу 30 для вторжения на юг 31. Когда в следующем году Цюйчжу умер, Аньчжидай заменил его [на посту командующего экспедиционными войсками], а Няньхэ Чун-шань помогал ему, как и раньше [царевичу Кучу]. Ила Чу-цай и Чжэньхай, которые сами называют себя титулами чжун-шу сян гун 32, вместе управляют государственными делами; Чжэньхай управляет не только мусульманами. У татар нет названия сян и называют их [т. е. вышеуказанных лпц. — Пер.] только бичэчэ 33, а бичэчэ на китайском языке означает линши 34. Им приказано ведать только официальными бумагами.

 

Местность у них за Цзюйюн З5 (в 100 с лишним ли к северо-западу от Янь 36) постепенно становится возвышеннее и шире, а за Шацзин (в 80 ли от уездного города Тяныпаньсянь) 37 кругом ровная и просторная, пустынная и бескрайняя.

 

[Здесь] изредка встречаются дальние горы — на первый взгляд как будто высокие и крутые, [но] когда подъезжаешь [к ним] ближе, [они] оказываются только покатыми холмами. Эта местность вообще покрыта сплошь песком и камешками.

 

Песок и камешки, которые [я, Сюй ] Тин видел, также не были крупные: лишь мелкий песок и маленькие камешки.

 

У них климат холодный. [Здесь] не различаются четыре времени и восемь сезонов года 38 (например, в “Пробуждении насекомых” 39 не было гроз). В четвертую луну и в восьмую луну часто идет снег. Погода меняется мало [в зависимости от времен года]. За последнее время к северу от заставы Цзюйюнгуань, например, в Гуаньшань 40, Цзиньляньчуань 41 и других местах падает снег даже и в шестую луну.

 

Когда [я, Сюй ] Тин ночевал под горой Ехулин 42 на обратном пути из степей, был как раз пятый день седьмой луны 43, и когда [я ] встал утром, было крайне холодно, [так что] замерзли руки и ноги.

 

Дикие травы, которые у них растут, начинают зеленеть в четвертую луну и в шестую луну начинают расцветать, а в восьмую луну высыхают. [Там] ничего не растет, кроме травы.

 

Их домашние животные: коровы, лошади, собаки, овцы и верблюды. У овец северных племен шерсть пышная и веерообразный курдюк 44. Китайские овцы называются [у них] “гулюй” 45. [У них] есть верблюды двугорбые, одногорбые и совсем без горба.

 

Как [я, Сюй ] Тин видел, в степях коровы все только желтые, ростом с южнокитайского буйвола и самые выносливые. Так как [татары] не пашут, то [быки] используются только в упряжку. У большинства быков не продето [кольцо] через нос.

 

Они (черные татары. — Пер.) живут в куполообразных хижинах (т. е. в войлочных шатрах). У них не строятся города со стенами и [каменные] здания. [Они] кочуют с места на место в зависимости от [наличия] воды и травы [для скота] без постоянных [маршрутов] 46.

 

Татарский правитель перевозит [свои] шатры вслед за ними и занимается охотой, устраивая загоны. Когда вслед за ним отправляются все незаконные чиновники, то [это] называется “поднять лагерь” 47. Их повозки тащат быки, лошади и верблюды. На повозках [устраиваются] комнаты, [138] в которых можно сидеть и лежать. Их называют “повозками-шатрами” 48. В повозке по четырем углам втыкаются либо палки, либо же доски и соединяются накрест вверху. Этим выражается почтение к Небу. Это называется [знаком моления о] пище 49.

 

[При перекочевках] повозки передвигаются по пять в одном ряду. [При сборах для перекочевок они], как вереницы муравьев, как нити при плетении веревки, тянутся [к одному месту] справа и слева на [протяжении] пятнадцати ли. Когда [колонна из съехавшихся повозок] выпрямляется и половина [их] достигает воды, то [колонна] останавливается. Это называется “установкой лагеря” 50.

 

Шатер правителя располагается один впереди всех, [входом] к югу 51, за ним — [шатры его] жен и наложниц 52, а за ними — [шатры] незаконных [членов] свиты и телохранителей 53, а также незаконных чиновников.

 

Вообще место расположения охотничьего шатра татарского правителя всегда называется “волито” 54.

 

Что касается его золотого шатра (стойки [внутри] сделаны из золота. Поэтому [шатер] называется золотым) 55, то когда [вместе с ним] ставятся шатры всех незаконных императриц вместе со стойбищем [других подданных], только [это] называется “большой ордой” 56.

 

У них [для стоянок выбирается] местность, изрезанная большими и малыми холмами, для того чтобы [возвышенности] уменьшали силу ветра.

 

[Перекочевки у них происходят] подобно [выбору] стоянок [во время] перемещения императорского поезда у китайцев [при путешествиях императора]: также не существует определенных [мест] остановок, и переселение производится то через месяц, то через квартал.

 

Когда [я, Сюй] Тин прибыл в степи, [черные татары] поставили золотой шатер. [Я] думаю, что они поставили его, чтобы показать [свое] великолепие, потому что прибыл [к ним ] посол, лично посланный императором нашей династии. Когда перед [нами] прибыл [к ним] Цзоу с миссией 57, [золотой, шатер] не ставился, а когда после [нас] посол Чэн 58 и вслед за ним Чжоу 59 прибыли [к ним] с миссиями, [также] никогда не ставился [золотой шатер ] 60.

 

Его (золотой шатер. — Пер.) сделали из больших [кусков] войлока, которые [катают] в степях. [Этот] шатер покрыт войлоком сверху донизу. Посередине [купола сверху] в связанных ивовых прутьях [на которых держится войлок] оставлено отверстие для света.

 

[Войлок на каркасе из ивы] затягивается более чем тысячью веревок. [У шатра только] одна дверь. Порог и стойки все облицованы золотом, поэтому-то [шатер] и называется [золотым]. Внутри [этого шатра] вмещается несколько сот человек 61. Кресло, в котором восседает татарский правитель в [этом ] шатре, — как сидение проповедника в буддийском монастыре и так же украшено золотом 62. Жены императора восседают в порядке, в зависимости от степеней, [ровно] как у барьера 63.

 

Однако [у татар ] куполообразные хижины бывают двух видов. В тех, которые изготовляются в Янъцзине, каркас, сделанный из ивовых прутьев, совершенно похож на [дно ] бамбукового сита, [которое делается из плетеного бамбука] на юге [Китая] и сворачивается и разворачивается. Дверь выходит вперед (т. е. в южную сторону. — Пер.). Верх [изнутри] похож на каркас зонта. На самой верхушке каркаса [посредине] проделывается отверстие, которое называется верхним окном 64. Весь [каркас] снаружи покрывается войлоком. [Такой шатер] можно перевозить на лошадях вьюком.

 

В тех [шатрах], которые изготовляются в степях, круглые стены сплетаются из ивовых прутьев и закрепляются волосяными веревками. [Они] не сворачиваются и не разворачиваются, а перевозятся на повозках 65. [139]

 

Когда вода и травы иссякают [в данном кочевье], то [черные татары] перекочевывают в другое место. Определенных дней, [перекочевок, которые были бы установлены] с самого начала, не существует.

 

Они питаются мясом, а не хлебом. Они добывают на охоте зайцев, оленей, кабанов 66, сурков 67, диких баранов 68 (из костей их позвоночника можно делать ложки), дзеренов 69 (спины у них желтые, а хвост величиной с веер), диких лошадей (по виду они похожи на ослов) 70 и рыбу из рек (ее можно ловить после наступления морозов) 71. [Татары] больше всего разводят овец и употребляют [их мясо] в пищу. За ними следует крупный рогатый скот.

 

[Татары] не забивают лошадей, если не [устраивается] большой пир. [Мясо они] жарят на огне в девяти [случаях] из десяти, а в двух-трех [случаях] из десяти варят его в чане о трех ногах.

 

[Когда садятся за еду], режут мясо на куски и сперва отведывают [его сами|, а затем дают есть другим.

 

[Я, Сюй] Тин, прожив в степях более месяца, никогда не видел, чтобы татары резали крупный рогатый скот на мясо 72.

 

Они пьют кобылье молоко и простоквашу из овечьего и коровьего молока. Например, [человек] А, первый наливший [кобылье молоко], непременно пьет его сам, и только после этого дает пить лицу Б [из этой же чашки]. Б, прежде чем пить, подает чашку А. [В это время] В и Г чмокают губами. Это называется “вкушанием” 73. [Лицо] А [в свою очередь] не пьет и тотчас же передает [чашку] В, чтобы тот выпил. В выпивает и, зачерпнув [кобылье молоко], угощает [им лицо] Б. Б снова отказывается пить и дает пить [лицу] Г. Г совершает такой же обряд, как и В, и только теперь [лицо] Б выпивает и, зачерпнув [молоко], угощает [им] А. А снова в таком же порядке наливает |им кобылье молоко] и дает пить [лицам] В и Г. Это называется “обменом кубками” 74. Первоначально это делалось для того, чтобы предостеречься от отравления, но в дальнейшем превратилось в постоянный обычай.

 

Из приправ у них только одна соль.

 

Когда [я, Сюй ] Тин, выехав из Цзюйюнгуаня и проехав еще тысячу с лишним ли за Ехулин, прибыл в степи к озеру под названием Цзелипо 75, то [оказалось, что] вода в нем к вечеру сгущается и ночью образуется соль. [Сюда] приезжают купцы с крупами и обменивают [их на соль]. [Сбыт соли ] достигает нескольких тысяч даней в год. Проехав еще дальше в глубь [степей], [я] увидел, что соль, которую употребляют в пищу черные татары, называется “доу-янь” 76. Она по цвету, как снег, а по виду и размеру [кристаллов], как зуб и снизу [кристалла] ровная, как [дно меры сыпучих тел] доу 77. Поэтому-то [она] и называется “доу-янъ”. Ибо это самая отборная соль.

 

Еще более к северу земли у них в большинстве случаев солончаковые. Здесь травы подходят для лошадей.

 

Они готовят пищу на травяном угле 78 (коровий и конский помет).

 

В их светильниках травяной уголь используется как фитиль 79, а бараний жир — как масло.

 

Их обычай — стрельба из лука и охота. Когда их правитель устраивает облавную охоту, всегда непременно собираются большие массы людей. [Они] выкапывают ямы и втыкают [в них] колья. [Последние] соединяются между собой волосяными веревками, а [к веревкам] привязываются [лоскутки] войлока и птичьи перья. [Это] как при ловле зайцев при помощи сети у китайцев.

 

[Веревки] тянутся [кругом] до 100—200 ли. Так как на ветру колышутся перья [и лоскутки войлока], то перепуганные звери не осмеливаются [140] перебежать. После этого [люди] окружают [огороженный участок, постепенно] прижимая [зверей к середине круга], ловят и бьют [их] 80. [Я, Сюй ] Тин в пути видел, что татары считают [для себя ] довольно большой тяжестью добычу волосяных веревок и войлока. У большинства станционных лошадей, на которых [я, Сюй] Тин ехал, были срезаны гривы. Когда [я] спрашивал татар [о причине этого], то [они] отвечали, что [они ] сделали из них веревки и сдали их в волито для использования на охоте.

 

Облавные охоты [у черных татар ] начинаются с девятой луны и прекращаются во вторую луну 81. Так как во время охоты [люди] все время едят мясо, добытое ими на охоте, то [в это время] мало режут овец.

 

[Что касается] их головных уборов, [то они] распускают волосы и завязывают [их] в узлы 82. Зимой они носят шапки, а летом — шляпы из бамбуковой щепы 83. Женщины носят на голове гу-гу 84.

 

[Я, Сюй ] Тин видел, что у них при изготовлении гу-гу каркас делается из раскрашенного дерева и обертывается красным шелком или золоченой шелковой материей, а к самой макушке прикрепляется ветка ивы или [сделанная] из железа длиной 4—5 чи 85 и обертывается темно-синим войлоком, [причем] у людей из верхов [общества] она украшается цветами из зеленых перьев зимородка 86 или [кусками] разноцветных шелковых тканей из нашего государства, а у людей из низов [общества ] — фазаньими перьями. Красивые женщины мажут лицо волчьим пометом 87.

 

У их верхнего платья пола запахивается направо, а борт квадратный. Раньше [оно шилось] из грубого сукна и кожи, а теперь из полотна, шелковых тканей и вышитого золотом шелка. Цвет выбирается красный, фиолетовый, пурпуровый и зеленый. Рисунки [на тканях — изображения] Солнца, Луны, дракона и феникса. [И это] без различий между благородными и подлыми.

 

[Я, Сюй ] Тин в свое время также изучал его (верхнее платье черных татар. — Пер.). [Оно] сшито точно как по образцу древнего шэнъ-и 88. Один только борт, как у верхнего платья даоского монаха в нашем государстве. Борт назван квадратным, потому что [он] по виду, как четырехугольник. Что касается воротничка, то китайцы [на своих халатах] делают такой же. Татарский правитель, а также чжун-шу [лин] и другие люди из высшего круга не носят [таких халатов]. На указанном [платье] по поясу сделано бесчисленное множество мелких складок. Например, на шэнь-и было только 12 полос, а у татар больше складок. Кроме того, [татары] скручивают [полоску] красного или фиолетового шелка и [перевязывают платье] поперек по талии. Эту [полоску шелка] называют поясом 89. Вероятно, [они] хотят, чтобы [у них] при езде верхом пояс был туго обтянут, ярко выделялся и выглядел красиво 90.

 

Что касается их языка, то [они пользуются только] устным 91 языком и не имеют письменности. [Слова] в большинстве случаев по происхождению заимствованы [из других языков] и [только] обозначены [своими] звуками. Когда толкуют их для понимания [другими лицами], то это называется переводом 92.

 

Что касается их имен, то [у них] существуют [только] детские имена, но нет фамилий и прозвищ 93 [как у китайцев]. Когда в душе возникает подозрение, [что имя не предвещает благополучия], то меняют его.

 

[Я, Сюй] Тин [также] видел, что у них от высших и до низших всех зовут только детскими именами, т.. е. никогда [у них] не было фамилий. [У них] также не существует названий должностей. Например, если [человек] ведает документами, то [он] называется бичэчэ; если [человек] управляет народом, то [он] называется далухуачи 94, а если [человек] [141] состоит в императорской охране, то [он] называется холучи 85. Что касается министров, т. е. [Елюй] Чу-цая и других, то [они] только сами назвали себя чжуншу сянгун, а что касается Ван Цзи 96, то [он] назвал себя инь цин гуан лу дайфу, юйши дайфу, сюаньфу ши и жуго ши 96. [Эти должности и титулы] первоначально не были пожалованы [им] татарским правителем.

 

Что касается их обрядов, то [они] обнимают друг друга вместо [приветствия] соединением рук со сжатыми кулаками и опускаются на левое колено вместо того, чтобы опускаться на оба колена [как у китайцев].

 

[Я, Сюй] Тин видел, что они обнимают друг друга [в знак приветствия], как будто обхватывают [один другого].

 

Что касается [различия между] местами у них [по почетности], то самым почетным считается центр, за ним идет правая [сторона], а левая [сторона] считается еще ниже.

 

Что касается их календаря, то [они] раньше пользовались знаками двенадцатилетнего цикла [например, [год] цзы назывался годом мыши, и т. д.] 97, а ныне пользуются чередованием шести цзя 98 (например, говорят: 1-й или 30-й день 1-й луны года цзя-цзы). Всему [этому] научили их китайцы, кидани и чжурчжэни. Что касается коренного обычая татар, то [они] не понимали [что такое календарь]. [У них] существовал только [обычай]: когда зеленела трава, то считалось, что прошел целый год, а когда впервые появлялся новый месяц, то считалось, что прошел месяц. Когда люди спрашивают их, сколько им лет, то [татары] подсчитывают на пальцах, сколько раз зеленела трава [за всю их жизнь].

 

[Я, Сюй] Тин [в городе] Сюаньдэчжоу [провинции] Янъцзин 99 видел, что [у них] имеются календари, уже отпечатанные и сброшюрованные в книги. Когда[я] спросил о них, то оказалось, что Ила Чу-цай сам высчитал, сам отпечатал и сам же обнародовал [этот календарь]. О нем татарский правитель даже не знал 100. [Елюй ] Чу-цай силен в астрономии, стихосложении, игре на цине 101 и в учении буддизма — [у него] много способностей. У него борода очень черная и отвисает до колен 102. Обычно [он] свивает [ее] в узел. [Он] личность весьма представительная.

 

Когда они выбирают день для совершения [какого-либо] дела, то [прежде всего] смотрят, полна или ущербна луна, для того чтобы совершить или прекратить [данное дело] (они избегают [совершения дела] как до [достижения] молодым месяцем [первой четверти], так и после [появления] полумесяца [в последней четверти]). Видя новую луну, [они] непременно кланяются.

 

Что касается их дел, то они записывают их при помощи деревянной палочки. [Письменность их] похожа на вспугнутого змея и скрючившегося земляного червя; похожа на [почерк] фу-чжуань в “Небесной книге” 103, похожа на [знаки] у ***, фань ***, гун *** и чи *** из музыкальных нот 104. Уйгурские 105 буквы, вероятно, являются братьями (т. е. сродни. — Пер.) [монгольской письменности].

 

[Я, Сюй] Тин исследовал ее (монгольскую письменность. —Пер.). У татар первоначально не было письменности. Однако ныне [они] пользуются письменностью трех видов.

 

Что касается тех [документов], которые имеют распространение в собственном государстве татар, то [они] пользуются только маленькими дощечками длиной 3—4 цунь 106. [Они] надрезают их по четырем углам. Например, если посылается [куда-либо] десять лошадей, то делается десять нарезок. В общем, вырезается только число их (предметов.— Пер.). Их обычаи просты, а мысли сосредоточены [на тех делах, о которых речь идет в данном случае]. Поэтому-то в [их] словах не бывает ошибок. По их закону тот, кто солгал, наказывается смертью. Поэтому-то никто [142] не осмеливается обманывать. Хотя [у них]нет письменности, но они смогли сами основать государство.

 

Указанные маленькие дощечки есть не что иное, как бирки 107 древних [китайцев].

 

Что касается тех [документов], которые имеют распространение среди мусульман, то они пользуются уйгурскими буквами. Ведает ими Чжэньхай. Уйгурская письменность насчитывает только 21 букву. Что касается остальных [знаков] 108, то [они] лишь добавляются с боков, для того чтобы составились [слова].

 

Что касается [документов], имеющих распространение в погибших государствах — среди северных китайцев, киданей и чжурчжэней, — то применяется только китайская письменность. Ведает ими Ила Чу-цай. Однако еще в конце документа перед датой Чжэньхай собственноручно пишет уйгурские буквы, которые гласят: “Передать тому-то и тому-то”. Это, вероятно, является специальной мерой предосторожности против Чу-цая 109 и поэтому непременно производится засвидетельствование [документа] при помощи уйгурских букв. Если этого нет, то [он] не является документом (т. е. не имеет законной силы. — Пер.). То, что хотят, чтобы он проходил через руки Чжэньхая, также является, вероятно, противодействием 110.

 

В яньцзинских городских школах в большинстве случаев преподают уйгурскую письменность, а также перевод с языка татар. Как только [ученик ] выучивается переводить [с этого ] языка, он становится переводчиком 111. Затем [он] вместе с татарами ходит кругом [по дворам], запугивает людей, требует и получает са-хуа 112, требует и получает продукты питания для еды.

 

Кидане и чжурчжэни первоначально имели свою письменность, но теперь ни те, ни другие [ею] не пользуются 113.

 

Что касается их печати, то [она] называется “императорской печатью для обнародования указов” 114. Текст на ней похож на повторяющиеся иероглифы чжуань 115, и [она] квадратная. Ширина [квадрата] составляет три с лишним цуня. Ведает ею Чжэньхай. [Он] не запирает ее [как он должен был бы делать] в целях предосторожности.

 

Все дела — малые и большие — решаются обязательно самим незаконным вождем. У татар [Елюй] Чу-цай, [Няньхэ] Чун-шань и Чжэньхай вместе держат в руках кормило управления.

 

В делах [управления] всеми краями [государства] право полностью распоряжаться жизнью и имуществом [населения] при отсутствии [изданных] указов татарского правителя переходит уже в руки того, кто распоряжается [ханской] печатью.

 

[Я, Сюй ] Тин исследовал это. Только когда дело воспроизводится в документе, то [Елюй ] Чу-цай и Чжэньхай могут проводить в нем личные идеи. Ибо татарский правитель не знает грамоты. Что касается таких важных дел, как походы, война и другие, то [они ] решаются только самим татарским правителем. Однако он еще обдумывает их вместе со своей родней. Китайцы и другие люди не участвуют [в этих обсуждениях]. [Татарский правитель] обычно называет татар “своей костью” 116.

 

В делах тяжбы, даже при самой тесной дружбе [с тем, кто решает дело], нужно[дать ему] са-хуа. [В противном случае человек] дойдет даже вплоть до самого татарского правителя, но в конечном счете не дадут [ему положительного] решения и [он] уйдет [ни с чем].

 

Что касается их гадания, то [они] обжигают баранью лопатку и определяют счастье или несчастье, смотря по тому, проходят ли трещины на ней [по направлению] туда или обратно. Этим [гаданием] решается все — откажет небо [в желаемом] или даст [его]. [Татары] сильно верят в это [143] [гадание]. Оно называется “обжиганием пи-па” 117. Не существует никаких грубых или тонких дел, о которых не производилось бы гадание. Гадание [по какому-либо случаю] непременно повторяется неоднократно.

 

Когда [я, Сюй] Тин вместе со всей партией прибыл в степи с миссией, то татарский правитель несколько раз обжигал пи-па 118, чтобы погадать, отправлять [ему] обратно или задержать [нашу] миссию 119. Надо полагать, что [показания] пи-па говорили о том, что следует возвратить [нас] домой, и поэтому [он] должен был отправить [нас] па родину. “Обжигание пи-па” — не что иное, как “сверление черепаховых щитков” 120 [у китайцев].

 

В повседневных разговорах они непременно говорят: “Силой Вечного неба и покровительством счастья императора!” 121. Когда они хотят сделать [какое-либо] дело, то говорят: “Небо учит так!”. Когда же они уже сделали [какое-либо] дело, то говорят: “[Это] знает небо!” [У них] не бывает ни одного дела, которое не приписывалось бы небу. Так поступают все, без исключения, начиная с татарского правителя и кончая его народом.

 

Сбор налогов у них называется чай-фа 122. [Они] пьют кобылье молоко и едят баранину 123. Во всех случаях [они] взимают их (кумыс и овец. — Пер.) в зависимости от количества домашнего скота у народа 124. [Это] похоже на [практику] шан-гун китайской налоговой системы 125.

 

Что касается системы учреждения почтовых станций 126 [на дорогах], то разрешается [местным] вождям и начальникам самим определять длительность обслуживания [станций] 127.

 

В последнее время с китайского населения, независимо от того, мужчины [это] или женщины, за исключением ремесленников и мастеров, взимается в год: в городах с [каждого] совершеннолетнего 128 25 лян шелковой пряжи 129 и с быка или овцы 50 лян шелковой пряжи ([это] составляет сумму, на которую [местное население] уже заняло серебро у мусульман на покупку продовольствия для проезжающих послов [монгольского хана] 130); с сельских земледельцев 100 лян шелковой пряжи с каждого; что касается очищенного риса, то независимо от размеров посевов и урожая, [взимается] четыре даня 131 с [каждого] двора в год.

 

Партии по перевозке серебра в год [отвозят ко двору монгольского хана] 20 000 слитков 132 серебра из всех провинций [Северного Китая] вместе взятых 133.

 

Не поддается описанию, [какие у них существуют] разнообразные пути для обложения [населения дополнительными] поборами! 134.

 

В этих пустынных землях, через которые [я, Сюй] Тин проезжал, все, начиная с [самого] татарского правителя, незаконных императриц, царевичей, царевен, [их] родственников и ниже, имеют [свои] владения 135. Все их люди [живущие в этих владениях] отдают [им] как чай-фа быков, лошадей, повозки, оружие, работников, баранину и кобылье молоко 136. Ибо в степях, которыми управляют татары, поделившие [их на уделы], все отдают чай-фа [каждый своему владельцу]. Среди благородных и подлых не бывает ни одного человека, который мог бы быть освобожден [от уплаты податей ].

 

Кроме того [у татар] существует еще один вид [обложения]: все отдают чай-фа на нужды местных почтовых станций в каждом владении 137. [Это] также одинаково [обязательно] для высших и низших. Это чай-фа в степях.

 

Что касается чай-фа в китайских землях, то, помимо того, что [там] с каждого совершеннолетнего во всех семьях [взимается ] шелковая пряжа и шелковая вата в пересчете па серебро, при расходах на продовольствие а снаряжение 138, каждый раз для проезжающих послов и перебрасываемых войск, а также при всех [других] казенных расходах, еще через определенное [144] время подсчитывают их общие суммы и раскладывают [их] на население 139. Во всех погибших государствах люди очень страдают от этого и [их] проклятья доходят до неба, но они в конечном счете ничего не могут сделать.

 

Татарский правитель часто присылает из степей [своих] чиновников в китайские земли для определения [общей суммы] чай-фа 140. [Я, Сюй] Тин, будучи в Яньцзине, видел, что [татарский правитель ] прислал туда чэнсяна Ху 141, и вымогательство богатств приняло еще более страшные [размеры]. Даже [самые] низшие ]из слоев населения] — гильдии учителей и нищих — и те отдавали [татарам] серебро в качестве чай-фа. [По этому случаю] среди учителей Яньцзина распространилось [следующее] стихотворение: “От гильдии учителей требуют вносить серебро! [Но у нас] мало учеников и [мы] слишком бедны! У имеющего роскошный дом Лу обстановка [слишком] хороша [для нас], а у Фаня, имеющего гуманного сына, нет ни кола, ни двора! Только дом Ли может позволить себе содержать ученого, объясняющего добродетели, а семья Чжана — принять к себе учителя танцев! Пожалуемся вместе министру Ху! Когда [он] освободит [нас от уплаты налогов], устранятся причины для казней [за неуплату налогов]”. По этим [стихам] видна их [татар.— Пер.] система [обложения] податями.

 

У них торгуют овцами, лошадьми, золотом, серебром и шелками.

 

Что касается их торговли, то все, начиная от татарского правителя и вплоть до незаконных князей, незаконных царевичей, незаконных царевен и т. д., передают [свое] серебро мусульманам. [Последние] либо отдают [это серебро] в рост народу и наращивают проценты с него — [при этом] процент с капитала в один дин через десять лет составляет 1024 дин 142, — либо покупают [на это серебро] различные товары и перепродают [их] в других местах, либо же принуждают народ возместить [им данную сумму] на том основании, что [эта сумма у них] якобы украдена в ночное время. [Я, Сюй ] Тин видел, что татары только и делают, что берут са-хуа и никто не понимает в торговле. [Все], начиная с татарского правителя и ниже, только передают серебро мусульманам 143 и заставляют их самих отправляться для торговли, с тем чтобы они уплатили проценты [сверх взятой ими суммы татарскому правителю или другому лицу из знати]. Мусульмане либо передают [полученное ими серебро] в рост другим лицам, либо сами торгуют в различных районах, либо же ложно заявляют, что [они] якобы ограблены, и заставляют население уездов и округов возместить [данную сумму] 144.

 

В общем татары хотят [покупать] лишь холст, шелк, железо, котлы-треножники и цветное дерево только для нужд, ]чтобы] одеваться и питаться.

 

Когда китайцы, мусульмане и другие прибывают в степи с товарами, обменивают [своих] овец и лошадей [на их товары].

 

Обычаи татар, поистине, таковы, что [они] не подымут на дороге утерянных [чужих ] вещей. Однако неизбежно случаются грабежи. Но только совершают их люди из погибших государств. Кроме того, мусульмане кладут вещи [где-либо] в безлюдном месте, но наблюдают [за ними] издалека и, как только кто-либо дотронется [до них], прибегают нахально сваливать [на него ответственность за похищение вещей]! 145. Коварство у мусульман самое страшное! К тому же в большинстве случаев [они] ловки и понимают языки многих стран! Просто диво!

 

(пер. Линь Кюн-и и Н. Ц. Мункуева)

Текст воспроизведен по изданию: "Краткие сведения о черных татарах" Пэн Да-я и Сюй Тина // Проблемы востоковедения. № 5, 1960

 

© текст - Линь Кюн-и К; Мункуев Н. Ц. 1960

© сетевая версия - Тhietmar. 2005

© OCR - Вдовиченко С.; Колоскова Л. 2005

© дизайн - Войтехович А. 2001

© Проблемы востоковедения. 1960

Share this post


Link to post
Share on other sites
calmouk    7
Комментарий

 

1 Северный шаньюй (***) — племенной вождь северных гуннов (сюн-ну) после разделения гуннов на северных и южных. Северные гунны занимали территорию расселения современных монголов.

 

2 *** (да Мэнгу) является, по-видимому, не совсем точным переводом термина “Yeke mongyol ulus” (“Великая монгольская империя”). Надпись на печати Гуюк-хана (1246—1248) начиналась словами: “Mungke tengri-yin kucun-dur yeke Mongyol ulus un dalai-yin qan jarliq” — “Силой Вечного Неба. Приказ Далай-хана Великой монгольской империи” (см. P. Pelliot. "Les mongols et la papaute". Paris, 1923, p. 22 et pl. II). Ср. перевод Н. П. Шастиной в книге Дж. делъ Плано Карпини. "История монгалов". Г. де Рубрук. "Путешествие в восточные страны". М., 1957 — далее Карпини и Рубрук — стр. 215-216, прим. 151). Выражение “Yeke Mongyol ulus” встречается также в двуязычных китайско-монгольских надписях 1362, 1335, 1338 и 1346 гг., переведенных и тщательно прокомментированных Ф. В. Кливзом (см. HJAS, vol. 12, 1949, р. 94-95, n. 6; vol. 13, 1950, р. 105, n. 3; vol. 14, 1951, р. 53 и vol. 15, 1952, р. 84, n. 1).

 

3 *** Географические работы не упоминают о горе с таким названием (см. прим. 5).

 

4 *** Да или *** дажэнь (буквально: “татарский человек”) мы всюду переводим, в зависимости от контекста, как “татарский” или “татары”.

 

5 По-монгольски “серебро” — “mungyu” или “mungyun” (об этом термине см. P. Pelliot. "Sur quelques mots d'Asie Centrale attestes dans les textes chinois". JA, 1913, II, Serie, t. 1, p. 451-454). Но “Мэнгу” (***), которое упоминает Пэн Да-я как название горы в значении “серебро”, является общеизвестной китайской транскрипцией слова “Mongyol”. Термины “mungyu” или “mungyun” и “Mongyol” вряд ли смешивались в монгольском языке, у Пэн Да-я же китайская транскрипция слова “Mongyol” — “Мэнгу”, по всей вероятности, ассоциировалась с монгольским “mungyu” или “mungyun” по внешнему фонетическому сходству. В “Цзю Тан шу” (“Старая история династии Тан”, составлена в 945 г.) и “Синь Тан шу” (“Новая история династии Тан”, составлена в 1045-1060 гг.) название монголы встречается в форме *** мэнъу и *** мэнва [см. Ван Го-вэй (2), стр. 1а].

 

6 *** Нюйчжэнь — китайская транскрипция [названия чжурчжэней — отличается от транскрипции, принятой в “Юань ши” (“История династии Юань”), где чжурчжэни названы *** нюйчжи. Первоначально в китайских работах чжурчжэни назывались именно так, как в тексте Пэн Да-я и Сюй Тина. Впоследствии иероглиф “чжэнь” был заменен иероглифом “чжи” в связи с тем, что иероглиф “чжэнь” входил в состав табуированного имени одного из киданьских императоров [см. Н. Serruys. "Sino-jurced relations during the Yung-lo period (1403-1424)". Wiesbaden, 1955, p. VII, n. 1]. Транскрипция “нюйчжэнь”, примененная в “Кратких сведениях...”, видимо, более правильная, если она не является результатом позднейшего исправления. По мнению Хань Жу-линя, в начале X в., т. е. в период возникновения термина “нюйчжэнь”, в Северном Китае иероглиф *** (нюй) читался с начальным носовым палатальным аффрикатой ndz [см. *** (Хань Жу-линь. "Исследование транскрипции “нюйчжэнь”"). “Studia Serica”, 3, 1942, S. 1-11)]. Начиная с X в., *** (нюй), как считает X. Серриус, служил для транскрипции начального аффиката ju (-dzu) и наиболее правильно отражает первоначальное звучание слова в монгольском языке: jurcen в единственном числе и jurced во множественном (см. Н. Serruys. Указ. соч., р. VII, п. 1). В “Сокровенном сказании” мы встречаемся с употреблением этого слова во множественном числе: jurced (см. С. А. Козин. Сокровенное сказание. М.—Л., 1941, стр. 497, монгольский текст). В известном сборнике монгольских текстов “Хуа-и и-юй” этот термин применяется также во множественном числе: чжу(э)рчжити (Jurced) (см. М. Lewicki. La langue mongole des transcriptions chinoises du XIV siecle: Le Houa-yi yi-yu de 1389. Wroclaw, 1949, p. 145, n. 222). У Рашид-ад-дина чжурчжэни названы “джурджэ” (см. Рашид-ад-дин. Сборник летописей, т. I, кн. 1. М.—Л., 1952, стр. 91).

 

7 Чжурчжэньские правители, захватившие Северный Китай, действительно называли свою династию *** Да цзинь — “Великая золотая”.

 

8 В других источниках не встречается сведений о том, чтобы монголы называли свою династию или государство *** Да инь — “Великая серебряная”.

 

9 Пэн Да-я употребляет здесь слово *** “узурпировать”, “захватить”, “незаконно присвоить себе”, ибо для него как представителя национальной китайской династии южных Сунов всякий другой император на территории Китая не может являться законным.

 

10 *** (сяо-мин) означает 'детское имя' у китайцев, у которых может быть много других имен (например, школьное имя, ученое имя и т. д.). В данном тексте подразумевается, что за монголом сохраняется на всю жизнь то имя, которое было ему дано при рождении.

 

11 *** Тэмочжэнь — транскрипция имени Чингис-хана (Temucin). В “Юань ши” имя Темучин дано в транскрипции *** (см. “Юань ши”, гл. 1, стр. 1а), а в “Записках о личных походах...” — *** см. *** 1 (***) [Ван Го-ввй. Сверка и комментарий “Записок о личных походах священно-воинственного [императора Чингиса]”. Цит. по: “Посмертное собрание сочинений господина Ван Цзин-аня из Хайнина”, цзюань 38. Далее — Ван Го-вэй (3)]. Чингис-хан умер 25 августа 1227 г.

 

12 *** — транскрипция имени Чингис (Cinggis).

 

13 *** — транскрипция имени второго монгольского великого хана Угэдэя (Ogodei). В “Юань ши” (гл. 2, стр. 1а) имя Угэдэя транскрибируется как *** Вокотай, в “Записках о личных походах...” как *** Адай. Угэдэй родился в 1186 г., вступил на трон 13 сентября 1229 г. и умер 11 декабря 1241 г. (см. “Юань ши”, гл. 2, стр. 1а, 7б-8а; ср. F. W. Cleaves. The Sino-Mongolian inscription of 1346. JHAS, vol. 15, 1952, p. 37, n. 8).

 

14 По мнению Ван Го-вэя, этими восемью лицами являлись: сын первого младшего брата Чингис-хана Джучи-Хасара (Juci-Qasar) Еку (Yeku, ***); сын его второго брата Хачиуна (Qaci'un) Алчидай (Alcidai, ***); его третий браг Тэмуге-отчигин (Temuge-otcigin, ***); четвертый брат Белгутей (Belgutei, ***); внук Чингис-хана Бату (Batu, ***); второй сын Чингис-хана Чагатай (Cayatai, ***); внук Чингиса Мункэ (Mungke, ***) и сам Угэдэй-хан. Родственники Чингис-хана каждый в своих уделах назывались ханами [см. Ван Го-вэй (2), стр. la-б; о братьях Чингис-хана см. также С. А. Козин. Указ. соч., стр. 86]. Младшие братья Чингис-хана — Тэмуге-отчигин и Белгутей в описываемое Пэн Да-я время были еще живы.

 

15 У Угэдэя было семь сыновей [“Синь Юань ши”, стр. 6649-6650; см. также Ван Го-вэй (2), стр. 1б]. *** (Кодуань) — Kodon, Кодон, второй сын Угэдэя [см. Ван Го-вэй (2), стр. 1б; ср. также (о Кодоне) L. Hambis. Le chapitre CVIII du Yuan che, t. I. Leiden, 1954, p. 28, n. 2].

 

16 *** (или в других источниках ***) — третий сын Угэдэя: Kocu (Кучу) [см. Ван Го-вэй (2), стр. 1б; ср. также L. Hambis. Указ. соч., табл. 4].

 

17 *** (или ***) — Qasi (Хаши), пятый сын Угэдэя [см. Ван Го-вэй (2), стр. 1б].

 

18 Перед титулами монгольской знати авторы “Кратких сведений...” ставят определение *** (вэй) — “незаконный”, “фальшивый”. О причине см. прим. 9.

 

19 После смерти Угэдэя ханом стал его старший сын Гуюк, а не Хаши. У Пэн Да-я Гуюк даже не упомянут. Ван Го-вэй объясняет это тем, что в период пребывания Пэн Да-я при дворе Угэдэя Гуюк находился в походе в Ляодуне [см. Ван Го-вэй. (2), стр. 1б].

 

20 ***.

 

21 Личность этого Ма (***) нам установить не удалось.

 

22 *** (Хэлачжи) — четвертый сын Угэдэя *** Qaracar, Харачар [см. Ван Го-вэй (2), стр. 1б].

 

23 ***, которого Пэн Да-я называет здесь “сян”, — это, как справедливо считает Ван Го-вэй, *** Eljigidei (Элчжигидэй), который в 1229 г. был поставлен во главе всех ноянов [см. Ван Го-вэй (2), стр. 2а; ср. также С. А. Лозин. Указ. соч., стр. 196].

 

24 ***. Елюй Чу-цай, отдаленный потомок Елюя Абаоцзи, основавшего в 907 г. государство киданей (Ляо). Ила является вариантом написания родовой фамилии Елюй (***) [см. P. Pelliot. Les oeuvres collectives de Wang Kouo-wei, TP, vol. XVI, p. 175; “Ляо ши” (“История династии Ляо”), гл. 116, стр. 1б и “Цзинь ши” (“История династии Цзинь”), гл. 135, стр. 12б]. В упоминавшихся уже записках южносунского посла Чжао Хуна имя Елюй Чу-цая передано в форме *** (Ила Цзинь-цин) [см. Ван Го-вэй (1), стр. 11б]. В. П. Васильев в своем переводе “Мэн-да бэй-лу” назвал его И-цы-цзинем, отбросив один иероглиф из состава его прозвища Цзинь-цин и прочитав иероглиф “Ла” из фамилии “Ила” как “цы”. Кроме того, В. П. Васильев перевел текст так, что Чжао Хун (у В. П. Васильева он, как мы упоминали во введении к данной публикации, назван Мэн Хуном) встретился с Елюй Чу-цаем в Яньцзине (“встретился я с одним Киданьцем, И-цы-цзинем...”) (В. Васильев. Указ. соч., стр. 224), тогда как в тексте сказано *** “Ныне в Яньцзине имеется...”, и ничего не говорится о.том, что автор лично встретился с Елюй Чу-цаем. Этой встречи не могло быть уже хотя бы потому, что Елюй Чу-цай в это время (1221 г.) находился в Средней Азии вместе с Чингис-ханом.

 

Елюй Чу-цай (род. 24 июля 1190 г., умер 20 июня 1244 г.) был вызван к Чингис-хану и привлечен к службе в 1218 г. [в многочисленных общих работах по истории Монголии неправильно указывается, что Елюй Чу-цай перешел на службу к Чингис-хану после падения Чжунду (Пекина) в 1215 г.]. При Чингис-хане состоял главным образом советником. При Угэдэй-хане он возглавлял сначала административное управление Северным Китаем. В 1231 г. Елюй Чу-цай был назначен главой *** [***] чжуншу [шэн], который в дальнейшем являлся центральным правительством династии Юань (О переводе термина чжуншу шэн см. R. des Rotours. Traite des fonctionnaires et traite de l'armee traduits de la Nouvelle histoire des T'ang, t. II. Leide, 1948, p. 1028; о составе и функциях чжуншу шэн при династии Юань см. P. Ratchnevsky. Un cоde des Yuan. Paris, 1937, p. 117—126). Биографию Елюй Чу-цая см. в “Юань ши”, гл. 146, стр. 1а-11а; надпись на его могиле, составленную Сун Цзы-чжэнем, в “***”, *** 57, *** 9 (***)—24 (***) (“Образцы сочинений правящей династии”, далее — “Образцы...”); ср. также ***. ***, *** 1 (***)—25 (***) [Ван Го-вэй. Биография-хронология его превосходительства Елюй Вэнь-чжэна. Цит. по “Посмертное сочинение господина Ван Цзин-аня из Хайнина”, кн. 32 (далее — Ван Го-вэй (4).], и (о датах жизни Елюй Чу-цая) *** [Чэнь Юань. Годы рождения и смерти Елюй Чу-цая. “***” (“Яньцзин сюэ-бао”), *** 8 ***, 1930 ***, ** 1469-1472].

 

25 ***. Этим титулом он назван и на титульном листе “Записок о путешествии на запад” Елюй Чу-цая, изданных самим автором в Яньцзине (характеристику этого сочинения и перевод отрывков из него см. Е. Bretschneider. Указ. соч., стр. 9-24, о переводе термина ши-лан см. R. des Rotours. Указ. соч., стр. 920).

 

26 ***. Няньхэ Чун-шань — чжурчжэнский аристократ, отданный в заложники Чингис-хану чжурчжэньским двором. Еще при Чингис-хане он перешел на службу монгольскому хану и был (назначен секретарем (bic'eci — бичэчэ) в гвардию (kesiq) Чингис-хана. Когда в 1231 г. при Угэдэй-хане был создан чжуншу шэн, Няньхэ Чун-шань был назначен левым министром — *** цзо чэнсян. [При династии Юань центральный административный орган — чжуншу шан — возглавлялся председателем (лин), при котором назначалось два министра — правый (ю чэнсян) и левый (цзо чэнсян); правый министр ставился выше левого. Подробно об этом см. P. Ratchnevsky. Указ. соч., стр. 117-126.] В качестве “левого” чэнсяна Няньхэ Чун-шань являлся помощником Елюй Чу-цая по административному управлению Северным Китаем. В 1235 г. был назначен советником к сыну Угэдэя Кучу при походе последнего к границам южных Сунов [см. “Юань ши”, гл. 146, стр. 12б-13а; ср. также “Синь Юань ши”, стр. 6880/3 и *** 48, *** 12 (***)—13 (***) (Ту Цзи. Исторические записки о монголах)|. Умер в 1238 г. (см. Ту Цзи. Указ. соч., стр. 13а).

 

27 ***. Хотя термин *** хань-минь или *** хань-жэнь в период монгольского владычества в Китае обозначал не только ханьцев, а вообще представителей населения государства Цзинь, т. е. Северного Китая, включая чжурчжэней, киданей и т. д. [см. *** (Чэнь Инь-кэ. Исследование различных названий ханьцев в эпоху Юань). “***” (“Го-сюэ лунь-цун”), 1929, *** 2 *** 1-6], но мы всюду переводим этот термин “китаец” или “китайский”, так как авторы в дальнейшем употребляют этот термин по отношению ко всему Китаю.

 

28 *** (Cinqai) — один из младших сподвижников Чингис-хана. В 1206 г., после провозглашения Темучина ханом, Чжэньхай, как устанавливает Ту Цзи, получил титул сотника и был назначен jaryuci (джаргучи), т. е. судьей. После дохода 1211 г. против чжурчжэней (более точной даты источники не сообщают) где-то на восточном Алтае была создана колония из 10 тыс. молодых пленных китайцев обоего пола, а также китайских ремесленников и мастеров. Так как во главе колонии был поставлен Чжэньхай, то построенный там город был назван Cinqai balyasun (город Чжэньхай). В 1231 г. Чжэньхай был назначен “правым министром” (ю чэнсян). В 1241 г., после смерти Угэдэя, он был отстранен от этой должности, но затем восстановлен в ней ханом Гуюком. Биографию Чжэньхая см. “Юань ши”, гл. 120, стр. 10а-11а; “Синь Юань ши”, стр. 6880/2-3 и Ту Цзи. Указ. соч., гл. 48, стр. 10б-12б. О дате и причине его смерти существуют различные мнения. Автор “Синь Юань ши” Кэ Шао-вэнь полагает, что наиболее правдоподобной является версия о том, что Чжэньхай был казнен в 1251 г., по вступлении на престол Мункэ-хана (см. “Синь Юань ши”, стр. 6880/3), хотя в “Юань ши” не сообщается о насильственной смерти Чжэньхая. Рашид-ад-дин называет Чжэньхая уйгуром, Ван Го-вэй также сомневается в том, что он является кэрэитом-монголом [см. Ван Го-вэй (2), стр. 2б-3а], однако другие источники опровергают это мнение. В “Юань ши” (гл. 120, стр. 10а) сообщается, что он был кэрэит. Этого не отрицают также Ту Цзи (Указ. соч., гл. 48, стр. 10б) и Кэ Шао-вэнь (“Синь Юань ши”, стр. 6880/2). Плано Карпини, побывавший у Гуюка а 1246 г. и неоднократно встречавшийся с Чжэньхаем (которого он именует “Хингай”), не называет его уйгуром, тогда как в других случаях он всегда указывает происхождение того, с кем он встречался. (Поэтому вряд ли оправдано примечание Н. П. Шастиной с ссылкой на д'Оссона о том, что Чжэньхай-Чингай — уйгур. См. Карпини и Рубрук, стр. 219, прим. 208.) П. Пельо особо подчеркивал, что Чжэньхай являлся кэрэитом (см. P. Pelliot. Chretiens d'Asie Centrale et d'Extreme-Orient. TP, vol. 15, 1914, p. 628).

 

29 По мнению Ван Го-вэя, Пэн Да-я и Сюй Тин, сообщая о “министре Аньчжидай”, говорят о двух разных лицах. Первый имеет в виду Элчжигидэя (Eljigidei) (см. выше, прим. 22), а второй — Алчидая (Alcidai) — племянника Чингис-хана [см. Ван Го-вэй (2), стр. 2а-б].

 

30 *** (Цюйчжу), упоминаемый Сюй Тином и *** (Кочу) у Пэн Да-я — одно и то же лицо — третий сын Угэдэя Кучу [см. Ван Го-вэй (2), стр. 2б].

 

31 Речь идет о походе Кучу к границам южных Сунов в 1235 г. (см. “Синь Юань ши”, 6880/2).

 

32 ***. Оба эти лица, так же как Няньхэ Чун-шань, были назначены министрами в 1231 г. (см. прим. 24, 26 и 28).

 

33 *** — монгольское bic'eci (“секретарь”, “писарь”). В первый период существования монгольского государства, когда уйгурская письменность, позаимствованная монголами, только прививалась в стране и только налаживалась гражданская администрация, бичечи было, возможно, общим названием для всех приближенных хана, занятых гражданским управлением империей. Но уже в 1231 г. были назначены чжуншу лин и два чэнсяна. В дальнейшем термин “бичечи” употреблялся только в значении “писарь”, “секретарь”. Например, после 1260 г. в составе чжуншу шэн, помимо других мелких чиновников и переводчика (kelemeci), было 22 монгольских, 60 китайских и 14 мусульманских бишэчи (***, т. е. bic'eci) (“Юань ши”, гл. 85, стр. 6а-б).

 

34 *** — писарь.

 

35 *** Цзюйюн, или *** Цзюйюнгуань — горный проход севернее Пекина протяженностью 20 км (см. “Большой словарь...”, стр. 458; ср. также Е. Bretschneider. Указ. соч., стр. 44, прим. 100).

 

36 *** или *** Яньцзин — современный Пекин (см. [“Большой словарь...”, стр. 1226).

 

37 Под *** Шацзин имеется в виду пункт в современном автономном районе Внутренняя Монголия, на территории бывшей провинции Суйюань. Этот пункт, по мнению Ван Го-вэя, был расположен в 40 км к северу от бывшего уезда *** Тяньшань, который при династии Юань занимал часть территории провинции Суйюань [см. “Большой словарь...”, стр. 131; Ван Го-вэй (2), стр. 3а-б].

 

38 ***. Имеются в виду 8 времен из 24-сезонного сельскохозяйственного года китайского лунного календаря, начинавшиеся приблизительно: 1) *** — зимнее солнцестояние — 22 декабря; 2) *** — летнее солнцестояние — 21 июня; 3) *** — весеннее равноденствие — 21 марта; 4) *** — осеннее равноденствие — 23 сентября; 5) *** — начало весны — 5 февраля; 6) *** — начало лета — 5 мая; 7) *** — начало осени — 7 августа и 8) *** — начало зимы — 7 ноября (см. Pi Chung-san and Ouyang Yi. A Sino-Western calendar for two thousand years. Pekin, 1957, p. 438).

 

39 *** — один из 24 сезонов начинается приблизительно 5 марта (см. там же).

 

40 ***. По-видимому, в современном уезде Фэнчэн автономного района Внутренняя Монголия [см. “Большой словарь...”, стр. 611 и Ван Го-вэй (2), стр. 3б].

 

41 ***. По-видимому, имеется в виду местность Цзиньляньчуань в современном уезде Гуюань на территории автономного района Внутренняя Монголия [ср. “Большой словарь...”, стр. 547 и Ван Го-вэй (2), стр. 3б].

 

42 ***. Гора и горный проход в 15 км северо-восточнее уездного города Ваньцюаньсянь (северная часть провинции Хэбэй). Здесь расположен проход через Великую китайскую стену (см. “Большой словарь...”, стр. 861; Е. Bretscheneider. Указ. соч., стр. 45, прим. 104).

 

43 8 августа 1236 г.

 

44 *** — буквально “веерообразный хвост”.

 

45 *** (гулюй) является, по-видимому, искаженной формой *** (гули) — “черная овца”. Ван Го-вэй приводит следующее описание овец гули (*** гулиян) из “***” (“Записок об услышанном в Сунмо”) сунского автора Хун Хао, долго прожившего в Северном Китае у чжурчжэней: “Среди северных овец не бывает и двух-трех рогатых из ста. Вкус их мяса превосходен. Когда пасут их, то непременно ставят в каждую отару несколько голов гулиян. Гулиян благодаря своим смелым и сердитым повадкам непременно находятся впереди отары и, когда попадаются речки, переходят их первыми, и вся отара следует за ними. Так как гули часто бесятся, то их мясо не едят” [Ван Го-вэй (2), стр. 4a]. Гули — порода крупных овец с длинной и грубой шерстью, распространившаяся из районов Шэньси и Шаньси (там же). Гули или гу (“гу” в значении “черная овца” встречается еще в “Ши цзин”) — слова китайские [см. “***” (“Цы-юань”), стр. 1193].

 

46 Кочевки производились в пределах определенной территории (см. прим. 135).

 

47 *** — буквально: “поднять лагерь” или “подняться из лагеря”. Это сочетание является, возможно, прямым переводом какого-либо монгольского выражения, употреблявшегося в XIII в., хотя в других случаях наши авторы, не знавшие монгольского языка, дают описываемым предметам и явлениям собственные китайские названия.

 

48 ***. Этому выражению, которое является, видимо, переводом с монгольского, соответствует монгольский термин ger-tergen (“дом-повозка”). В китайской версии “Сокровенного сказания” ger-tergen переведено как *** фанцзы чэцзы, или *** фанцзы чэ, т. е. “дом-повозка”. Оба термина подробно рассмотрены Ф. В. Кливзом (см. F. W. Cleaves. An early Mongolian loan contract from Qara Qoto. HJAS, vol. 18, 1955, № 1-2, p. 37, n. 26).

 

49 фань-ши.

 

50 ***. См. прим. 47.

 

51 Это отмечали также Г. Рубрук (см. Карпини и Рубрук, стр. 92) и Марко Поло (см. “Книга Марко Поло”. М., 1955, стр. 88).

 

52 Г. Рубрук указывает, что первая жена хана всегда размещается с западной стороны, а остальные жены размещаются по порядку с запада на восток (см. Карпини и Рубрук, стр. 92).

 

53 *** ху вэй — буквально “свита и охрана”. Под охраной надо понимать, конечно, kesiq — гвардию, созданную Чингисом и сохраненную его преемниками (подробно см. С. А. Козин. Указ. соч., стр. 195-197).

 

54 *** — китайская транскрипция монгольского ordu или ordo, термина, позаимствованного монголами из древнетюркского. Значение его “лагерь” или “дворец” (см. P. Pelliot. TP, vol. XXVII, 1930, р. 208-210). В китайских источниках XIII-XIV вв. (в частности “Юань ши”) ordu транскрибируется еще как *** воэрдо, *** улудо, *** во(э)рдо или *** улидо, а также — значительно реже — *** вото. “Вото” представляет собой также транскрипцию другого термина — ortaq (см. прим. 143). Ordu в китайских источниках имеет значение “походный шатер” (***), “лагерь” (***) и “дворец” (***) [см. *** (Вэн Ду-цзянь. Исследования различных (значений термина) 'вото'). “Яньцзин сюэ-бао”, т. 29, 1941 (отд. отт.), стр. 204-206]. Следовательно, термин “ordu” обозначал у монголов не только местоположение охотничьего шатра (***) монгольского хана.

 

55 Карпини, присутствовавший в 1246 г. на церемонии коронации преемника Угэдэя хана Гуюка, сообщает, что золотой шатер “был поставлен на столбах, покрытых золотыми листами и прибитых к дереву золотыми гвоздями” (Карпини и Рубрук, стр.. 76).

 

56 *** — по-монгольски yeke ordu.

 

57 Имеется в виду миссия 1233 г., в состав которой входил Пэн Да-я. Сам Сюй Тин, как указывалось выше, входил в состав миссии Цзоу Шэнь-чжи, отправившейся к монголам 17 января 1235 г. [см. Ван Го-вэй (2), стр. 4в].

 

58 Чэн Фу (***) был послан к монголам 16 февраля 1235 г. для “налаживания дружбы” (см. там же, стр. 4б-5a).]

 

59 Чжоу Цы-шо (***) был отправлен к монголам в качестве посла южно-сунского государства в 1238 г. (см. там же, стр. 5а).

 

60 Предположение Сюй Тина, что монгольский хан поставил золотой шатер по случаю прибытия личного посла китайского императора, по мнению Ван Го-вэя, объясняется тем, что предыдущее посольство во главе с Цзоу Шэнь-чжи было отправлено не императором, а командующим пограничными войсками района Цзянхуай (см. там же, стр. 5а).

 

61 Плано Карпини сообщает, что один из шатров Гуюк-хана мог вместить более двух тысяч человек (см. Карпини и Рубрук, стр. 74).

 

62 Ср. описание трона Гуюк-хана (1246-1248), данное Плано Карпини (Карпини и Рубрук, стр. 77). Плано Карпини сообщает также, что этот трон был сделан русским мастером Космой (Козьмой) (там же, стр. 78).

 

63 Согласно свидетельству Плано Карпини, жены хана сидели на скамейках с левой стороны трона (см. там же, стр. 77).

 

64 *** — буквально: “Небесное окно”. Плано Карпини верхнее отверстие юрты называет также “круглым окном” (см. там же, стр. 27).

 

65 Существование двух видов юрт у монголов — большой, неразборной, перевозившейся на повозках, и небольшой, разборной, перевозившейся на вьючных животных, — отмечено также у Плано Карпини (см. там же, стр. 27-28 и примечание Н. П. Шастиной, там же, стр. 198). Первого вида юрт у современных монголов не существует. Большая неразборная юрта подробно описана у Г. Рубрука. В частности, Г. Рубрук видел юрту на особой платформе, которую тащили 22 быка (см. там же, стр. 91).

 

66 *** — Sus leucomystax Temm.

 

67 *** — Citellus dauricus, или даурский суслик. Однако здесь имеется в виду Marmota bobak — сурок или тарбаган, мясо которого употребляют в пищу.

 

68 *** — Ovis argali.

 

69 *** — Procapra gutturosa, антилопа-дзерен.

 

70 ***. По-видимому, имеется в виду так называемая “лошадь Пржевальского”.

 

71 В записках о путешествии Чжан Дэ-хуя в Монголию в 1248 г. сообщается, что в реке Керулен водилась рыба длиной до 100-120 см, которую можно было ловить только зимой в прорубях [см. Ван Го-вэй (2), стр. 5б].

 

72 Плано Карпини и Рубрук не наблюдали, чтобы монголы убивали летом крупный рогатый скот (см. Карпини и Рубрук, стр. 36, 95). Однако М. Поло, отметив, что монголы едят “лошадиное мясо и собачье”, затем заключает: “Всякое мясо они едят” (“Книга Марко Поло”, стр. 88). Летом монголы питаются почти исключительно молочной пищей (см. Карпини и Рубрук, стр. 36, 95, 225; И. М. Майский. Монголия накануне революции. 2-е изд. М., 1959, стр. 59).

 

73 ***.

 

74 Приблизительно такой же обычай обмена чашками у монголов описан Чжао Хуном [см. Ван Го-вэй (1), стр. 18б; В. П. Васильев. Указ. соч., стр. 234-235].

 

75 ***. Ван Го-вэй отождествляет это название с озером *** Гайлипо, мимо которого проезжал Чан-чунь в ставку Чингис-хана [см. Ван Го-вэй (2), стр. 6а-б; *** (***) (Ван Го-вэй. Комментарий к “Запискам о путешествии на запад праведника Чан-чуня”). Цит. по: “Посмертное собрание сочинений господина Ван Цзин-аня из Хайнина”, цзюань 39 [далее — Ван Го-вэй (5)], стр. 14а-б], а озеро Гайлипо — с современным озером Кэлэху (***) [Ван Го-вэй (5), ч. 1, стр. 14б]. Э. Бретшнейдер независимо от Ван Го-вэя высказал то же предположение (см. Е. Bretschneider. Указ. соч., стр. 46, прим. 109).

 

76 ***.

 

77 Мера сыпучих тел *** доу изготовляется из дерева.

 

78 ***.

 

79 ***. Буквально — “середина”. Текст не совсем ясен, — непонятно, как аргал (или сушеный коровий помет) мог служить фитилем.

 

80 Краткое описание облавной охоты дано у Г. Рубрука, однако он не упоминает о том, что место предполагаемой охоты предварительно огораживалось (см. Карпини и Рубрук, стр. 99). Рубрук сообщает также, что “охотой они [монголы] добывают себе значительную часть своего пропитания” (там же, стр. 98). Помимо чисто хозяйственного значения, облавные охоты играли роль военных маневров (ср. Б. Я. Владимирцое. Указ. соч., стр. 40; Карпини и Рубрук, стр. 226-227, прим. 63). Однако при преемниках Чингис-хана облавы, которые и раньше одновременно являлись развлечением для вождей, приобрели чисто развлекательный характер, превратившись в увеселительные походы для знати, (см., например, “Книга Марко Поло”, стр. 116-118).

 

81 Начало девятого месяца китайского лунного календаря приходится при переводе на общепринятый со второй половины сентября до первой половины октября, начало второго месяца — со второй половины февраля до первой половины марта.

 

82 Плано Карпини и Рубрук сообщают, что длинные косы у монголов завязывались за ушами (см. Карпини и Рубрук, стр. 26, 99). Это наблюдение подтверждается портретами юаньских императоров (см. там же, портреты Хубилая и Тэмура на вклейке III к стр. 32-33).

 

83 *** (ли).

 

84 ***. Имеется в виду женский головной убор boytay, который носили замужние женщины. Boytay описан (без названия) у Плано Карпини (Карпини и Рубрук, стр. 27) и Рубрука, который называет его бокка (см. там же, стр. 100, 197). Такой же головной убор упомянут как *** гу-гу в “Полном описании монголо-татар” [см. Ван Го-вэй (1), стр. 17б; ср. В. Васильев. Указ. соч., стр. 233] и в “Записках” Чан-чуня [см. Ван Го-вэй (5), ч. 1, стр. 18а-б; ср. арх. Палладий. Указ. соч., стр. 288-289]. Из китайских путешественников наиболее полное описание дал Сюй Тин.

 

85 *** чи в XIII в. равнялся приблизительно 0,31 метра.

 

86 ***. Г. Рубрук сообщает только, что прутик наверху головного убора украшался павлиньими перьями (см. Карпини и Рубрук, стр. 100).

 

87 ***. Ван Го-вэй подозревает, что это ошибка. По его мнению, имеются в виду *** — желтые белила, которыми, как сообщается в “Полном описании монголо-татар”, женщины мазали себе лоб [см. Ван Го-вэй (2), стр. 7а; Ван Го-вэй (1), стр. 15б; ср. В. Васильев. Указ. соч., стр. 230], что являлось старинным китайским обычаем.

 

88 *** — древнекитайский широкий парадный халат с широкими складками-полосами (описание и рисунок см. “Цы-юань”, стр. 888).

 

89 *** — буквально: “поясная нить”.

 

90 Ср. описания одежды монголов ХIII в. у Плано Карпини (Карпини и Рубрук, стр. 27) и Рубрука (там же, стр. 98-99).

 

91 *** — буквально: “звуковым”.

 

92 ***.

 

93 ***. Ср. прим. 10.

 

94 *** — монгольское daruyaсi — могло употребляться в общем значении 'начальник'. В завоеванных странах даругачи были монгольскими начальниками, поставленными для контроля над деятельностью местных властей (подробно см. P. Ratchnevsky. Указ. соч., стр. 32, прим. 3; см. также арх. Палладий. Старинное монгольское сказание о Чингис-хане. ТДМП, т. IV, стр. 255-256, прим. 646). Вскоре после падения столицы чжурчжэней Чжунду (Пекина) Джафар-ходжа, один из сподвижников Чингис-хана, был назначен главным даругачи (“Юань ши”, гл. 120, стр. 7а-б). Первое сообщение о назначении даругачи в западные города, захваченные монголами, относится к 1221 г. [см. Ван Го-вэй (5), стр. 30а].

 

95 *** — монгольское qorci — буквально: “колчаноносец” (ср. F. W. Cleaves. The Sino-Mongolian inscription of 1346. HJAS, vol. 15, p. 108, n. 168), т. е. стрелок-лучник. Qorcin входили в ханскую гвардию, основную часть которой составляли turya'ud — дневные стражники и kebte'ul — ночные стражники (см. С. А. Козин. Указ. соч., стр. 169).

 

96 ***. Китаец, цзиньский военачальник, перешедший на службу к Чингисхану, который назначил его наследственным тысячником. Что касается остальных должностей, кроме “жуго ши” (см. ниже), то в его биографии указывается, что он получил их от Чингис-хана (см. “Юань ши”, гл. 153, стр. 1а-5а). Однако в разделе “о чинах Юань ши” подчеркивается, что при Чингис-хане не существовало гражданских должностей, кроме должности судей (jaryuсi), и цзиньцы, переходившие на сторону монголов, сохраняли за собой свои старые титулы и должности (см. там же, гл. 85, стр. 1б). *** — почетный титул, не связанный с какой-либо должностью (см. R. des Rotours. Указ. соч., т. II, стр. 1071), *** — главный цензор, *** — “уполномоченный по усмирению” (при маньчжурах — начальник пограничной области) и *** (буквально: “посол, прибывший в страну”) — почетный титул.

 

97 Имеется в виду двенадцатилетний животный цикл, принятый в Тибете и Монголии (подробно см. P. Pelliot. Le cycle sexagenaire dans la chronologies tibetaine. JA, t. 1, 1913, p. 633-667).

 

98 В шестидесятилетнем цикле обозначение каждого первого года каждого десятка лет начинается со знака *** — первого знака десятиричного цикла.

 

99 *** — современный уездный город Сюаньхуа в провинции Хэбэй (см. “Большой словарь...”, стр. 610).

 

100 Как сообщается в “Юань ши”, в 11 луну 7 года правления Угэдэя (12 декабря 1235 — 9 января 1236 г.) чжуншу шэн обратился к Угэдэю за разрешением внести коррективы в календарь “Даминли” и получил это разрешение (“Юань ши”, гл. 2, стр. 5а). Сюй Тин, видимо, имеет в виду именно тот календарь, который был составлен Елюй Чу-цаем на основе старых календарей [см. Ван Го-вэй (2), стр. 8а; “Образцы...”, гл. 57, стр. 22б].

 

101 ***.

 

102 Как отмечает Ван Го-вэй, Елюй Чу-цай в одном из своих сочинений, вошедшем в собрание его сочинений, сам указывал, что его борода достигает пояса [см” Ван Го-вэй (2), стр. 8а].

 

103 *** — магические письмена даосской секты в виде замысловатых витых знаков по образцу древнего китайского почерка (см. “Цы-юань”, стр. 1128); *** (“Небесная книга”) — священная даосская книга (см. там же, стр. 378).

 

104 Подробно о китайских нотах см. F. W. Cleaves. A chancellery practice of the Mongols in the thirteenth and fourteenth centuries, p. 499-500, n. 17).

 

105 ***. В XIII в. этот термин употреблялся иногда в значении “мусульмане (вообще)”, а иногда в более узком значении “уйгуры” (см. P. Pelliot. TP, vol. XXVIII, № 3-5, 1932, р. 417).

 

106 ***. В XIII в. равнялся 0,031 метра.

 

107 ***. Китайская верительная бирка. Кусочек дерева раскалывался на две части, и каждому из партнеров по какому-либо делу вручалась одна часть. Совпадение обеих частей бирки по линии раскола являлось свидетельством о достоверности заранее согласованного условия.

 

108 Как полагает Ф. В. Кливз, Сюй Тин имеет в виду такие элементы уйгурской письменности, как диакритические точки у отдельных букв (напр., в буквах “н”, “ш” и т. д. (см. F. W. Cleaves. A chancellery practice..., p. 501, n. 25).

 

109 В других источниках мы не имеем указаний на то, что монголы не доверяли Елюй Чу-цаю. В надписи на могиле Елюй Чу-цая подчеркивается, что Чжэньхай (Cinqai) и Елюй Чу-цай были в одном ранге (см. “Образцы...”, гл. 57, стр. 13б). После смерти Угэдэя, в правление жены Угэдэя Туракины, Чжэньхай был, так же как и Елюй Чу-цай, отрешен от должности (см. Ту Цзи. Указ. соч., гл. 48, стр. 10б).

 

110 ***. Ф. В. Кливз переводит сочетание *** как “countercheck” (см. F. W. Cleaves. A chancellery practice..., p. 503; там же, прим. 30).

 

111 ***.

 

112 ***, монгольское sauqa или sauya — “подарок”. Слово тюркского происхождения. В “Сокровенном сказании” это слово встречается дважды (§§ 114 и 135) и переведено на китайский язык как *** (“подарок”). Такое значение слова “са-хуа” подтверждено Ван Го-вэем, а тюркское происхождение его установлено П. Пельо (см. P. Pelliot. Sao-houa, saura, saurat, saguate, TP, vol. XXXII, livre 4, 1936, p. 230-237).

 

113 Сообщение Пэн Да-я о монгольской письменности и дополнение к нему Сюй Тина были процитированы в переводе и тщательно прокомментированы Ф. В. Кливзом (см. F. W. Cleaves. A chancellery practice..., p. 498-504).

 

114 *** — название печати цзиньского императора, впервые сделанной в 1182 г. из золота и ямши. Видимо, печать монгольского хана была изготовлена по этому образцу [см. Ван Го-вэй (2), стр. 9а-б)].

 

115 ***.

 

116 *** (цзы-цзя гутоу) — буквально: “своя кость” — дословный перевод монгольского “ober-un yasun”. “Yasun” (“кость”) является термином родства. У древних монголов члены родов, признававших себя происходящими от одного предка (члены родов одной кости — yasun), считались кровными родственниками и вступали в брачные отношения только с членами других родов (см. В. Я. Владимирцов. Указ. соч., стр. 46-47).

 

117 *** пипа — струнный музыкальный инструмент, имеющий форму мандолины, но с плоской тыльной стороной (описание и изображение см. “Цы-юань”, стр.998). “***” — “обжигание пи-па” — название, данное китайцами монгольскому способу гадания на бараньей лопатке.

 

118 При монгольских ханах находились шаманы и китайские астрологи, однако и сами ханы производили гадание. Как сообщается, например, в биографии Елюй Чу-цая в “Юань ши”, Чингис-хан сам гадал на бараньей лопатке перед каждым походом (“Юань ши”, гл. 146, стр. 2а). По сообщению Г. Рубрука, Мункэ-хан также сам производил гадание (см. Карпини и Рубрук, стр. 149, 152).

 

119 Несмотря на то, что между монголами и южными Сунами поддерживались регулярные связи через послов, отношения между обеими сторонами до и после посещения Сюй Тином Угэдэя летом 1236 г. оставались напряженными. Незадолго до 1236 г. южными Сунами был убит монгольский посол *** (Шобухань Jubqan). Часто происходили столкновения на границе. Поэтому послы не раз насильственно задерживались при дворах обеих сторон [подробно см. Ван Го-вэй (2), стр. 9б—11а].

 

120 *** (цзуань гуй) — древнекитайский способ гадания на обожженных черепаховых щитках. См. Ху Хоу-сюанъ. Некоторые вопросы китайской эпиграфики. “Проблемы востоковедения”, 1959, № 6, стр. 104-114.

 

121 ***. Приблизительно так начинались и указы в период монгольского господства в Китае. Так, указ Хубилая 1258 г. начинался: “***” [“Par la puissance du Ciel eternel, par la protection bienheureuse de l'Empereur Mong-ko (Mangou khan)... (Ed. Chavannes. Inscriptions et pieces de chancellerie chinoises de l'epoque mongole. TP, vol. V, 1904, p. 388, кит. текст № V). “Чан-шэн тянь ди ци-ли” нашего текста, так же как в двуязычных императорских указах юаньского периода, соответствует монгольскому выражению “Mungke tenggri-yin kucun dur” — “Силой вечного неба”. Подробно см. Е. Chavannes. Указ. соч., стр. 395-396, прим. 3 и W. Kotwicz. Указ. соч., стр. 131. Вышеуказанная формула впервые была переведена на русский язык Доржи Банзаровым (см. Доржи Банзаров. Сочинения, М.—Л., 1955, стр. 125-139).

 

122 ***. В период монгольского владычества в Китае этот термин обозначал не только все налоги, но и повинности. Он впервые встречается в “Цзинь ши” в значении налога, который платило китайское население чжурчжэньскому двору. Термин чай-фа в указах юаньских императоров и других документах юаньской династии соответствует монгольскому термину alba qubc'iri (см. Н. F. Schurтапп. Mongolian tributary practices..., p. 318-321, 325-326); в этом значении он впервые встречается в указе Чингис-хана от 11 апреля 1223 г. об освобождении даоского монаха Цю Чу-цзи и его последователей от всех налогов и повинностей (перевод указа см. Е. Chavannes. Указ. соч., стр. 368-369).

 

123 ***. Буквально: “Пользуются лошадьми и пьют [их] молоко, нуждаются в овцах и едят [их мясо]”.

 

124 В 1229 г. Угэдэй-хан издал указ, по которому монголы обязывались ежегодно платить как налог в пользу ханского двора одну кобылицу с каждого табуна в 100 голов, одну корову со 100 голов крупного рогатого скота и одного кладеного барана со 100 голов овец (“Юань ши”, гл. 2, стр. 1б). Но в “***” (“Записка о коневодстве при великой Юаньской династии”) — одной из немногих сохранившихся частей “Цзин ши да дянь” [обширной компиляции, составленной приблизительно в 1331 г. и являвшейся одним из основных источников для “Юань ши” (подробно об этом труде см. Н. Franke, Geld und Wirtschaft in China unter der Mongolen-Herrschaft. Leipzig, 1949, S. 25-34)] сообщаются следующие, более подробные, данные: “В пятом году правления Тайцзуна (т. е. Угэдэя), [т. е.] в году гуй-сы (11 февраля 1233 г.— 30 января 1234 г.— Н.М.) был издан императорский указ: "Если в семье [количество] лошадей, крупного рогатого скота и овец достигает ста [по каждому из указанных видов скота], то берется в казну по одной кобылице, корове и овце; если [у семьи количество] кобылиц, коров и овец достигает десяти, то также берется в казну по одной кобылице, корове и овце; а если обнаружатся такие, которые скрывают [количество скота] и уклоняются [от уплаты налога], то [у них] конфискуется в пользу казны [весь скот] полностью"” [цит. по Ван Го-вэй (2), стр. 12а].

 

125 *** (буквально: “снабжение императора”) — налог, существовавший при династиях Тан и южной Сун и выражавшийся в обязательном выделении части дохода налогоплательщика непосредственно в пользу императорского двора (помимо уплаты местных налогов) (см. Н. F. Schurmann. Указ. соч., стр. 314).

 

126 Автор употребил иероглиф *** чжань ('окунуть', 'намочить') вместо *** чжань ('почтовая станция') [см. Ван Го-вэй (2), стр. 12б]. Китайское чжань является транскрипцией монгольского “jam” ('почтовая станция'). О jam см. P. Pelliot. Sur yam ou jam, “relais postal”. TP, vol. XXVII, 1930, № 2-3, p. 192-195.

 

127 X. Ф. Шурманн, цитировавший сведения о налогах из “Кратких сведений о черных татарах”, перевел “***” в контексте “***” как “freely to determine the amount of time the sending of envoys takes” (H. F. Schurmann. Указ. соч., стр. 313). Видимо, с таким переводом согласиться нельзя, поскольку: 1) сочетание *** “чай-ши” может означать не только “отправление послов” (“sending of envoys), но и “служба”, “командировка” (см. Иннокентий. Полный китайско-русский словарь, т. II. Пекин, 1909, стр. 755); 2) *** “чжу-цю тоу-сян” (“chiefs and leaders” в переводе X. Ф. Шурманна), т. е. владельцы уделов, не могли определять сроки для послов, которые отправлялись главным образом ханским двором.

 

128 ***.

 

129 ***.

 

130 Смысл этого примечания Пэн Да-я не совсем ясен. Ван Го-вэй оставил эту фразу без комментария, а описываемые во всем абзаце сборы относит к регулярным налогам [см. Ван Го-вэй (2), стр. 12а-б], хотя, возможно, Пэн Да-я имел в виду и другие виды поборов. В источниках имеется указание на то, что в Северном Китае местные чиновники брали ссуды у мусульманских купцов-ростовщиков для выполнения срочных финансовых обязательств населения, связанных с оккупационным режимом, а потом взыскивали эти суммы с населения с процентами (см., например, “Юань ши”, гл. 146, стр. 8а).

 

131 *** равнялся тогда приблизительно 103,5 литра.

 

132 *** (дин) равняется 50 лян [см. Lien-sheng Yang. Money and credit in China. Cambridge (Mass.), 1952, p. 63]. Ван Го-вэй показал, что приводимая Пэн Да-я цифра 20 тыс. слитков (т. е. миллион лян) вполне согласуется с данными из других источников (в частности, из биографии Елюй Чу-цая в “Юань ши”, гл. 146, стр. 1 и 11а) [см. Ван Го-Вэй (2), стр. 12б—13а].

 

133 Указанные статьи налогов и, возможно, других поборов (см. прим. 130 существовали, по мнению Ван Го-вэя, до 1236 г. [см. Ван Го-вэй (2), стр. l2a-б], когда в Северном Китае была проведена налоговая реформа. Первые сведения о налогах с населения Северного Китая содержатся в биографии Елюй Чу-цая и в разделе “Бэнь-цзи” (“Основные анналы”) “Юань ши” — в записях, относящихся к 1230 г. В биографии Елюй Чу-цая говорится: “Когда придворный чиновник Беде и другие сказали императору: "Ханьцы не приносят никакой пользы. [Поэтому] можно уничтожить всех этих людей и превратить их земли в пастбища!", — [Елюй] Чу-цай доложил императору: "Когда Ваше величество выступите в поход на юг, [Вам] будет необходимо иметь чем удовлетворить нужды армии. Если в действительности в Северном Китае справедливо установить земельный налог, торговый налог и [монопольные] сборы (*** ли) за соль, вино, плавку железа и продукты гор и озер, то ежегодно можно получать серебра 500 тыс. лян, шелковых тканей 80 тыс. кусков и зерна свыше 400 тыс. даней. [Их] будет достаточно для снабжения [армии]. Как же можно говорить, что [ханьцы] бесполезны!"” (“Юань ши”, гл. 146, стр. 4а). Население Северного Китая было обложено налогами в пользу ханского двора в том же году, так как сразу же были учреждены должности уполномоченных по сбору налогов (***), а в следующем, 1231 г., Елюй Чу-цай действительно обеспечил поступление налогов в указанных выше размерах (см. там же, стр. 4а-б). Но о налоговых ставках, существовавших до 1236 г., источники ничего не сообщают, кроме размеров соляного и торгового налогов. Данные по этому вопросу мы имеем только у Пэн Да-я.

 

134 ***. Буквально: “Невозможно описать, как они пользуются боковыми дорожками и кривыми тропами и облагают [население] налогами”.

 

135 ***. Буквально: “границы”. Известно, что еще в 1206 г. Чингис-хан раздал людей (ulus) своим родственникам и сподвижникам. Основной удельно-административной единицей была “тысяча” (mingyan). Монгольские феодалы с выделенными им в удел (qubi) людьми кочевали каждый на определенной территории (см. Б. Я. Владимирцов. Указ. соч., стр. 42). Сюй Тин, по-видимому, имеет в виду именно такие определенные районы, закрепленные за теми или иными феодалами. См. там же, прим. 46.

 

136 О формах эксплуатации непосредственных производителей в уделах монгольских феодалов мы не располагаем источниками, которые содержали бы более или менее подробные сведения. Известно только свидетельство Плано Карпини, в частности о том, что “император и вожди берут из их [монголов] имущества все, что ни захотят и сколько хотят” (Карпини и Рубрук, стр. 46). Интересны сообщения Рашид-ад-дина о том, что монгольские феодалы — владельцы тысяч, находясь в Иране, получали доход со своих тысяч, оставшихся в Монголии (см. Рашид-ад-дин. Указ. соч., стр. 134-135), а также о взимании средств передвижения, веревок и продовольствия с личной тысячи Чингис-хана (там же, кн. 2. М.—Л., 1952, стр. 266). Свидетельство Сюй Тина подтверждает и дополняет указанные источники.

 

137 Ямские станции создавались на местах силами местных “тысяч”, т. е. уделов (см. С. А. Козин. Указ. соч., стр. 197-198).

 

138 ***. Буквально: “инструменты”.

 

139 Фразу “***” Ф. Шурманн разбивает на две и допускает неточность в переводе: “Every time envoys pass by, they requisition food and implements for the army and cavalry. As far as all the expenditures of the ruler are concerned, moreover, they always calculate the total amount needed and levy it on the people” (H. F. Schurmann. Указ. соч., стр. 313). Однако, как нам кажется, в этой фразе *** означает не “as far as”, а союз 'и', 'а также', a *** являются параллельными построениями и означают “каждый раз при проезде послов и переброске войск”. Поэтому, видимо, не совсем правильно переводить эту часть фразы так, как переводит ее X. Ф. Шурманн, у которого получается, что выводились только общие суммы расходов правителя.

 

140 Вероятно, имеется в виду существовавшая у монгольских завоевателей практика посылки специальных уполномоченных в покоренные страны для проведения переписи населения с целью установления общей годовой суммы налогов.

 

141 Чэнсяном (“министром”) Ху здесь назван, по мнению Ван Го-вэя, приемный брат Чингис-хана Шиги-Хутуху, который в 1234 г. был отправлен по приказу хана в Северный Китай для проведения переписи населения [см. Ван Го-вэй (2), стр. 13а; Ван Го-вэй (3), стр. 85а-б; “Юань ши”, гл. 146, стр. 7а и “Образцы...”, гл. 57, стр. 16а].

 

142 При ссудном проценте в размере 100 % годовых к концу десятого года первоначальный капитал в 1 дин составляет вместе с процентами 1024 дин (ср. Ван Го-вэй (2), стр. 14а]. Такой размер ссудного процента (известный под названием *** ян-гао-ли — “с овцы ягненка”) подтверждается многими свидетельствами других источников. (См., например, “Образцы...”, гл. 57, стр. 17а-б; гл. 58, стр. 7а; “Юань ши”, гл. 146, стр. 8а; гл. 155, стр. 12а-б.) При этом указываются причины долговой кабалы населения: необходимость возмещения потерь мусульманских купцов от грабителей (см. прим. 144) (“Образцы...”, гл. 57, стр. 17а-б) и тяжесть налогов (“Юань ши”, гл. 155, стр. 12а-б). Так как население от гнета ростовщиков вконец разорялось и убегало, а следовательно, сокращалось число налогоплательщиков, то в начале 1241 г. Угэдэй вынужден был издать указ о покрытии задолженности населения мусульманским купцам за счет казны и запрещении брать ссудный процент в размере, превышающем первоначально осуженный капитал (“Юань ши”, гл. 2, стр. 7б).

 

143 Автор имеет в виду широко практиковавшиеся монгольской знатью ростовщические операции через купцов, главным образом мусульманского происхождения — членов так называемой уртацкой купеческой корпорации, которые вели торговлю в Монголии и в Северном Китае и занимались ростовщичеством на деньги, полученные ими от представителей знати. Ссуды монгольских феодалов населению через купцов мусульманского происхождения назывались в Китае *** (вото цянь) (вото — турецк. ortaq — “товарищ”, “компаньон”), т. е. “уртацкие деньги” [подробно см. Ван Ду-цзянь. Указ. соч., стр. 201-219; Ван Го-вэй (2), стр. 14а-б].

 

144 Существовал уже указ хана (какого, в источниках не указывается, но, по-видимому, Чингис-хана, так как во всех источниках подчеркивается, что указ был издан “в начале существования государства”) о том, чтобы убытки купцов от грабежей и краж возмещались населением той местности, где случались грабеж или кража, если в течение одного года не будут пойманы виновные (см. “Образцы...”, гл. 57, стр. 17а; “Юань ши”, гл. 2, стр. 7б).

 

145 Как отмечает Юй Юань-ань, сообщения Пэн Да-я и Сюй Тина о ростовщическом гнете и об ответственности за безопасность купцов относятся также и к монгольскому населению того времени [***, 1955, ***. *** 92-93 (Юй Юань-ань. Биография Чингис-хана)].

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×