Jump to content
Свободная Калмыкия
Sign in to follow this  
calmouk

Каракольские калмыки Киргизии

Recommended Posts

calmouk    7
Э. Р. ТЕНИШЕВ

 

О ЯЗЫКЕ КАЛМЫКОВ ИССЫК-КУЛЯ

 

Иссык-кульские калмыки (сарт-калмаки) общей численностью по одним данным около 2,5

тысячи1, по другим — свыше 6 тысяч человек2 проживают в селениях Чельпек, Бёрю-Баш. Таш-

Кыя и Бурма-Суу недалеко от г. Пржевальска. Группа сарт-калмак отмечена и в составе челя-

бинских башкир3.

 

Согласно преданиям сарт-калмаков, собранным А. В. Бурдуковым4, их предки олёты (өөлөөт) до

распада ойратского ханства кочевали в районе г. Токмака. В XIX в. они находились около Гекеса.

Отсюда в 1864— 1882 гг. перекочевали к озеру Иссык-Куль и были принятые в русское под-

данство под именем сарт-калмаки (до сих пор они называли себя кара калмак). К 1884 г. сарт-

калмаки поселились в тех местах, где было положено основание селам Чельпек и Бёрю-Баш. Во

время войн с кокандскими ханами сарт-калмаки приняли ислам. Более ста лет сарт-калмаки живут

в тесном соседстве с русскими, киргизами, татарами, испытывая их влияние.

 

Родной язык у сарт-калмаков ограничен домашним, чисто бытовым употреблением, в основном у

старшего поколения. В общественной сфере сарт-калмаки прибегают больше к киргизскому и

русскому языкам. Хорошо знают татарские песни и охотно их поют.

 

В первые годы поселения на Иссык-Куле сарт-калмаки пользовались ойратской письменностью

«тодо», употребляли и арабский алфавит. Письменность «тодо» угасла у них по данным А. В.

Бурдукова в начале 40-х годов нашего века. К 1934 г. сарт-калмаки ввели у себя латинскую пись-

менность на калмыцком языке и закрепили единое этническое наименование калмык (калмак).

В настоящее время иссык-кульские калмыки пользуются общекалмыцкой письменностью на

русской основе.

 

У иссык-кульских калмыков сохранились родовые названия. К самым крупным единицам

относятся калмак, байымбаху, солто, хāрвāтыр. К более мелким — шонңқур, сатывалды,

қыпчақ, буғу, сары бағыш, чимит, җедигәр, hөдөнуул, күйкүнуул. Из приведенных

наименований можно видеть, что калмыки Иссык-Куля не представляют собою этнически

однородной группы. В их состав вошли также и киргизские родовые подразделения — солто,

сатывалды, қыпчақ, буғу, сары бағыш, җедигәр5.

 

Историко-этнографическяе сведения об иссык-кульских калмыках дали в конце 30— середине

40-х годов XX в. А. Гагарин, Т. Меллер6 и монголист А. В. Бурдуков7, в 1966 г.— Б. Алымбаева8.

Еще меньше опубликована по языку иссык-кульских калмыков. Записи же делались

неоднократна и сотрудниками НИИЯЛИ из Элисты, и языковедами из среды калмыков

Чельпека. Так, учитель чельпекской школы Бектур Тавалдиев, заканчивая университет во

Фрунзе, написал под руководством К. К. Юдахина дипломную работу «Строй калмыцкого языка

Иссык-Куля». Недавно вышла в свет статья Ш. Дондукова о некоторых языковых особенности

говора иссык-кульских сарт-калмаков9.

 

Автор данной заметки посетил чельпекскнх калмыков летом 1973 г. и, не будучи монголистом,

на свой страх и риск сделал записи их языка на слух. Моими информантами были Ташпай

Исламов (из рода чимит, род. в 1911 г. в с. Бёрю-Баш; окончил курсы нацменов Советского

Востока при Институте им. Герцена в Ленинграде в 1929 г. и партшколу в 1949 г.; служил в

армии, ныне пенсионер; знает калмыцкий, киргизский, русский, татарский, узбекский, уйгурский

языки) и Абдукадир Казакпаев (из рода җедигәр, род. в 1910 г. в Чельпеке; получил домашнее

образование, работал в колхозе, теперь — на пенсии; знает калмыцкий, киргизский, русский,

татарский, узбекский языки). Благодарю этих товарищей за оказанные мне содействие и

внимание.

 

Ниже приводится записанный мною материал.

 

Фонетические особенности.

 

1. О переломе гласного u.

В одной группе слов перелом и явно присутствует: нүдн «глаз», ок. пüdп, м.-п. nidün10; нүүр

«лицо», ок. nüür, м.-п. niγür; нēгн «один», ок. пеgп, м.-п; пigeп, зырға «шесть», ок. zurhan, м.-п.

jirγuγan; йēсе «девять», ок. jisn, м.-п. jisün.

Но некоторые слова сохранили старый фонетический облик — перелом и в них не наблюдается:

шидн «зуб», ок. šüdп, м.-п. šidüп; жūре «шестьдесят», ок. jirn, м.-п. jiran.

Любопытно, что в примерах второго рода — совпадение с общекалмыцким, а в примерах

первого рода такого совпадения нет. Иными словами, перелом и в языке чельпекских калмыков

произошел неравномерно. В связи с этим заключение Ш. Дондукова о том, что перелом звука и у

исскак-кульских калмыков отсутствует, не подтверждается полностью.

 

2. О губной гармонии.

В языке чельпекских калмыков о, оо; ө, өө; е, ее возможны и в непервых слогах. Губные и

негубные широкие в первом и второй слогах могут сочетаться следующим образом: аа — оо;

заахоо «чужбина», о — о: би йовхов «я пойду», ө (ө) — ө: дөчеө «сорок», өпкө «дедушка», өөрчө

«грудь», мөңғөн «серебро». Широкие о и ө могут быть представлены и в третьем слоге: җорабор

«жорга, иноходец», көмүшкө «висок». Конечный е встречается после ө, ә, е, и: дөрве «четыре»,

хөре «двадцать», тәве «пятьдесят», йēсе «девять», йēре «девяносто», эчхе «отец», эке «мать»,

җūре «шестьдесят», чūче «правпук».

 

В современном калмыцком языке указанные выше гласные могут находиться только в первом

слоге слова11.

 

Монгольский письменный язык, монгольское квадратное письмо и ойратская письменность

показывают, что в XIII—XIV вв. и в XVII в. широкие губные имелись за небольшим

исключением только в первых слогах12. Система губной гармонии развилась в диалектах

халхасского типа13. По-видимому, она была некогда свойственна и калмыцкому языку, что

подтверждается данными языка оренбургских, уральских14, а также иссык-кульских калмыков.

Исследования калмыковедов в этом направлении наводят на мысль о том, что сложение губной

гармонии в калмыцком было закончено накануне периода создания письменности «тодо»

(середина XVII в.), а разрушение началось до XIX в.15.

 

3. Об увулярном звонком ғ.

Щелевой ғ в языке иссык-кульских калмыков встречается и в начале слов и между гласными, а

также между сонорными и гласными: ғуй «бедро», ғурву «три», ғуччу «тридцать», мантаған «с

нами», тантаған «с вами», зырға «шесть», арнурғун «спина», толғ'а «голова». В калмыцком

литературном и в говорах в указанной позиции могут быть h, х, г.

 

4. Об увулярном глухом қ.

Смычный қ может быть и в начале и в середине слов между гласными и в конце слов: қалмақ

«калмык», қира «ворона», ноқа «собака». В литературном калмыцком и в говорах в указанной

позиции вместо қ употребляются х и к.

 

Морфологические особенности.

1. Количественные числительные.

Для обозначения единиц служат: нēгп «один», хойыр «два», ғурву «три», дөрве «четыре», тавы

«пять», зырға «шесть», дōла «семь», пәәми «восемь», йēсе «девять», арвы «десять», арвы нēгн

«одиннадцать», арвы хойыр «двенадцать».

Наименованиями десятков являются: хөре «двадцать», ғуччу «тридцать», дөчеө «сорок», тәве

«пятьдесят», җūре «шестьдесят», дāлы «семьдесят», нāйы, «восемьдесят», йēре «девяносто», зу

«сто», мыңгы «тысяча».

В отличие от калмыцкого литературного языка в языке иссык-кульских калмыков

количественные числительные за исключением числительного нёгн «один» утеряли конечный н.

2. Местоимения.

В группе личных местоимений совместный падеж от местоимений бидн «мы» и та «вы» имеет

форму мантаған «с нами» и тантаған «с вами» вместо литературно-калмыцких манта и танта.

Любопытно, что в роли возвратного местоимения выступает не постпозитивный эврән, как в

литературном калмыцком, а изменяющиеся по лицам формы от бийи «тело»:

Е д. ч и с л о М н. ч и с л о

6и бийим «я сам» бидн бийимдин «мы сами»

чи бишин «ты сам» тадн бидн «вы сами»

тери бийин «он(а) сам(а)» тедн бийин «они сами»

3. Глагол.

1) Изъявительное наклонение (на примере глагола йов- «идти»).

Настоящее время момента речи образуется с помощью аффикса -на/-нэ:

Ед. число Мн. число

6й йомнав (< йовнав) «я иду» бидн йомнайдн «мы идем»

чи йомнач «ты идешь» тадн йомнат «вы идете»

тери йомна «он(а) идет» тедн йомна «они идут»

В функции будущего времени выступает причастие будущего времени с аффиксом -х:

Е д. число Мн. число

би йовхов «я пойду» бидн-йовхуйдн «мык пойдем»

чи йовхич «ты пойдешь> тадн йовхит «вы пойдете»

тери йовхи «он(а) пойдет» тедн йовхи «они пойдут»

Прошедшее время, обозначающее давнее действие, образуется при помощи аффикса -ла/~лэ:

Е д. ч и с л о Мн. число

би йовлав «я шел» бидн йовлайдн «мы шли»

чи йовлач «ты шел» тадн йовлат «вы шли»

тери йовла «он(а) шел (шла)» тедн йовла «они шли»

Формы времен изъявительного наклонения в морфологическом плане полностью совпадают с

соответствующими формами калмыцкого литературного языка.

2) Повелительное наклонение.

Второе лицо ед. числа — чистая основа: бич! «пиши!», оды! «иди!». Второе лицо мн. числа имеет

приметой аффикс -т(у)н: та бичтн/ «пишите!», та оттун (<одтн)! «идите!» и совпадает с

калмыцким литературным языком.

3) Желательное наклонение.

Формы желательного наклонения образуются присоединением к основе глагола аффикса –йи(ла),

-йа(ла): х°увий! «разделите-ка!», жиргыйала! «поиграем-ка», сууйала! «посидим-ка!». Они

полностью совпадают с соответствующими формами калмыцкого литературного языка, кроме

одной детали — факультативного наращения частицы -ла.

4) Форма условного деепричастия образуется при помощи аффикса -хыйла/-хийлэ

(литературный эквивалент: -хла/-хлэ): давхыйла «если перейду».

Лексичекие особенности.

1. Термины родства: аччы «внук; внучка», ок. аtšhi; ахы «старший брат», ок. ахa; ахы нертāған

«старший и младший братье»; чūче «правнук, правнучка», ок. җич; далāхы, «прапраправнук,

прапраправнучка»; чилāхы «праправнук, праправнучка»; дүү «младший брат», ок. dü, dү; дүүкөкн

«младшая сестра», ок. ökndü, dү күүкн; эчхе «отец», ок. эцг; эке «мать», ок. еке; эхчи «старшая

сестра», ок. еktš;i эже «бабушка», кирг.16 эже «старшая сестра»; тайене «бабушка», кирг. тай

эне; көкн «дочь», ок. күүкн; көвн «сын», ок. köwün; нахчечхе «дядя (по отцу)»; нахчеке «тетя (по

матери)», өпкө «дедушка», ок. öpkö, өвгн.

Сравнение с общекалмыцкой лексикой обнаруживает в большинстве случаев совладение

терминов родства у иссык-кулъских калмыков с общекалмыцкими терминами.

2. Части тела человека: арнурғун «спина; позвонок», ок. аr +nurγun; бармақ «палец,

пальцы», кирг. 6армак; (бөдн ғорғун. «большой палец», ок. budüп «крупный», hurγп «палец»;

чикчә «указательный палец», ок. tšiktšigē, чивчхэ «мизинец»; дунктку ғурғун, «средний палец», ок.

dunduх, дунтк; названий безымянного пальца и мизинца мои информанты не знают); бахлр

«кадык», ок. baxаlur, baxlur «глотка», чикин «ухо, уши», ок. tšikn; далы «предплечье», ок. dal

«лопатка»; ғуй «бедро», ок. guja; гиҗик, үсүн «волосы», ок. gidzige, үсн; келн «язык», ок. keln;

киисин «пупок», ок. kisn; көл «нога», ок. köl; көмүшко «висок», ок. kömskö, күмсг «бровь», күзүн

«шея», ок. küzün «шея, горло»; маңна «лоб», ок. тaηпа, тaηпа; мēме «грудь (жен.)», узб. мамма;

мурт «усы», кирг, мурут; нүдн, «глаз, глаза», ок. пйdп; нүүр «лицо», ок. nür, нүр; омур «ключица»,

ок. отrūп; өргүп «подбородок», ок. örgn; өрчө «грудь», ок. ortšhi; өшкэ «пятка», ок. öskә, кирг.

өкчө «каблук, задник (обуви)»; қаш, «брови», кирг, каш; сахл ~ сағл «борода», ок. saxal, сaхл;

сорымсы «ресницы», ок. sormsag, сормсн; шидн «зуб, зубы», ок. šüdn; тизе «колено», кирг. тиз,

тизе; толға «голова», ок. tolγa, tolγa, толhа; тоха «локоть», ок. toxa, toxa; урул «рот», ок. url, урл

«губа»; хамыр «нос», ок. χamr. Из тридцати терминов — двадцать четыре общекалмыцкие и

только шесть заимствованы из киргизского и узбекского языков.

3. Слова различных групп: мөрн «конь», ок. mörn; жорабор «нноходец», ок. дžora; тах

-«подкова», ок. taχa; дуу «песня», ок. öld dū «олётская песпя»; дав «перевал», ок. дав; мөсн «лед»,

ок. тösп: усна «вода», ок. иsn; харгыксн «встреча», ок. харhлhн; зайан, «любовь», ок. zajan

«доля, участь, судьба»; заахоо «чужбина», ок. zахa «край, окраина»; омғар «высокий», ок. от°γαr;

мөңгөн «серебро», ок. тöηgn; шархыл «желтоватый», ок. šarγal; җирғат- түргәт «веселье», ок.

dzirγa dürgl; жиңниксен «быстрый», живер «крыло», ок. җивр; жил «год», ок. dzil; залу «молодец

мужчина», ок. zalu, залу күн; көве «край, кант», ок. köwe; Мокш (имя соб. муж.); Җиргилың

(название местности), ок. džirγgalaη «благо, счастье»; бол- «быть, стать», ок. 6оlχa, 6олх; дав-

«переходить, переваливать», ок. dawχa, давх; җирга- «играть, веселиться», ок. džirγaχa «счастливо

жить»; морд- «садиться на коня, уезжать», ок. mordaχa; усул- «поить», ок. uslχa «поить (о скоте)»;

хува- «делить, распределять», ок. χuwaχa; суу- «сидеть, жить, проживать», ок. suχa. Совпадение

лексики иссык-кульской калмыцкой и общекалмыцкой выданном случае полное.

Приведенный материал обнаруживает, что язык иссык-кульских калмыков, как можно судить по

речи жителей Чельпека, больше всего различий от калмыцкого литературного и диалектного

имеет в фонетике, в морфологии и лексике эти различия мало ощутимы, т. е. язык иссык-

кульских калмыков находится на положении говора.

Недавно Д. А. Сусеева высказала мысль, что, несмотря на генетическое родство, язык иссык-

кульских калмыков па правах говора или диалекта, нельзя относить к калмыцкому языку. В

основе этого взгляда лежит историческая причина — сарт-калмаки не участвовали в

формировании калмыцкой народности в XVII—XVIII вв. и калмыцкой национальности в XX в.17.

Думается, что чисто историческое основание не является в данном случае вполне достаточным

— необходимо привлечение еще социологического критерия: национальное самосознание,

взаимопонимаеиость, наличие общего литературного языка.

Иссык-кульские калмыки не только не отделяют себя от калмыцкой национальности, но

напротив, принадлежность свою к ней считают вполне естественной и несомненной; о языковом

барьере между ними не может бытъ и речи, так как в структурном отношении, как можно было

видеть, оба языка очень близки. Наконец, литературным калмыцким языком иссык-кулъские

калмыки пользуются уже в течение долгого времени. Последнее обстоятельство особенно важно.

Именно такая действенная сила, как калмыцкий литературный язык, сглаживая различия,

приближает к калмыцкому на правах говора язык бывших сарт-калмаков. В настоящее время

язык калмыков Иссык-Куля есть, несомненно, один из говоров калмыкского языка.

 

Приложение

 

Дуу

1. (Записано от А. Казакнаева 13 июля 1973 г.)

заахоо Җиргилынңңен көвегәсе «вдоль по чужому Джиргалану

залуғун омғар мортхо с молодецкой силой

зайан х°увий болғий! пусть будет любовь!

тантаған-мантаған җирғыйала! поиграем- ка весело и вы и мы!»

2. (Записано от А. Казакпаева 23 июля 1973 г.)

живертэй шархыл мөрнла «крылатого коня желтой масти

жиңниксен уснасы усулхий! напоить бы студеной водой!

жилдэний харғыксн ахынәртаған ни встрече раз в год братьев

җирғат-түргәт суунала! повеселиться бы нам хорошо!»

3. (Записано от А. Казакваева 23 июля 1973 г.)

«о если бы конь-иноходец с

серебряной подковой

мөңгөн тахта жорабор мөрнла перешел бы ледяной перевал

мөсн давағар давхыйла с серебряной грядой (букв, носок)

мөңгөн хамырта Мөкшла! . Мёкш!»

 

 

1 С. М.Абрамзон, Киргизы и их этногенетнческне и историко-культурные связи, Л., 1971, стр. 28.

2 Ш. Дондуков, Некоторые языковые особеяности говора иссык-кульских сарт-калмыков (ойратов) в

сравнительной освещении с монгольскими и киргизским языками, сб. «Олон улсын монголч эрдэмтний II

их хурал», I, Улаанбаатар, 1973, стр.166.

3 С. И. Руденко, Башкиры. Историко-этнографические очерки, М.— Л., 1955, стр. 54; 57;

Р. Г. Кузеев, Происхождение башкирского парода, М., 1974, мр. 285-286.

4 А. В. Бурдуков, Каракольские калмыки (сарт-калмаки), «Советская этнография», 1935, 6, стр. 47—56.

5 С. М.Абрамзон, Этнический состав киргизского населения Северной Киргизии, сб. «Труды киргизской

археолого-этнографической экспедиции», IV, М., 1960, стр. 22—31, 86—87, 88, 90—91, 91—92.

6 А. Гагарин, Т. Меллер, Сарт-калмаки, «Северная Азия», кн. 5—6, М.,. 1928, стр. 186—188,

7 А. В. Бурдуков, указ, соч., стр. 47—79.

8 Б. Алымбаева, К вопросу о сближения народов Киргизии, в кн.: «Трудащиеся Киргизия в борьбе за

строительство социализма и коммунизма», Фрунзе, 1966, стр. 207—212.

9 Ш. Дондуков, указ. соч.

10 Ок.— общекалмыцкий — свойственный калмыцкому языку вообще, примеры приведены из: С, G. J.

Ramstedt, Kalmükisches Wörterbuch, Helsinki, 1935; Б. Б. Басангов, Русско-калмыцкий словарь, Элиста,

1963;

м.-п.— монгольско-письменный язык (см.: Б. Я. Владимирцов, Сравнительная грамматика монгольского

письменного языка и халхаского наречия. Л., 1929; Г. Д.Санжеев, Старописьменный монгольский язык,

М., 1964);

знак - над буквой — позиционная, долгота.

11 Г. Д. Санжеев, Грамматика калмыцкого языка, М.—Л., 1940, стр. 15;

Б. X. Тодаева, Калмыцкий язык, в кн.: «Языки народов СССР», V, Л., 1968,

стр. 35—36.

12 Б. Я. Владимирцов, указ, соч., стр. 315—317; Н. П. Поппе, Квадратная письменность, М.— Л., 1941, стр.

38.

13 Г. Д. Санжеев, Старописьменный монгольский язык, стр. 34—35.

14 Н. Н. Убушаев, Фонетика торгутского говора калмыцкого языка. АКД, М., 1974, стр. 10.

15 Д. А. Павлов, Исследования по калмыцкому языку и письменности, Алма-Ата, 1971, стр. 50.

16 Киргизские примеры см.: К. К. Юдахин, Киргизско-русский словарь, М., 1965.

17 Д. А. Сусеева. К проблеме соотношении калмыцкого языка и калмыцких диалектов; сб. «Совещание по

общим вопросам диалектологии, истории языка. Тезисы докладов и сообщений (Ереван, 2—5 октября

1973)», М., 1973, стр. 42—43.

Sart_kalmak.pdf

Share this post


Link to post
Share on other sites

Статья эта старая, 1973 года, и боюсь, что у читателей может создаться неверное представление о современном положении иссык-кульских калмыков. (Встречал и другие публикации на эту тему - там тоже авторы оперировали весьма устаревшими сведениями).

Вот данные переписи 1989 года: из 4628 калмыков калмыцкий язык считали родным 387 человек и еще 111 указали, что свободно владеют им, как вторым языком. Киргизский как родной указали 4 144 человека. Калмыцким на 1989 год владели только люди старшего и очень старшего поколения. (Кстати, насчет использования калмыцкой письменности, по-моему автор врет - никогда в советское время там не было калмыцких школ с преподаванием языка и никогда не издавалось ни книг, ни периодики на калмыцком). Прошло много лет - старшие поколения ушли из жизни и, думаю, сейчас ситуация совсем плоха. В независимых республиках Ср. Азии процессы ассимиляции только ускорились.

Современные киргизские ученые считают, что никаких калмыков там уже нет, а есть особая этнографическая группа киргизов калмыцкого происхождения. Может это так, может еще нет - но все к этому идет.

Любопытно, что автор в 1973 вспоминает о башкирах - там действительно есть род, ведущий по преданиям свое происхождение от калмыков. Но, во-первых, он не назывался "сарт-калмыки", а во-вторых, на 1973 это были уже на все сто просто башкиры. (Здесь автор тоже врет - видимо, в советской стране народы могли только процветать, а про то, что они ассимилируются и исчезают, писать было нельзя).

Схема в обоих случаях одна - смена веры, утрата языка и культуры, превращение в этногр. группу внутри другого народа и полная ассимиляция.

Share this post


Link to post
Share on other sites
calmouk    7
Недавно Д. А. Сусеева высказала мысль, что, несмотря на генетическое родство, язык иссык-

кульских калмыков па правах говора или диалекта, нельзя относить к калмыцкому языку. В

основе этого взгляда лежит историческая причина — сарт-калмаки не участвовали в

формировании калмыцкой народности в XVII—XVIII вв. и калмыцкой национальности в XX в.17.

 

во многия знания многия печали... (с)

 

Все таки, некоторым людям образование противопоказано...

Share this post


Link to post
Share on other sites

А может так просто удобнее - списали их - и всё. Это проще, чем попытаться что-то сделать - помочь курсы языка открыть, книги на калмыцком туда отвезти или что-то еще в этом направлении сделать.

Никому до этой проблемы дела нет - а услужливые "теоретики", готовые подвести "научный базис" под что угодно, всегда найдутся.

 

PS. Одна ученая дама, мне как-то заявила, что калмыки в Европе и Америке (из первой и второй эмиграции) тоже не являются частью калмыцкого народа, ибо калмыцкий народ окончательно сформировался в советское время, а они в этом не участвовали. Очень похожий подход.

Share this post


Link to post
Share on other sites
calmouk    7

С трудом, сквозь туман недопонимания, недомыслия и просто фальсификаций, начинает вырисовываться действительная картина происходившего..

 

"Сарт" это калмыцкое "сарта", буквально, "с месяцем", "с Луной", т.е. "мусульмане" с их полумесяцем. "Сарт калмыки" это "калмыки мусульмане".

"Олет", "Элют" это китайское искажение калмыцкого самоназвания "Өөрд", не более.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

×