Перейти к содержимому


Фото

Лама Лувсан-Шарап Тепкин


  • Please log in to reply
No replies to this topic

#1 6DoF

6DoF

    Зайсанг

  • Участник
  • PipPipPipPipPipPipPip
  • 387 Сообщений:
  • Gender:Male
  • Location:Moscow

Отправлено 28 May 2008 - 10:43 PM

http://file.oyrat.or...rap_tepkin.html

Сложный путь Ламы Лувсана-Шарапа Тепкина



Лувсан-Шарап (Лубсан-Шараб) Тепкин, уроженец станицы Денисовской, родился в 1875 году, в год свиньи по восточному календарю, в семье Дондока (Дондона) Тепкина, кости хо меркит, Бултуковской сотни (станицы Денисовской с 1877 года). У Д. Тепкина было 4 сына и одна дочь. Два старших сына, Каплюк и Эрдне (Эрдюш), вели вместе с отцом большое хозяйство довольно состоятельного казака. Единственная дочь Адякуш, 1861 года рождения, старшая сестра Лувсана-Шарапа, была выдана замуж в станицу Власовскую за сына конозаводчика Сельдинова, вдовца с детьми. Младший сын Адьян умер рано. Средний сын Тепкиных, Лувсан-Шарап, по обычаю, когда одного из сыновей определяли в хурул, был предназначен в хурул, в манджики. До поступления в хурул учеником Бакши Лувсан-Шарап окончил станичное приходское училище.

Первоначальное духовное образование будущий Лама Лувсан-Шарап Тепкин получил в хуруле Богшрахинского аймака, где Бакшой служил Менке Борманжинов (1855 – 1919), высокообразованный буддист, который серьезно относился к обучению учеников, изучению ими основ буддизма. В течении нескольких лет обучения в хуруле Л.- Ш. Тепкин прошел все ступени монашеского служения, получил звание гелюнга, нес службу в штате хурула станицы Денисовской.

         В 1903 году состоялись выборы на пост Ламы донских калмыков, который выбирался из трех кандидатов выборщиками из каждой станицы из числа духовенства и почетных казаков. Кандидатами на пост Ламы были бакша Бемдякинского хурула Нимя Бакбушев, Шургчи Нимгиров, бакша Багутовского хурула, Менке Борманжинов, бакша Богшрахинского хурула. Должность бакши Богшрахинского хурула занял гелюнг Лувсан-Шарап Тепкин в возрасте 28 лет.

         В 1908 году по случаю 300-летия дома Романовых от донских калмыков в Петербург поехала делегация во главе с Ламой донских калмыков Менке Борманжинова в составе 3-х станичных атаманов, 3-ч бакш станичных хурулов, в числе которых был Лувсан-Шарап Тепкин. В качестве переводчика к делегации в Петербург присоединился студент юридического факультета Петербургского университета Бадма Уланов, с которым у Лувсан-Шарапа сложились дружеские отношения.

         После посещения Петербурга у молодого бакши Лувсана-Шарапа расширились интересы к научному познанию учения Будды, у него появилось желание совершить поломничество в Тибет для продолжения духовного образования, углубленного изучения буддийского учения, буддийской философии. Одобрение для осуществления этой поездки от Ламы М. Борманжинова не получил, но в 1909 году Лувсан-Шарап Тепкин был в Лхасе, у заветной цели, где он пробыл до 1922 года. На такую поездку в одиночку не каждый мог осмелиться и на это нужны были средства, которые нашлись в семье Тепкиных. За более чем десятилетнее пребывание в Тибете Лувсан-Шарап прошел полный курс высшей богословской школы, цаниит, достиг высокого уровня в изучении буддийской философии, монгольского, тибетского языков, достиг довольно высокого положения при дворе Его Святейшества Далай-ламы, состоял советником, сойбун (калмыцкое произношение «сөөвнг») по делам управления Тибета.

         За время пребывания Лувсан-Шарапа Тепкина в Тибете в мире произошли глобальные изменения. Была мировая война, в России свершились две революции, установилась новая власть Советов, была жестокая гражданская война, когда воевали брат с братом, сын с отцом, был исход части калмыков в эмиграцию. Многие его сподвижники, представители духовенства, ушли в эмиграцию. Отошел в мир иной его Учитель Лама М. Борманжинов.

         В 1921 году в Турции, в беженском лагере Тузла, представители калмыцкой интеллигенции, духовенства организовали «Союз помощи буддистам России» (в дальн. «Буддийский союз»), куда вошли более 50 человек из числа калмыцкой интеллигенции, военных, духовенства, в т.ч. бакша Джамнин Умальдинов из Денисовского хурула, Доржа Нимбушов из хурула Ново-Алексеевской станицы, Санжи Куберлинов из хурула Граббевской станицы, Франц Хохлов из хурула Власовской станицы.

         Президиум «Буддийского союза» искал пути установления контактов с Тибетом, с Далай-ламой. Намеревались послать туда делегацию через Индию, чтобы рассказать о положении эмигрантов, калмыков-буддистов. Было отправлено два письма, одно – адресованное Далай-ламе, другое – Лувсан-Шарап Тепкину, находившемуся в Лхасе и занимавшему к этому времени, как было сказано выше, должность личного советника Далай-ламы.

         Почти в это же время, осенью 1921 года, по заданию правительства Советской России в Тибет отправилась миссия в составе 6 человек во главе с ламой Давой Ямпиловым из Бурятии. В составе миссии со специальным заданием находился В. А. Хомутников под конспиративной фамилией Кекеев под видом монаха-паломника. У миссии была задача добиться приема у Далай-ламы и лично передать письмо Наркомата иностранных дел за подписью заместителя наркома Л. М. Карахана. С большими трудностями дипломатическая миссия добралась до Лхасы в апреле 1922 года. Большие надежды на благополучное выполнения задания правительство возлагались на Лувсан-Шарапа Тепкина, выходца из России, станичника В. А. Хомутникова, возможно, даже родственника по калмыцкому исчислению.

         С помощью Л. – Ш. Тепкина цель советской миссии во дворце Далай-ламы была достигнута. Встреча с Его Святейшеством состоялась, письма переданы, получено устное согласие Далай-ламы на установление контактов, дружеских связей с новой властью России. Далай-лама вместе с возвращающейся миссией посылал в Росиию своего советника Л. – Ш. Тепкина. В. А. Хомутников возвращался с Л. - Ш. Тепкиным под видом его слуги.

         Для установления связи с Далай-ламой и получения от него поддержки калмыки-эмигранты и буддисты Советской России почти одновременно обратились к помощи Л. – Ш. Тепкина. С содержанием письма «Буддийского союза» Л. – Ш. Тепкин в 1922 году ознакомил в Лхасе В. А. Хомутникова. В. А. Хомутников обрисовал благополучную обстановку в России по отношению к буддистам. Это общение В. А. Хомутникова с Лувсан-Шарап Тепкиным припомнили ему в годы культа личности.

         В конце 1922 года, выполняя поручение Его Святейшества Далай-ламы и помогая возвращению тайной дипломатической миссии Советской России из Тибета, Л. – Ш. Тепкин вернулся в Россию. По приезде Л. - Ш. Тепкин встретился с Агван Доржиевым (1852 – 1938) (Хамбо Агван Доржиев, бурят по национальности, репрессирован), передал ему письмо от Далай-ламы. А. Доржиеву поручалось быть представителем Тибета в новой России.

         Л. – Ш. Тепкин побывал в Калмыкии, съездил в Сальскую степь, посетил станицу Власовскую, встретился с членом «Буддиского союза» гелюнгом Франц Хохловым, вернувшимся из эмиграции, поинтересовался задачами «Буддиского союза», посетил родных в станице Денисовской, затем выехал в Петроград. По предложению монголиста Б. Я. Владимирцова (1884 – 1931), Л. – Ш. Тепкин, в совершенстве владеющий тибетским, монгольским языками, был приглашен на преподавательскую работу в Петроградский институт живых восточных языков, основанный в 1919 году. Ведущий преподаватель восточных языков профессор В. Л. Котвич (1872 – 1944) к этому времени вернулся на Родину – в Польшу.

         Находясь в Петрограде, Л. – Ш. Тепкин совместно с Агваном Доржиевым провели большую подготовительную работу по созыву съезда буддистов Калмыкии. Сначала был созван съезд буддийского духовенства донских калмыков, затем в 1923 году – в Калмыкии. Ламой калмыцкого народа был избран Г. Сеперов (1884 г. р.), выпускник высшей буддийской школы в Тибете. Через год, ввиду его болезни, обязанности Ламы калмыцкого народа были возложены на его заместителя Чемпиля Баслиева (1884 г. р.), который не поддерживал новые обновленческие направления в буддийской религии.

         В 1926 года проходила подготовка к созыву 1-го Всесоюзного Духовного собора буддистов под руководством А. Доржиева. Собор буддистов состоялся 20-28 мая 1927 года, на нем Л. – Ш. Тепкин выступил с докладом о положении буддийской церквии в Калмыкии.

         В 1928 году на очередном съезде буддистов Калмыкии, по настоянию Агван Доржиева, Ламой калмыцкого народа был избран Лувсан-Шарап Тепкин, как более грамотный, знакомый с декретами Советской власти по отношению к верующим. К этому времени «благоприятная обстановка для буддистов», о которой доложила Далай-ламе миссия 1922 года, резко изменилась в сторону ужесточения.

В 1931 году решением ЦИК КАО была закрыта высшая буддийская школа Чееря в Маныческом улусе, священники облагались непомерными налогами. В защиту от этого произвола от имени Центрального Духовного собора буддистов было разослано письмо о проведении в хурулах молебна «Догшид», в котором власти усмотрели протест против политики властей советского государства.

         В 1929 году раскулачиванию подверглись самые близкие родственники шажен –ламы Лувсан-Шарапа Тепкина: семьи сына и дочери брата Эрдне, Тимофея (Тимош Эрдниевич) Тепкина, Лукьяны (Очирка) Эрдниевны Еленовой (ур. Тепкиной).

         Шажен-лама калмыцкого народа Л. – Ш. Тепкин внимательно следил за политикой правительства, после статьи И. Сталина о перегибах надеялся на некоторое смягчение политики в отношении духовенства, но надежды не оправдались. Круг вокруг шажен-ламы сужался. В вину ему предъявили составление калмыцкого календаря на 1930 год группой зурхачи Икичоносовского, Багачоносовского хурулов, в котором астрологи предсказывали неблагоприятные моменты в жизни народа.

         Представитель Далай-ламы в России Агван Доржиев пытался организовать поездку делегации к Его Святейшеству, а если не удастся, то хотя бы одного человека. Выбор А. Доржиева пал на Л. - Ш. Тепкина, как заместителя представителя Далай-ламы, находившегося под покровительством Наркомата иностранных дел.

         Вопрос о поездке в Тибет долго не решался. В мае 1931 года А. Доржиев и Л. – Ш. Тепкин выехали в Калмыкию, не дождавшись продления срока удостоверения на заместителя представителя Далай-ламы в Советской России.

         Аресты буддийского духовенства продолжались в Бурятии, в Калмыкии, священники приговаривались к различным срокам заключения. Л. – Ш. Тепкин обвинялся в контрреволюционной деятельности по свержению нового строя. Ему был вынесен приговор «растрел», замененный на 10 лет пребывания в лагерях. Его осудили за связь с калмыцкой эмиграцией, с «Буддийским союзом», с Калмыцкой комиссией культурных работников в Праге, переписку с ее руководителем Б. Н. Улановым, со старым знакомцем его по Петрограду, получении оттуда калмыцких журналов «Хонхо».

         Срок лагерей Л. – Ш. Тепкин отбывал в Казахстане,в г. Акмолинске, в отделении совхоза ОГПУ «Гигант». В сопроводительных документах арестанта указывалось, что можно пойти на некоторые уступки, разрешалось пользоваться священными книгами, предоставлять лекартства…

         По информации близкой родственницы Е. А. Самтоновой, шажен - лама Л. – Ш. Тепкин отбывал срок ссылки в «Карлагере» («Карагандинский лагерь»), освободился накануне начала войны, в 1941 году, нашел приют в Караганде у своих земляков, Мусовых, Чуповых, Цеденовых, которые опекали старого бакшу, оказывали ему знаки внимания, уважения, пользовались его услугами в выполнении своих духовных потребностей, совершении различных обрядов, в лечении во время болезней.

         После окончания войны были некоторые ослабления в отношении к церкви со стороны властей. В 1946 году Л. – Ш. Тепкин принимал участие при организации Центрального духовного управления (ЦДУ) буддистов. Участие Л. – Ш. Тепкина в этом важном событии в среде буддистов подтверждает доктор исторических наук Л. Л. Абаева, принимавшая участие в конференции «Буддийская культура и мировая цивилизация на пороге III тысячилетия» в городе Элиста в сентябре 2000 года. В интервью «Камлыкия и Бурятия» она сказала: «Я читала в архивах, что одним из лам, кто выступил организатором «Буддийского духовного центра» был авторитетный лама Шарап Тепкин. В материалах закрытого характера приводится биография калмыцкого ламы».

         Племяник ламы Л. – Ш. Тепкин, сын старшего брата Эрдне Тепкина, Тимофей Тепкин с 1929 года находился в ссылке в г. Березники на Урале. Он стал приглашать своего дядю из Казахстана к себе, на Урал. Л. – Ш. Тепкин выехал к нему в Березники. Точную дату прибытия на Урал Л. – Ш. Тепкина никто не знает. Предположительно это было в 1948 году, не позднее 1949 года. По рассказам Т. Э. Тепкина, за месяц до приезда дяди он похоронил свою мать. Шанжен-лама совершил обряд по усопшей своей берген (невестке). На Урале Л. – Ш. Тепкин прожил недолго, из–за сурового климата часто болел. Он очень сожалел, что поменял Казахстан на суровый Урал. В Караганде старому ламе жилось более комфортно, там его окружали доброжилательные сородичи из станицы Денисовской и другие калмыки.

         По рассказам Т. Э. Тепкина, Лувсан-Шарап Тепкин умер на Урале в 1948 году (не позднее 1949 г.), похоронен рядом с могилой его матери Беряш Тепкиной (ур. Бевиновой) в г. Березники Пермской области.

         Тимофей Тепкин (1885 – 1975) в 1950–х годах, после смерти Л. – Ш. Тепкина, выехал в Киргизию, к родственнику З. Д. Тепкину, оттуда вместе с возвращающимися на родину калмыками вернулся в Элисту, жил в доме – интернате. В начале 1960-х годов по приезду из Казахстана в Калмыкию его взяла к себе в семью Е. А. Самтонова, дочь его сестры Лукьяны (Очирки) Эрдниевны Еленовой (ур. Тепкиной). Умер Т. Э. Тепкин в 1975 году, в возрасте 90 лет.

         Таковы некоторые сведения, достоверные и противоречивые, о последнем шажен-ламе калмыцкого народа Лувсан-Шарапе Тепкине, ученом богослове, буддисте, прошедшем все пути возвышения, наказания как истинный буддист, терпеливо вынесшем все невзгоды, лишения, унижения, но оставшемся до конца жизни верным учению Будды.
The Postman
He delivered a message of hope embraced by a new generation
1973-2043




0 пользователей читают эту тему

0 members, 0 guests, 0 anonymous users