Перейти к содержимому


Фото

Ики Цааджин Бичг


  • Please log in to reply
2 replies to this topic

#1 calmouk

calmouk

    Хан

  • Участник
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1846 Сообщений:

Отправлено 10 November 2007 - 04:59 PM

ВЕЛИКОЕ УЛОЖЕНИЕ

ИХ ЦААЗ

ВВЕДЕНИЕ

«Их цааз» - монголо-ойратское уложение 1640 г. - является выдающимся памятником монгольского феодального права и ценным источником по истории Халхи (Северной Монголии) и Джунгарии (Западной Монголии).

Академик Б. Я. Влацимирцов, рассматривая различные источники для характеристики монгольского феодального общества, писал: «Гораздо большее значение для исследования общественного строя монголов имеют в качестве источников сборники монгольских законов, монгольские "Уложения"» 1.

В прошлом многие исследователи монгольских законодательных памятников, такие, как Иакинф Бичурин 2, К. Ф. Голстунский 3, Ф.И. Леонтович 4, В.А. Рязановский 5 и другие, считали «Их цааз» («Великое уложение»), как и «Халха Джирум» («Халхаские законы») XVIII в., памятниками обычного права. Однако эти уложения, юридически закреплявшие уже сложившиеся в монгольском обществе феодальные общественно-экономические отношения, отражали, по определению Б.Я. Владимирцова, «степное феодальное право, получившее санкцию закона» 6. В то же время Б.Я. Владимирцов не исключал возможности известного влияния обычного права на рассматриваемые своды законов 7.

Монгольские уложения сообщают вполне достоверные сведения об общественных отношениях в Монголии, о быте народа, о которых мало рассказывают летописные материалы, посвященные главным образом внешним событиям истории страны.

«Их цааз» было принято на съезде крупнейших халхаских и джунгарских феодалов, состоявшемся в начале сентября 1640 г. в урочише Улан-бура у Тарбагатайских гор 8, на территории Джунгарского ханства. На этот съезд, созванный по инициативе джунгарского Эрдэни батор-хунтайджи (хотя источники прямо не говорят об этом), из Халхи прибыли Дза-сакту-хан Субуди, Тушету-хан Гомбодорджи. Цэцэн-хан Шолой прислал вместо себя двух сыновей: Эрдэни-хунтайцжи и Далай-хунтайджи. Из Кукунора прибыл Гуши-хан с сыновьями. С Волги приехал Хо-Урлюк с сыновьями. Большая группа влиятельных князей представляла Джунгарию. Среди них были Эрдэни батор-хунтайджи, Очирту-тайджи, Тэнгэри-тойн, Цэцэн-нойон и др.

На съезде присутствовали также крупные религиозные деятели того времени, такие, как Манджушири-хутукта, наместник далай-ламы в Джунгарии; Инзан-римбочи, наместник далай-ламы в Халхе, более известный под именем Цаган номун-хан, или Майдари-хутукта, и знаменитый джунгарский просветитель Зая-пандита. [4]

Не приняли участия в работе съезда лишь представители княжеств Южной (Внутренней) и Восточной (Хинганской) Монголии, находившихся на территории, оккупированной маньчжурскими завоевателями.

Имена тридцати двух наиболее известных и авторитетных участников съезда, включая и духовных деятелей, зафиксированы во вступительной части уложения «Их цааз». Но не исключена возможность, что в работе этого важного форума феодалов участвовало значительно большее число представителей различных княжеств Халхи и Джунгарии.

Съезд князей проходил в обстановке начавшейся маньчжурской агрессии против соседних стран и преследовал цель урегулировать внутренние взаимоотношения между феодалами в обеих частях Монголии и положить конец междоусобицам. Не случайно участники съезда торжественно поклялись:«Не будем вводить розни в среду монголов, не будем обрашаться с людьми одной с нами крови так, как с рабами, хотя б они обеднели и пошли к нам в услужение; не будем отдавать их подвластному человеку иной кости, не будем проливать их кровь... Не только мы, но и потомки наши из рода в род, да не будем делать зла друг другу» 9.

Главная цель джунгарского съезда, как справедливо считает знаток истории Джунгарии И. Я. Златкин 10, заключалась в том, чтобы на базе объединенных Халхи и Джунгарии создать своеобразную федерацию ханств и княжеств, связанных общими классовыми интересами их феодальных правителей; укрепить феодальный строй и власть князей над крепостными - аратами; объединить усилия халхаских и джунгарских феодалов в борьбе против общих врагов и обеспечить взаимную помощь в случае нападения извне. А такая угроза со стороны маньчжурских феодалов была вполне реальной.

Не менее важно было законодательно оформить не только феодальные права и привилегии князей Халхи и Джунгарии, но и правовое положение буддийской церкви и высших слоев буддийского духовенства как важной составной части монгольского феодального общества. Буддийские монастыри получали земельные угодья и крепостных аратов, приписанных к ним. Постепенно эти монастыри превращались в феодальные поместья высших лам, многие из которых провозглашались «перерожденцами » святых из пантеона буддийских божеств. Высшие ламы освобождались от всяких повинностей и налогов, они пользовались всеми правами эксплуатации аратов.

В нашем распоряжении нет подробных данных о том, как готовился и как проходил съезд феодалов в Джунгарии. Известно лишь то, что именно на этом съезде было выработано и утверждено монголо-ойратское уложение под названием «Их цааз». Подлинный текст уложения на монгольском языке до нас не дошел. Сохранились лишь рукописные копии на ойратском языке, написанные ойратским алфавитом, так называемым тод бичиг («ясным письмом»), изобретенным Зая-пандитой в 1648 г. С некоторых ойратских копий делались в разное время переводы на русский и немецкий языки; они публиковались в различных периодических изданиях и специальных трудах 11.

Один из известных в науке до сего времени ойратских списков «Их цааз» хранится в Москве в Калмыцком фонде ЦГАДА 12, три списка [5] находятся в Ленинграде, из них два - в рукописном отделе библиотеки Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР 13 и один — в рукописном фонде библиотеки Восточного факультета Ленинградского государственного университета 14.

Кроме того, имеются еще тексты «Их цааз» и первого указа Галдан-хунтайджи, помешенные в сборнике материалов по истории ойратов на ойратском языке, изданном литографским способом в 1956 г. в г. Хухэ-хото (КНР) 15.

Рукопись Е 83, известная как «список Батор Убаши-тумэна», входит в коллекцию К. Ф. Голстунского., который в предисловии своего издания монголо-ойратского уложения 1640 г. отметил, что этот список был получен им тогда, когда его текст, приобретенный при содействии бывшего попечителя калмыцкого народа К. И. Костенкова, был уже опубликован 16. Что касается списка С 287, хранящегося также в ЛО ИВАН СССР, то он никогда не входил в коллекцию К. Ф. Голстунского и во многом отличается от его публикации.

Университетский список В 9 близок к тексту К.Ф. Голстунского, однако и здесь есть много разночтений и пропусков. Таким образом, изданный текст К. Ф. Голстунского несколько отличается от всех трех списков «Их цааз», хранящихся в настоящее время в Ленинграде. Рукописью монголо-ойратского уложения, находящегося в ЦГАДА, К. Ф. Голстунский не пользовался. Следовательно, он издал копию университетского списка В 9 без должной подготовки ее к печати и тщательного сличения с оригиналом.

В этой связи следует заметить, что В.Л. Котвич 17 и М.И. Гольман 18 в своих статьях утверждали о наличии в наших хранилищах именно пяти списков на ойратском языке, однако обнаружить этот пятый список мне не удалось. Подробное описание ойратских списков «Их цааз» дано в работах В.Л. Котвича 19 и Л.С. Пучковского 20.

Принято считать известные ойратские списки монголо-ойратского уложения неполными, однако без сличения с первоначальным монгольским оригиналом, который, видимо, не сохранился, трудно определить, какая часть уложения и в каком объеме отсутствует.

Непонятно, каким образом несколько дополнительных статей уложения в немецком переводе П. С. Палласа 21 могли исчезнуть из всех других списков. Несомненно, Паллас переводил с русского перевода ойратского списка, отличного от всех существующих ныне, но не лучшего, так как ряд известных по нашим спискам статей, включая преамбулу уложения, даны в сокращенном или измененном виде.

В.Л. Котвич писал: «Согласно русским архивным данным, при ставке калмыцких ханов в юрте, где собирался зарго, хранился полный экземпляр всех законов, написанный на белой камке, но во время междоусобиц между калмыками этот экземпляр был утрачен, и самому Дондук-Даши, по его словам, пришлось разыскивать список с законов по степи» 22. Но из приведенного высказывания В.Л. Котвича вовсе не вытекает, что дошедшие до нас ойратские списки уложения являются неполными. Наоборот, сравнительное изучение этих списков дает нам основание утверждать, что имеющиеся в нашем распоряжении списки «Их цааз» представляют собой полный текст основного памятника, т.е. уложения 1640 г. [6]

В самом деле, все четыре ойратских списка, кроме дефектного экземпляра из Хухэ-хото, оканчиваются одной и той же статьей (197-й нашего вводного текста), гласящей, что за кражу котла или тагана следует взыскать с вора определенное количество скота в зависимости от качества украденной вещи. А ведь эти списки не являются совершенно одинаковыми копиями и к тому же найдены в разных местах. Далее, во всех четырех списках вслед за этой статьей идет первый указ Галдан-хунтайджи, и лишь в двух отсутствует его второй указ. Если допустить, что конец уложения после 197-й статьи был утерян, то как мог сохраниться первый указ Галдана во всех четырех списках? Отсюда можно заключить, что после 197-й статьи не было никаких других.

Вполне возможно, что в ставке калмыцких ханов или в юрте, предназначенной для суда зарго, фактически являвшегося законодательным и исполнительным органом власти феодалов, действительно хранились оригиналы различных законов и многие из них во время междоусобиц могли затеряться Лишь впоследствии некоторые из них были найдены в калмыцких степях. Однако эти данные вовсе не дают еще сведений о том, каков был первоначальный оригинал монголо-ойратского уложения 1640 г.

Что касается переводов уложения с ойратских списков, то они известны научной общественности в трех редакциях:

1. Перевод на русский язык, выполненный в 20-х годах XVIII в. В.М. Бакуниным, секретарем, а затем советником Коллегии иностранных дел, ныне хранится в ЦГАДА 23. К нему восходит большинство ранних переводов на русский язык. Впервые русский перевод В.М. Бакунина был опубликован в 1776 г. графом П.Б. Шереметьевым под названием «Перевод с права мунгальских и калмыцких народов» 24. Затем точная копия этого перевода под названием «Законы мунгальские и калмыцкие» была напечатана в двух номерах журнала «Северный архив» в 1828 г. 25 В этом же году перевод был переиздан без всяких изменений в журнале «Сын отечества» 26.

2. В 1776 г. появился немецкий перевод, изданный П. Палласом под названием "Законы монгольских народов" («Gesetze der mongolischen Voelker» 27). Ф.И. Леонтович, высоко оценивавший перевод Палласа, решил даже переиздать его вместе с русским текстом уложения в переводе В.М. Бакунина с вводной статьей и комментариями 28. Немецкий текст Палласа помещен в книге Леонтовича без всяких изменений, но для удобства цитирования, как утверждает издатель, он ввел нумерацию статей, как и в русском тексте. Однако постатейная разбивка текста на обоих языках проведена им произвольно, и нумерация статей в обоих текстах не совпадает.

Немецкий перевод Палласа получил различную оценку у специалистов. Если по мнению Ф.И. Леонтовича он отличался полнотой, точностью и отсутствием неясных мест, то Н.А. Попов считал, что немецкая редакция представляет собой не филологически точный перевод с русского или ойратского списков, а вольное изложение или даже обработку текста, и поэтому-то в ней «меньше недоразумений, а малопонятные места вовсе обойдены» 29. К.Ф. Голстунский отрицал какие-либо научные достоинства [7] перевода Палласа по сравнению с русским переводом В.М. Бакунина, передавшим «подлинный текст, если и не буквально, то в последовательности и с соблюдением точности мысли» 30. Тем не менее значение работы Палласа состоит в том, что он опубликовал пусть даже несовершенный, но полный перевод неизвестного нам списка русского или, возможно, ойратского текста монголо-ойратского уложения.

Русский текст уложения в переводе В.М. Бакунина издан Ф.И. Леонтовичем по рукописи, подаренной библиотеке Новороссийского университета бывшим главным секретарем Ставропольского статистического комитета, автором ряда работ по истории и этнографии калмыков И. В. Бентковским.

3. Перевод на русский язык, выполненный проф. Петербургского университета К.Ф. Голстунским, издан в 1880 г. Это новый вариант перевода монголо-ойратского уложения 1640 г., двух указов Галдан-хунтайджи и полного свода законов Дондук-Даши с публикацией ойратского текста с предисловием и примечаниями 31.

Все опубликованные переводы уложения не отличаются большой филологической точностью, носят в основном пояснительный характер, в них много пропусков, искажений и стилистических погрешностей.

Перевод К. Ф. Голстунского безусловно полнее отражает ойратский текст, однако и в нем много неточностей и неясных формулировок, пропусков и явных расхождений с оригиналом. Отсюда и различная оценка его труда. По мнению Б. Лауфера, перевод Голстунского является великолепным критическим изданием, который должен быть положен в основу всех исследований по монгольскому праву 32. Иного мнения придерживался акад. Б.Я. Владимирцов, который справедливо отмечал, что «русский перевод монголо-ойратских законов, сделанный Голстунским, не может считаться вполне удовлетворительным» 33. М.И. Гольман, сличавший известные нам списки русских переводов, считает, что «по смыслу перевод Голстунского мало чем отличаетcя от предыдущих переводов, а по ясности изложения во многом уступает им» 34.

В настоящем издании отпала необходимость давать сравнительный анализ всех ранее опубликованных списков русских переводов, поскольку такая работа уже проделана с большой тщательностью М.И. Гольманом в его статье о русских переводах монголо-ойратского уложения 1640 г. Но на некоторых особенностях прежних переводов мы останавливаемся в наших комментариях к переводу памятника.

Источниками для составления «Их цааз» явились в основном письменные законодательные памятники — монгольские уложения, принятые на съездах монгольских феодалов во второй половине XVI и начале XVII в., а также некоторые обычаи, бытовавшие в монгольском народе.

О существовании неизвестных нам письменных памятников права мы знали по ссылкам на ранее изданные уложения в сборнике «Халха Джирум» — памятнике монгольского феодального права XVIII в. и в настоящем монголо-ойратском уложении 1640 г. Так, например, в «Халха Джируме» в ряде законов даются ссылки на «Уложение семи хошунов», «Великое уложение», «Древнее уложение», «Старинное уложение», «Хошунное уложение», «Монгольское уложение» 35 и т.д. В «Их цааз» также имеются ссылки на «Великое уложение», «Прежнее уложение», [8]

«Старинное уложение» и др. Считалось, что все эти законодательные памятники до нас не дошли.

Однако в 1970 г. монгольский ученый X. Пэрлээ обнаружил в развалинах старинного сооружения в Булганском аймаке Монгольской Народной Республики редчайшие экземпляры книг из бересты, на «листах» которых были записаны тексты из буддийских сутр, описаний различных шаманских и ламаистских ритуалов и пр. Но самым важным и удивительным для ученого было, конечно, открытие уникальных памятников монгольского феодального права на бересте. На полуистлевших берестяных листах оказались рукописные копии монгольских уложений, изданных в конце XVI и в начале XVII в. Из-за плохой сохранности бересты многие записи на ней трудно было разобрать и прочесть, а некоторые листы вообще были утеряны.

В результате, надо полагать, весьма трудоемкой работы X. Пэрлээ удалось восстановить и реконструировать 18 различных законов и уложений, принятых на съездах монгольских князей и датированных 1603, 1604, 1611, 1613, а затем 1614 (четыре уложения), 1616 (три уложения), 1617, 1620 и 1639 гг., в том числе четырех уложений, дата которых еще не установлена, относящихся ко второй половине XVI и началу XVII в. Все эти уникальные документы в монгольском оригинале с латинской транслитерацией, снабженные введением, кратким исследованием и необходимыми комментариями, написанными X. Пэрлээ, опубликованы под названием «Вновь открытый памятник халха-монгольского права» 36.

Ознакомление с содержанием вновь открытого памятника в целом и сличение отдельных статей найденных уложений с соответствующими статьями монголо-ойратского уложения 1640 г. и уложений «Халха Джи-рума» убеждает нас в том, что опубликованные X. Пэрлээ монгольские уложения конца XVI и начала XVII в., безусловно, явились письменными источниками как для «Их цааз», так и для «Халха Джирума».

Рассматривая «Их цааз» как важнейший источник по социально-экономическому строю монголов и истории монгольского феодального права, мы решили опубликовать сводный текст памятника, составленный из всех пяти известных нам ойратских списков в латинской транслитерации, поскольку подготовка и издание сводного текста на ойратском алфавите тод бичиг сопряжены с большими техническими трудностями.

При транслитерации сводного ойратского текста уложения нами учтены некоторые особенности разговорного и письменного языков ойратов (западных монголов) в XVII в. Так, например, обозначение долгих гласных у ойратов знаком (-) в нашей работе дается по рекомендации монгольских ученых акад. Ц. Дамдинсурэна и Г. Жамьяна 37. Вместе с тем мы не можем не согласиться с точкой зрения проф. Г.Д. Санжеева о том. что знак (-) в ойратском языке передает не долгие гласные а или ё, а ударные этих же гласных 38.

В основу сводного текста положен наиболее доброкачественный из пяти ойратских списков — беклемишевский 39, хранящийся в Центральном государственном архиве древних актов (рукопись А). Он был сличен со списками: университетским В 9 библиотеки ЛГУ (рукопись В); списками, хранящимися в библиотеке Ленинградского отделения Института [9] востоковедения АН СССР, С 287 (список С) и Е 83 Убаши-тумэна (список Е) и, наконец, с литографским изданием Хухэ-хото, КНР (список Д).

При сличении ойратских текстов уложения были отмечены лишь существенные разночтения, изменяющие смысл предложения или целой статьи, — разночтения в именах собственных и юридических терминах. Цифры внутри строки означают страницы текста основной беклемишевской рукописи А, причем буквой «а» отмечена лицевая сторона, буквой «б» — оборотная сторона текста

Текст, заключенный в прямые скобки, отсутствует в рукописи А; текст в круглых скобках отсутствует в рукописи В; в угловых скобках – в рукописи С; в фигурных скобках — в рукописи Д; в квадратных скобках — в рукописи Е.

С целью облегчения работы по выявлению и сверке разночтений в разных списках мы сочли целесообразным дать в приложении фотокопию основного текста памятника на ойратском языке — беклемишевской рукописи А из фонда ЦГАДА.

В процессе работы над сведением ойратских списков уложения и изучения различных списков уложения на ойратском языке у нас возникла заманчивая идея попытаться реконструировать первоначальный монгольский текст памятника, который до сих пор не найден и считается утраченным. Мы представляем на суд монголоведов нашу версию реконструированного текста монгольского оригинала «Их цааз». Вместе с тем мы не теряем надежды, что где-нибудь обнаружится подлинник этого замечательного памятника монгольского феодального права и мы будем иметь возможность пользоваться оригиналом уложения на монгольском языке.

Поскольку переводы отдельных ойратских списков, выполненные В.М. Бакуниным двести пятьдесят лет назад и К.Ф. Голстунским сто лет назад, явно устарели и страдают множеством досадных ошибок и неточностей, мы предлагаем новый вариант русского перевода, но уже со сводного ойратского текста уложения.

Титулы и юридическая терминология даны преимущественно в переводе. Малоизвестные монгольские или ойратские термины и титулы приводятся в русском переводе, за которым следуют в круглых скобках их монгольская или ойратская формы.

Монгольские или ойратские термины и титулы, не имеющие русского эквивалента, даны в транскрипции и объясняются в комментариях. В квадратные, а также в круглые скобки заключены слова и фразы, вставленные переводчиком для лучшего понимания текста памятника (подразумеваемые по смыслу и пояснительные).

Дореволюционная монгольская кодификация, как правило, не практиковала разбивку законов или уложений на отдельные статьи и параграфы. Исключение составляет лишь ойратский список «Их цааз» (Е 83), который разделен на 121 статью, очевидно, Убаши-тумэном. Но здесь постатейная разбивка проведена весьма произвольно и не по принципу группировки однородных по смыслу статей. В нашем издании мы даем новую разбивку статей, разделенных иногда и на параграфы, в полном соответствии с их содержанием; структура оригинала при этом не нарушается.

Название работы «Их цааз» («Великое уложение») четко зафиксировано в преамбуле памятника самими составителями монголо-ойратского [10] уложения 1640 г. Бытующие в монголоведческой литературе такие названия, как «Степное уложение», «Устав взысканий», «Цааджин бичиг» и т.д., появились, очевидно, в результате того, что исследователи, изучавшие различные версии монголо-ойратского уложения, не обратили должного внимания на наличие названия во вступительной части самого памятника.

Отсылки к примечаниям, помещенным после перевода; обозначены арабскими цифрами. Книга снабжена предметным указателем и указателем имен собственных и географических названий.


--------------------------------------------------------------------------------

Комментарии

1 Б.Я. Владимирцов. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм. Л., 1934, с. 19.

2 Иакинф Бичурин. Историческое обозрение ойратов или калмыков с XV столетия до настоящего времени. СПб., 1834.

3 К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года. Дополнительные указы Галдан-хун-тайджия и законы, составленные для волжских калмыков при калмыцком хане Дондук-Даши. СПб., 1880.

4 Ф.И. Леонтович. К истории права русских инородцев. Древний монголо-калмыцкий или ойратский устав взысканий (Цааджин-Бичик). Одесса, 1879.

5 В.А. Рязановский. Монгольское право (преимущественно обычное). Исторический очерк. Харбин, 1931.

6 Б.Я. Владимирцов. Общественный строй монголов, с. 22.

7 Там же.

8 На первом листе рукописи Е 83 (список Е) из коллекции К.Ф. Голстунского имеется пометка по-русски: «Урочище Улан-бура у Тарбагатайских гор», указывающая, вероятно, на место составления памятника

9 Габан Шараб. Сказание об ойратах. Перевод с ойратского Ю. Лыткина. Рукоп. отд. б-ки ЛО ИВАН СССР, Ф. 60, oп. 1, № 10, л. 9а-9б.

10 И. Я. Златкин. История Джунгарского ханства (1635-1758). М., 1964, с. 176.

11 Опыт трудов Российского вольного общества при имп. Московском университета Т. 3. М., 1776, С. 216-279; P.S. Pallas. Sammlungen historischer Nachrichten ueber die mongolischen Voelkerschaft. Bd 1. St-Pb., 1776. c. 194-218: "Северный архив", 1828. Ч. 31, № 2, с. 258-288; Ч. 32, № 3, с. 42-70; "Сын отечества", 1828. Кн. 1, 3; Ф.И. Леонтович. Древний монголо-калмыцкий или ойратский устав взысканий; К.Ф Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года

Характеристике переводов и русских списков уложения посвящена обстоятельная статья М.И. Гольмана: М.И. Гольман. Русские переводы и списки монголо-ойратских законов 1640 г. — Монгольский сборник. Экономика, история, археология. М., 1959, с. 139-162.

12 ЦГАДА (Центральный государственный архив древних актов). Калмыцкие дела Ф. 119, д. 1.

13 Коллекция К.Ф. Голстунского, Mns. E 83 и С 287.

14 Калмыцкий фонд, шкаф VII, Calm. В 9. В статье М.И. Гольмана о русских переводах и списках халха-джунгарского уложения 1640 г. (Монгольский сборник, 1959, с. 141) ошибочно указано на наличие еще одного ойратского списка в Ленинградской публичной библиотеке им. М.Е. Салтыкова-Щедрина Такого списка в фондах этой библиотеки нет.

15 Todo mongyol kelen deger-e keblegdegsen teueke-yin materiyal. 87 листов, издание Пединститута Внутренней Монголии, текст подготовил А. Ариши. В сборник включены следующие материалы: об Аюка-хане; Сказание о дурбэн-ойратах Батор Убаши-тумэна; о Жамьян-нойоне; география России и мира, перевод Мункэ-насун Усманова; История России, указ императрицы Анны Иоанновны об утверждении Дондук-Омбо «Главным управителем калмыцкого народа» от 7 марта 1735 г., ойратский перевод указа; неполные тексты уложения «Их цааз» и законов Дондук-Даши. Сборник издан с большими дефектами.

16 К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года, с. 4.

17 В.Л. Котвич. Русские архивные документы по сношениям с ойратами в XVII и XVIII вв. 1. Пг., 1919, с. 796.

18 Монгольский сборник, 1959, с. 141.

19 В.Л. Котвич. Русские архивные документы, 1, с. 791-822.

20 Л.С. Пучковский. Монгольские, бурят-монгольские и ойратские рукописи и ксилографы Института востоковедения АН СССР. М.-Л., 1957.

21 P.S. Pallas. Sammlungen. Паллас не владел монгольским языком, следовательно, в его распоряжении был русский перевод уложения, не дошедший до нас.

22 В.Л. Котвич. Русские архивные документы, 1, с. 796.

23 ЦГАДА, Калмыцкие дела, Ф. 119, д. 2, лл. 1-49 об. Авторство В.М. Бакунина, владевшего монгольским и ойратским языками, вполне убедительно доказано М.И. Гольманом в его статье о русских переводах и списках монголо-ойратского уложения 1640 г. (Монгольский сборник, с. 139-162).

24 Опыт трудов Российского вольного общества при имп. Московском университете, с. 216-279.

25 «Северный архив». 1828. Ч. 31, № 2, с. 258-288; ч. 32, № 3, с. 42-70.

23 «Сын отечества». 1828. Кн. 1, 3.

27 P.S. Pallas. Sammlungen. с. 194-218.

28 Ф.И. Леонтович. Древний монголо- калмыцкий и ойратский устав взысканий,

29 Цит. по статье: М.И. Гольман. Русские переводы и списки монголо-ойратских законов 1640 г. - Монгольский сборник, с. 147.

30 К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года, с. 5.

31 К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года.

32 Б. Л ауфер. Очерк монгольской литературы. 1927, с. 87.

33 Б.Я. Владимирцов. Общественный строй монголов, с. 21.

34 М.И. Гольман. Русские переводы и списки монголо-ойратских законов 1640 г. - Монгольский сборник, с 157.

35 Халха Джирум - памятник монгольского феодального права xviii в. Сводный текст и пер. Ц.Ж. Жамцарано. Подг. текста к изд., ред. пер., введ. и примеч. С.Д.Дылыкова М., 1965, с. 16, 20, 21, 26, 31, 43, 56, 58, 62, 86.

36 X. Пэрлээ. Халхын шинэ олдсон цааз - эрхэмжийн дурсгалт бичиг (Вновь открытый памятник халха-монгольского права). Кн. 1. Ред. акад. Ш. Нацагдорж. Улан-Батор, 1973, с. 1-139. (Монгол ба тов Азийн орнуудын соёлын туухэнд холбог-дох хоёр ховор сурвалж бичиг — Два уникальных документа по истории культуры Монголии и стран Центральной Азии, Улаанбаатар хот, 1974 он.)

37 Г. Жамьян. Обозначение долгих гласных в ойратском «ясном письме». «Народы Азии и Африки». 1970, N 5, с. 151-153.

38 Там же, с. 152.

39 Этот список в начале XVIII в. был прислан из Калмыкии в Коллегию иностранных дел полковником Беклемишевым, командиром отряда казаков при калмыцком хане Цэрэн-Дондуке. С этого списка и был сделан В.М. Бакуниным первый русский перевод.

Текст воспроизведен по изданию: Их Цааз ("Великое уложение"). Памятник монгольского феодального права XVII в. М. Восточная литература. 1981

© текст - Дылыков С. Д. 1981
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Войцеховский А. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 1981


Be Realistic, Demand the Impossible!
(Author: unknown, Paris, 1968)

#2 calmouk

calmouk

    Хан

  • Участник
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1846 Сообщений:

Отправлено 10 November 2007 - 05:00 PM

ВЕЛИКОЕ УЛОЖЕНИЕ

ИХ ЦААЗ

ПЕРЕВОД СВОДНОГО ОЙРАТСКОГО ТЕКСТА "ИХ ЦААЗ" И УКАЗОВ ГАЛДАН-ХАНА

/ВЕЛИКОЕ УЛОЖЕНИЕ/

Да будет благо и мир!

Поклоняемся Очир Дара ламе 1, воплотившему /в себе/ три свойства святости 2, украсившему /себя/ вечным примером добродетели и мудрости, исходящих из учения об истинной сущности пустоты в море вселенной 3. Всеми руководящий Шакьямуни 4, соблаговоли осветить /нас/ горячими лучами света и очистить клубок наших сомнений, издавна таящихся в нас. Поклоняемся прежде всего стопам 5 владыки /нашей/ веры Дзонхавы 6, наследовавшему святость Будды и распространившему его учение в этих странах 7.

Поклоняемся стопам двух святых - покровителю всех живых существ Панчен-эрдэни 8, воплотившему в красно-желтом /одеянии/ образ Абиды-бурхана /Будды Амитабы/, и спасителю Далай-ламе 9, ставшему украшением всех обитателей чистого снежного царства. Обращаемся с надеждой на неизменную помощь к святителю, прославившемуся под именем святого Инзан-римбочи 10, сострадание которого, без различия ко всем живым существам, беспредельно.

В присутствии трех святителей (хутукт) - истинных последователей Шакьямуни - отца Инзан-римбочи, Акшоби Манджушири 11 и Амуга-шиди /Манджушири/ 12, в благоприятный день пятого числа среднего осеннего месяца года богатыря железа-дракона 13 князья сорока и четырех 14, /халхаские и джунгарские/, начиная с Эрдэни Дзасакту-хана 15, Тушету-хан 16, /2а/ Убаши Далайнойон 17, Далай-хун 18, Хун-нойон 19, Цэцэн-нойон 20, Дайчин-хунтайджи 21, Эльдэн-нойон 22, Мэргэн-нойон 23, Эрдэни-хунтайджи 24, Дайбун-хунтайджи 25, Тэнгэри-тойн 26, Аюши хатон-батор 27, Эрдэни батор-хунтайджи 28, Хундулэн-убаши 29, Гуши номун-хан 30, Урлюк 31, Шукур-дайчин 32, Эльдэн 33, Дайчин-хошучи 34, Очирту-тайджи 35, Мэргэн-дайчин 36, Чоукэр 37, Цэцэн-тайджи 38, Мэдэчи-тайши 39, Буо Эльдэн 40, Мэргэн-нойон 41, Дамарин 42, положив начало, составили Великое уложение 43.

1. Если кто, напав на наше государство, совершит убийства, разорит и ограбит большое число людей и поселений, то монголы и ойраты, оба /народа/, объединившись, должны отпустить напавшего и, забрав все его состояние, половину отдать отпустившему /разоренному/, а другую [14] половину взять и разделить пополам /между ойратским и монгольским князьями/.

2. Если кто разорит небольшое число людей и поселений в наших пограничных районах, то взять с него сто панцирей (хуяк), сто верблюдов и тысячу лошадей, а то, что им было взято, полностью вернуть. За людей, скот и вещи /при утере или отсутствии/ дать возмещение (оро). За чиновного (ямуту) дать возмещение в пятикратном размере, а за нечиновного (яму угэй) дать возмещение в одинарном размере - одну ценную вещь (бэркэ) 44.

3. Начиная с года огня-змеи /1618/ по год земли-дракона/1628/ баргуты, батуты и хойты, находившиеся в Монголии, остаются у ойратов. Всех лиц, кроме тех /названных/, /2б/ без задержки передавать друг другу. Если кто откажет в выдаче, то взять с него по двадцать лошадей и два верблюда за каждого задержанного, а задержанных отобрать 45.

4. Людей Цокто, находившихся в Ойратии, при бегстве возвращать в Ойратию 46.

5. В случае нападения неприятеля на Монголию или Ойратию — дать известие. Если кто из владетельных князей пограничных районов, услышав это известие, не выступит /против неприятеля/, то взять с него сто панцирей, сто верблюдов и тысячу лошадей; если не выступит невладетельный князь, то взять с него десять панцирей, десять верблюдов и сто лошадей.

6. Если кто совершит убийство и ограбление у служителей религии в монастыре, то взять с него сто панцирей, сто верблюдов и тысячу лошадей. В отдельных случаях штрафовать по Великому уложению 47.

7. Если к кому-нибудь прибудет беглый (босхоул), то половину его имущества отобрать, а /самого беглого/ вернуть его владельцу.

8. Если кто убьет человека, то взять с него, по Великому уложению, тысячу овец 48.

9. За /кражу/ скота штраф (яла)- восемь девятков (есу) голов /скота/, да свидетелю дать один девяток 49.

10. Если кто из князей будет укрывать /беглых/ и не выдаст их, то взять с него сто панцирей, сто верблюдов и тысячу лошадей. Половину /штрафа/ получает владелец беглых.

11. За состоятельного беглого, находящегося /в монастыре/ на попечении у ламы, дать выкуп (дзолих) в размере пяти /голов скота/, а за бедного - две /головы скота/ или одну ценную вещь.

12. Из десяти человек /беглых/, отобранных в монастыре по чьему-либо иску, взять одного /за труд и хлопоты/.

13. Данное уложение никто не должен нарушать, а если кто нарушит, то взять /штраф/ с владетельных князей десять верблюдов и сто лошадей; с князей, подобных Мэргэн-дайчину или Чоукэру. пять верблюдов и пятьдесят лошадей; с невладетельных /3а/ князей три девятка с верблюдом /в каждом девятке/; с табунанов (зятьев князей) и четырех знатных тушимэлов (чиновников) два девятка с верблюдом /в каждом девятке/; с сайтов (почтенных) тушимэлов отоков (уделов) девяток с одним «верблюдом во главе» 50.

14. Если кто из владетельных князей, вступив в бой с неприятелем [15] затем сбежит, то взять с него сто панцирей, сто верблюдов, пятьдесят семей (дворов) и тысячу лошадей 51.

141. Если князья, по рангу подобные /Мэргэн/-дайчину или Чоукэру, сбегут с поля боя, то взять с них пятьдесят панцирей, пятьдесят верблюдов, двадцать пять семей и пятьсот лошадей.

142. С невладетельных князей взять десять панцирей, десять верблюдов, десять семей и сто лошадей.

143. С табунанов и облеченных властью четырех тушимэлов взять пять панцирей, пять верблюдов, пять семей и пятьдесят лошадей.

144. С тушимэлов отоков взять три ценные веши, три 52 семьи и тридцать лошадей.

145. С знаменосцев (тогчин) и трубачей (буречин) брать в таком же размере, как с табунанов или тушимэлов.

146. Наказание командира эскадрона (хошучи) такое же, как аймачного (местного) тушимэла: снять с него панцирь и надеть на него женскую безрукавку (цэгэдэк),

147. С приближенных телохранителей (хя) 53 брать одну семью и девяток с панцирем.

148. С простых латников (убчитэн) взять четыре добрых коня с панцирем.

149. С воина (дуулгат) брать три коня с панцирем.

1410. С латника (дэгэлэй хуякт) брать два коня с панцирем.

1411. С простолюдина (хара хун) брать одного коня с колчаном (сага-дак). /3б/.

1412. Вообще, если человек (воин) сбежит с поля боя, - надеть ему женскую безрукавку.

15. Если кто /в бою/ спасет князя, того возвести в дарханы в хошуне, а если покинет князя, того убить и разорить 54.

151. Того, кто спасет в бою, начиная с табунанов и тушимэлов, вознаградить согласно предыдущей статье уложения.

16. Факт измены или бегства с поля боя установить через свидетельское показание.

17. Если кто, увидев большое /войско/ неприятеля или услышав об этом, не известит никого, то его убить, имущество его конфисковать, а потомство изгнать 55.

18. Если кто, увидев грабителя (разбойника), никому не скажет, то конфисковать половину его скота 56.

19. По получении тревожной вести о приближении неприятеля собраться в ставке князя.

20. Того, кто, зная об этом, не придет, наказать согласно предыдущей статье уложения (как за побег с поля боя). При этом следует учесть, на каком расстоянии находится его нутуг (стойбище).

21. Тому, кто отобьет у грабителя награбленное им в аилах имущество и угоняемый табун лошадей, дать половину имущества и скота /отбитого у грабителя/.

211. Если при этом погибнет человек, то возместить его, как положено (т.е. родственники должны получить положенное из имущества и скота владельцев табунов). [16]

212. Если погибнет человек, который не смог отбить у грабителя награбленного, то за него должны дать вознаграждение в виде одной ценной вещи (бэркэ) родственники /ограбленного/.

213. Если кто, увидев грабителя или услышав об ограблении, не устремится в погоню за ним, то, если он окажется состоятельным человеком, — конфисковать половину его имущества и скота, если среднего достатка, - взять с него один девяток (скота), а если бедным, - взять пяток (табу) 57.

22. Безоговорочно предоставлять подводы /посланцу/ по трем важнейшим делам независимо от его ранга. Особо следует знать о поездке посланца по государственным или религиозным делам. Обязаны давать подводы посланцу в случаях болезни владетельного князя и его супруги и нападения большого /войска/ неприятеля 58.

23. Если кто откажет в предоставлении подводы, того оштрафовать девятью девятками /скота/ 59.

24. За оскорбление цорджи 60 /4а/ оштрафовать девятью девятками /скота/.

241. За оскорбление лам, являющихся учителями князей, оштрафовать пятью девятками.

242. За оскорбление гэлунов 61 оштрафовать тремя девятками. А того, кто ударит его, наказать пятью девятками.

243. За оскорбление банди 62 или шабаганцы 63 взять пяток. А того, кто их побьет, наказать девятком.

244. За оскорбление убаши 64 или убасанцы 65 оштрафовать одной лошадью. А того, кто их побьет, наказать в зависимости от нанесенного им увечья.

25. С тойна 66, самовольно нарушившего принятый на себя обет, взять половину его имущества и скота.

26. За оскорбление женившегося банди взять одну лошадь. А с того, кто побьет его, взять две лошади (холбо) 67.

27. Если кто возьмет подводу у лам или банди, то взять с него одну корову.

271. Если кто для подводы возьмет освященную лошадь 68, то взять с него лошадь.

272. Если такую лошадь отдаст для подводы сам подводчик, то с него взять /лошадь/.

273. Если посланец сядет на такую лошадь, то с него взять /лошадь/, но если он сядет на такую лошадь по незнанию, то привести его к присяге.

28. Если кто оскорбит владетельных князей, того разорить.

281. Если кто оскорбит словами чиновных князей или табунанов, то оштрафовать его одним девятком. А того, кто ударит их, наказать пятью девятками.

282. Если кто оскорбит нечиновных князей или табунанов, то оштрафовать его пятком. А того, кто ударит и сильно побьет их, наказать тремя девятками, а если не сильно - двумя девятками.

283. Если кто оскорбит словами телохранителей-проводников (хя) и шуленг 69, то оштрафовать его конем и овцой. За сильные побои взять девяток, а за незначительные — пяток. [17]

29. Если чиновные князья, табунаны и сайты, нечиновные князья и табунаны, дэмчи и шуленги — все они побьют кого-либо ради исполнения распоряжений, указов и законов правителей, то вины им за это нет. Если даже после побоев кто-нибудь умрет, то все равно вины за это нет.

291. Если все эти сайты побьют кого-либо только по прихоти и бахвальству, то за сильные побои взять девяток /4б/, за средние - пяток, за незначительные - коня.

30. Если кто будет без причины обзывать проезжающего мимо человека, называя его «головой матери или отца» или подшучивать над ним, говоря, что он «от того и другого», то взять с того /обидчика/ коня.

31. Посланец, едущий по общественным делам, должен брать подводу только из своего аймака, а если возьмет из другого, то взять с него трехлетку (кобылу или корову).

32. Если подводчик, взяв у кого-либо лошадь, не сообщит /об этом/ владельцу лошади в тот же день, то взять с него овцу, а если он не сообщит и на следующий день, то взять с него трехлетку (кобылу или корову).

33. Если кто побьет посланца (элчи), с того взять девяток.

331. Если кто стянет /посланца/ с лошади, с того взять пяток.

332. Если кто не даст /посланцу/ лошади или отнимет у него взятую лошадь и побьет посланца, то взять с него одну лошадь.

34. Если кто, выдавая себя за посланца, обманным путем возьмет подводу и довольствие, то взять с него девяток. Если он не признается, то, ударив его пять раз, взять один пяток. Если он сделает что-либо одно /либо возьмет подводу, либо воспользуется довольствием/, то взять с него пяток.

35. Посланец, едущий далеко, имеет право брать довольствие — на одни сутки одного барана, но если возьмет лишнее, то взять у него коня.

36. Если у кого в пути изнурится лошадь и никто ему взамен не даст /другой/, то /с отказавшего/ взять трехлетку (кобылу или корову).

37. Если кто откажет /проезжему/ в ночлеге, то взять с него трехлетку (кобылу или корову) 70.

371. Если же откажет в этом бездетная женщина, то взять у нее безрукавку. Но если она будет ссылаться на какие-то причины /для отказа/, то привести ее к присяге (шихага).

38. Если кто убьет антилопу в княжеском заповеднике (хоригсан буудал), то взять с него девяток с верблюдом. Но если он не знал, /что это княжеский заповедник/, то вины его нет.

39. Если кто прервет доставку довольствия владетельным князьям, то взять /с него/ девять девятков.

391. Если кто прервет доставку довольствия чиновным князьям и табунанам, то взять /с него/ девяток.

392. Если кто прервет доставку довольствия невладетельным князьям и табунанам, то взять /с него/ коня.

393. Если кто воспользуется довольствием неправильно, т.е. сверх положенного, то взять /с него/ коня.

394. Если кто воспользуется суточным довольствием неправильно или в шутку, то взять /с него/ коня. [18]

40. Если кто побьет /сильно/ своего учителя или отца и мать, то взять /с него/ три девятка; за средние /5а/ побои взять два девятка; за незначительные — один девяток.

41. Если невестка побьет /сильно/ свекра или свекровь, то взять с нее три девятка; за средние побои взять два девятка, а за незначительные — один девяток. Да еще за сильные побои дать тридцать ударов /плетью/, за средние - двадцать ударов, а за незначительные – десять ударов.

42. Если побьют отец своего сына или свекровь свою невестку в порядке нравоучения, то вины в этом нет.

421. Если же побьют неправильно, то взять с них за /сильные побои/ девяток, за средние — пятак, за незначительные — одного коня.

43. Если свекор побьет свою невестку, то взять с него за /сильные побои/ два девятка, за средние — девяток, за незначительные — пятак.

44. Если сын убьет своего отца или свою мать, то человек, увидевший его, обязан схватить и доставить его владельцу-князю, за что он должен получить девяток с ценной вещью. Кроме того, убийца лишается всего прочего - семьи и имущества.

45. Если отец убьет своего сына, то он лишается всего, семьи и имущества.

46. Если кто убьет своего раба (богол), то взять с него пять девятков. А если убьет рабыню (эмэ богол), то взять с него три девятка.

47. Если кто убьет свою покинутую жену, то взять с него пять девятков.

48. Если жена убьет /другую/ жену /при двоеженстве/, то поступить по положению об убийстве человека или же, обрезав у нее уши, выдать замуж за другого. Муж должен выбрать одно из двух: либо расстаться с женой, либо отдать скот за убийство.

49. Отец должен выделить своему сыну наследство по положению (обычаю). Если отец обеднеет, то он может взять из /каждого/ пятка голов скота, /принадлежащего сыну/, одну.

50. При сватовстве чиновных князей и табунанов берется в качестве выкупа за невесту тридцать ценных вещей и следующее количество скота: сто пятьдесят лошадей и четыреста овец.

51. При сватовстве невладетельных князей и табунанов берется выкуп за невесту — пятнадцать ценных вещей, пятьдесят лошадей /5б/ и сто овец. Размер приданого зависит от количества скота, данного в качестве выкупа за невесту. Уменьшение же размеров выкупа и приданого зависит от воли договаривающихся семейств.

52. Количество скота, которое берется в качестве выкупа за дочь дэмчи 71 сорока/кибиток/: пять верблюдов, двадцать пять бодо 72 и сорок овец.

Приданое невесты должно состоять из десяти /штук/ одежды (платьев) сшитых, двадцати отрезов несшитых, седла, узды, шубы, безрукавки, двух верблюдов 73 и двух лошадей. Если в качестве приданого дадут еще и человека, то /зять/ обязан отдарить верблюдом. Вообще же отдаривать следует сообразно размеру приданого невесты.

53. При сватовстве шуленг двадцати /кибиток/ дается выкуп в [19] количестве четырех верблюдов, двадцати бодо и тридцати овец. Приданое же должно состоять из: пяти платьев сшитых, пятнадцати отрезов несшитых, коня и верблюда. Зять должен отдарить сообразно размеру приданого невесты.

54. Такое же количество скота дается и берется при сватовстве телохранителей-проводников.

55. При сватовстве людей среднего сословия дается выкуп в количестве трех верблюдов, пятнадцати бодо и двадцати овец. Приданое же должно состоять из верблюда, коня, четырех платьев сшитых и десяти - несшитых. Отдаривать сообразно размеру приданого невесты.

56. При сватовстве простых людей дается выкуп в количестве двух верблюдов, десяти бодо и пятнадцати овец. Приданое же должно состоять из коня, верблюда, шубы, безрукавки, седла и узды.

57. Следует брать в жены девиц старше четырнадцати лет. Девиц младше четырнадцати лет, если /их возраст/ засвидетельствует дэмчи или шуленга, замуж не выдавать. Если кто нарушит это положение, то его дочь выдать замуж без скота (т.е. без выкупа).

58. Для /пира/ дэмчи сорока /кибиток/ нужно четыре бодо и пять овец; для /пира/ шуленги двадцати /кибиток/ — три бодо и четыре овцы; для /пира/ людей среднего сословия — два бодо и три овцы, а простых людей /6а/ - одно бодо и две овцы.

59. Ежегодно из сорока /кибиток/ четыре должны женить своих сыновей.

591. Каждые десять кибиток должны оказать помощь в женитьбе одного из сыновей.

592. Кто даст в порядке оказания помощи /одно/ бодо, тот получит /из приданого невесты/ сшитое платье, а кто даст овцу, тот получит отрез на платье. Но ничего нельзя брать из личной одежды невесты.

593. Если /десять кибиток/ не окажут помощи в женитьбе, то взять с них штраф в виде наказания — два верблюда, пять лошадей и десять овец.

60. Ежегодно из сорока кибиток две должны делать латы, если не сделают, то оштрафовать конем или верблюдом.

61. При достижении сговоренной невестой двадцати лет ее отец трижды уведомляет свата (отца жениха) об этом. Если свадьба не состоится, то отец невесты, доложив князю, может выдать дочь за другого. Если выдаст дочь за другого, не уведомив /никого/, то он должен вернуть свату ранее полученный скот в качестве выкупа. А наказание по обычаю.

62. Если девица умрет после свадьбы, то ее приданое вернуть /полностью/. Если же умрет до свадьбы, то жених получает половину скота, отданного в качестве выкупа.

621. Если /он/ дал тестю шлем (дуулга), латы (харабчи) или панцирь, то за шлем может получить пяток, за латы или панцирь - девяток с верблюдом; если дал ружье, то за него /может/ получить пяток.

63. За кражу панциря (лубчи хуяк) вэять с вора десять девяток, залаты (харабчи) — три девятка, за латы (дэгэлэй хуяк)— три девятка; за шлем - один девяток; за ружье (буу) - один девяток. За кражу хорошего меча или сабли (сэлмэ) взять девяток, плохого — пяток; за хорошее [20] копье — три /головы скота/, за плохое — лошадь; за хорошие лук и колчан с десятью стрелами взять три девятка; за колчан и лук среднего качества взять девяток, за плохие колчан и лук взять козу с козленком.

64. Сват (хода) штрафуется в том случае, если его сын женится на девице, уже просватанной другим, но если девица не была просватана ранее, то сват не штрафуется

65. Если родители уже просватанной невесты по сговору с кем-то выдадут ее замуж за другого, то за это брать: с состоятельного человека пять девятков с верблюдом в каждом девятке, с человека среднего сословия — три девятка с верблюдом в каждом девятке, с простолюдина — девяток с верблюдом.

Первый жених должен взять свою невесту (жену) вместе с отданным за нее выкупом. Если девица выйдет замуж без ведома и согласия родителей, то в этом случае поступить по положению о тройном штрафе. А невиновность родителей установить путем приведения их к присяге. Этот тройной штраф взимается со второго жениха, и им должен воспользоваться отец вышедшей замуж девицы.

66. Если приемный сын полюбит своего родного отца и уйдет к нему, то за него выкуп не брать. Уйти может только один, а жену и детей своих он должен выкупить.

67. Судьбой удочеренной девочки распоряжается удочеривший ее. Но скотом, /полученным за нее при выдаче ее замуж, отец родной и удочеривший/ пользуются одинаково (т.е. делят пополам) и приданое за нее должны давать поровну.

68. Если кто уведет неоговоренную девицу, то взять /штраф/: со знатного человека — семь голов скота, с человека среднего сословия - пять, а с простолюдина - одного верблюда.

69. Человек, перешедший от другого владельца, должен вернуться на свое прежнее местожительство с тем, с чем он прибыл.

691. Приютивший его князь из всего того, что дал ему, и с того скота, который тот нажил сам, забирает половину.

70. Если /скот/ падет от укуса бешеной собаки, то взять /с хозяина собаки/ одну скотину за пять павших голов.

71. Если умрет человек /от укуса бешеной собаки/, то взять /с хозяина собаки/: за состоятельного человека девяток /скота/, за человека среднего достатка — семь /голов скота/, а за бедняка - пяток 74.

72. Если бешеный человек убьет человека, то взять /с родственников бешеного/ половину имущества в пользу семьи убитого 75. Но надо знать все обстоятельства.

73. Если /бешеный/ будет убит кем-либо, то, хотя вины в этом нет, /убийца/ все же должен быть оштрафован пятью девятками 76. При этом следует учесть степень и характер бешенства 77.

74. Если /бешеный/ человек будет убит из-за того, что он постоянно причинял людям зло, то вины в этом нет.

75. Если скот, при котором был хозяин, проходя в ущелье гор, свалит камень и убьет человека, то с хозяина скота взять: за состоятельного человека /7а/ девяток с ценной вещью, за человека среднего сословия — пяток, а за бедняка - одну ценную вещь. [21]

751. Если скот бродил без хозяина, то наследники убитого могут взять одну голову из того скота.

76. Если верблюды самцы, быки и жеребцы побьются между собой до смерти, то платы за них нет.

77. Если бродячий скот убьет человека, то поступить так, как /поступают в случае, если/ скот бродит в ущелье гор без хозяина.

78. Если лошадь, на которой едет хозяин, убьет человека, то поступить так, как в случае со скотом, проходящим в ущелье гор с хозяином.

79. Если кто в чужом доме подавится чем-либо или поперхнется и, будучи пьяным, испражнится, то его не винить 78.

80. Если кто на войне, защищая жизнь, убьет неприятеля (мужа), то может взять его жену.

81. Кто убьет человека в панцире, тот должен взять его панцирь, а следующий за ним человек должен взять одно из двух: латы или шлем по выбору. Люди, пришедшие позднее, должны взять по мере своего прибытия кто что застанет.

82. Если кто убьет голого 79 человека, то поступить по предыдущему положению (т.е. взять его жену).

83. Кто спасет человека, бегущего от неприятеля, тот должен получить две лошади его с панцирем.

84. Кто выведет человека, проникшего /к неприятелю/, тот должен получить из большой добычи девяток с ценной вещью.

85. Если слуга, выпрошенный у его князя, погибнет на войне и если у него окажется добыча, то возместить убитого девятком с ценной вещью, но если у него не окажется добычи, то возместить его (князя) ценной вещью. Если погибнет слуга, самовольно ушедший на войну, то возместить его девятком 80.

86. Если в походе будет добыча, то задержать лошадь первого человека, бросившегося к добыче, и тот человек должен полностью вернуть захваченный им скот и уплатить штраф в один девяток. Если кто в течение трех суток украдет что-либо из добычи, то взять с него пяток. Но если кто украдет после истечения этого срока, то оштрафовать его, /как положено за кражу скота/.

87. Если кто в бою по ошибке вместо неприятеля убьет своего человека и если свидетели /7б/ подтвердят это, то взять с него один девяток, но если свидетели не подтвердят, то взять три девятка.

88. Если во время облавы антилоп нечаянно будет убит кто-нибудь (от чьего-либо неумышленного, случайного выстрела), то взять /с выстрелившего/ половину штрафа, положенного за убийство человека.

89. Если кто лишит кого-либо одного из шести его органов /и частей тела/ (глаз, рук, ног), то взять с него пять девятков с ценной вещью.

90. За лишение большого или указательного пальца взять два девятка и один пяток 81. За лишение среднего пальца взять девяток. За лишение безымянного пальца взять пяток. За лишение мизинца взять три /головы скота/.

91. Если /раненый/ выздоровеет, то он должен взять /с ранившего/ девяток с ценной вещью. Если покажется мало крови (за легкое ранение), взять пяток. За прострел лишь одежды (без ранения) взять одну лошадь. [22]

92. Если /от случайного выстрела/ нечаянно будет убита лошадь, то возместить такой же лошадью. Если /владелец лошади/ не воспользуется мясом /убитой/, то дать ему лошадь.

93. Человек, погасивший огонь, /оставленный/ откочевавшим нутугом (стойбищем), должен получить /с того нутуга/ овцу.

94. Кто спасет человека, погибающего во время пожара или утопающего в воде, должен получить /со спасенного/ пяток.

95. Если человек погибнет, спасая людей во время пожара или на воде, то /наследники его/ должны получить девяток с ценной вещью.

951. Если при этом погибнет и его лошадь, то она должна быть возмещена еще ценной вещью.

96 Кто спасет /во время пожара или из воды/ раба, или латы или панцирь, тот должен получить по одной лошади.

961. Если кто вытащит /во время пожара или из воды/ латы и панцирь, тот должен получить лошадь и овцу.

962. Люди, вытащившие /во время пожара или из воды/ юрту с имуществом, должны получить /с хозяина/ лошадь и корову и поделить между собой.

97. Кто спасет от пожара несколько стад скота, тот должен получить из большого количества скота две головы, а из малого — одну. Однако при решении следует учесть время и другие обстоятельства.

98. Кто по злому умыслу пустит пожар, с тем поступить по Великому уложению 82.

99. Если /во время пожара/ погибнет состоятельный человек, то /поджигателя/ совсем разорить.

991 Если погибнет человек среднего сословия, то взять /с поджигателя/ триста голов скота и тридцать ценных вещей /8а/.

992. Если погибнет бедняк, то взять /с поджигателя/ пятнадцать девятков с ценной вещью.

100. Закон о краже. Надлежит брать штраф (яла) за кражу: верблюда — пятнадцать девятков; мерина и жеребца - десять девятков; кобылы - восемь девятков, коровы, жеребенка двухлетнего и овцы - по шести девятков.

1001. Верблюд должен входить в состав девятка.

1002. Размер взыскиваемого /с вора/ штрафа должен соответствовать количеству украденного им скота.

1003. Если кто возьмет лишнее, то штраф /с вора/ брать в половинном размере, а владелец /украденного скота/ забирает свой скот с приплодом в виде возмещения.

1004. За приплод, появившийся после цаган сара 83, брать по одной лошади.

1005. Если кто взыщет /с вора/ штраф без ведома его князя, то выделить из этого /штрафа/ положенное князю на расходы и довольствие посланцу, /направленному по этому делу/, а владелец /украденного скота/ забирает свой скот с приплодом в порядке возмещения.

101. Обнаружение следа /вора/ должно рассматриваться в трех вариантах. Если след /вора/ засвидетельствуют авторитетные свидетели, то /вора/ наказать по закону о краже. При отсутствии авторитетных [23] свидетелей провести расследование и судить /вора/. Если известно только направление следа /при отсутствии свидетелей/, то привести к присяге старосту аила (кочевья), но если он откажется присягать, то взамен этого должен указать аил, в котором проживает вор, и наказать его.

1011. Староста аила должен присягать в присутствии сайта (главы) отока.. Сайт отока присягает в присутствии нойона (князя).

1012. В случае, если староста аила окажется невиновным, то все равно взять с него девяток с ценной вещью за отсутствие должной распорядительности.

102. Относительно долга /кредитор/ обязан трижды предупредить при свидетелях, и лишь после этого можно взять /одолженное/. Предупреждение делается /прежде всего/ шуленге /должника/. Если /кредитор/ не предупредит шуленгу, то отобрать у него коня. Если /кредитор/ без предупреждения возьмет что-либо /у должника/ днем, то он лишается права на получение долга. Но если он без предупреждения возьмет что-либо ночью /8б/, то оштрафовать его девятком. /Кроме того, он лишается права на получение долга/.

103. Долги, числившиеся за Була-тайшей 84, аннулируются.

104. Взятое что-либо /в долг/ женщиной, принесшей вино и барана, не взыскивается, но если долг окажется большим, то взыскать /с нее/ в половинном размере.

105. О бродячем скоте, /приставшем к стаду, владелец/ стада обязан по истечении трех суток объявить и /лишь после этого/ ездить на нем.

1051. С того, кто в течение /трех/ суток не объявит о /бродячем скоте/ и будет им пользоваться, хозяин /бродячего скота/ должен взять трехлетку.

1052. С наложившего метку на уши /бродячего скота/ взять девяток.

1053. С остригшего /бродячий скот/ взять пяток, но если это сделано после объявления, то вины в этом нет.

1054. Поймавший бродячий скот должен отдать его своему шуленге, а шуленга должен передать киире 85.

1055. Вообще человек, поймавший бродячий скот, должен передать его либо шуленге, либо киире. С того, кто не передаст, взять /штраф/ в двойном размере.

1056. Если будут спрашивать /о бродячем скоте/, то с того, кто будет утаивать /этот скот/, взять девяток.

1057. Если кто передаст бродячий скот человеку, живущему далеко, то судить его по закону /о краже/.

1058. Если кто передаст /бродячий скот/ человеку, проживающему близко, то взять с него /штраф/ три девятка

106. Если замужняя женщина сойдется с посторонним мужчиной по обоюдному согласию и взаимной любви, то с женщины взять четыре /головы скота/, а с мужчины — пять.

107. Если мужчина изнасилует женщину, то взять с него девяток.

108. За изнасилование рабыни взять одну лошадь, но если было на то ее согласие, то не винить.

109. Если мужчина ляжет спать с девушкой против ее желания, то взять с него два девятка, но если было на то ее согласие, то взять с него один девяток. [24]

110. Если кто без огласки воспользуется зарезанным скотом (падалью), то взять с него семь /голов скота/.

111. Человек, увидевший скотоложество, обязан отнять животное, а владелец его должен получить с провинившегося пяток.

112. Если кто во время ссоры двоих, помогая одному из них, будет убит, то взять с/убившего/ девяток с ценной вещью. Сколько человек помогало при этом, столько же лошадей взять у них.

113. Если кто острым оружием кольнет или рассечет кого-либо, то при нанесении большой /раны/ взять с него пять девятков, средней – три девятка, незначительной — один девяток. Если он только заденет /кого-нибудь/ /9а/, то взять с него одну лошадь. Если кто обнажит /оружие/, то это /оружие/ отобрать у него. Тот, кто схватит и остановит его, берет одну лошадь.

114. Если кто сильно ударит кого-либо палкой или камнем, то взять с него девяток с ценной вещью; за средний /удар/ взять лошадь и овцу; за легкий — лошадь 86.

115. Если кто сильно ударит кого-либо кулаком или плетью, то взять с него пяток; за средний /удар/ — лошадь и овцу; за легкий — трехлетку (кобылу или корову). 87

116. Если кто изорвет шубу (дэли) на ком-либо, то взять с него жеребенка-двухлетку.

117. Если кто сорвет /у женщины/ кисть на шапке или /сильно/ дернет за косу, взять с него пяток.

118. Если кто /кому-нибудь/ выдерет бороду, то взять с него овцу и лошадь.

119. Если кто сайту плюнет в лицо, бросит в него землю, ударит по голове его лошадь или стащит его самого за полу с лошади, то взять с него лошадь. За все содеянное в совокупности взять одну лошадь и две овцы. За два из этих /проступка/ взять лошадь и овцу. За эти проступки в отношении простолюдина взять овцу с ягненком.

120. Если кто вырвет волосы у женщины или сорвет у ней кисть /на шапке/, взять с него девяток 88.

121. В случае выкидыша ребенка взять /с виновника/ столько девятков, сколько было месяцев /ребенку/ 89.

122. Тому, кто схватит за грудь девицу или поцелует ее, дать один щелчок по тайному месту. Наказывается /мужчина только в том случае/, если девице больше десяти лет, а если меньше, то наказания нет.

123. За /повреждение/ больного глаза, шатающегося или режущегося зуба взять /с ударившего/ пяток.

124. Если здоровые глаза или зубы/при ударе/ окажутся неповрежденными, то взыскать штраф /с ударившего/ в половинном размере.

125. Если во время игры будет убит человек, то /наследники убитого/ должны взять столько голов лошадей, сколько было участников в игре (т.е. с каждого участвующего в игре взять по лошади). Кроме того, с толстого 90 человека (вожака?) взять еще и ценную вещь.

126. Если во время игры вдвоем один из них будет убит, то /наследники убитого/ должны взять /с убившего/ девяток. А если убивший спрячет /труп/ и скроет /убийство/, то взять с него три девятка. [25]

127. Если кто во время игры повредит кому-нибудь глаз или зуб, руку или ногу, то он должен его лечить. Если вылечит, то его не винить, а если откажется лечить, то взять с него пяток.

128. Если кто, потворствуя злонамеренному человеку /в его побеге/, даст ему в дорогу лошадь и продукты, то взять с него семь девятков. А если такой /9б/ /беглец/ до побега оставит у кого-нибудь свои вещи и скот, а тот, /кто принял/, скроет и не скажет никому, то взять с того три девятка

129. /За кражу/ шубы, покрытой шелком, собольей дохи, тигровой или леопардовой накидки, ковровой подушки, обшитой шелком, горностаевой дохи /штрафовать/ пятью девятками.

130. /За кражу/ волчьей, лисьей, корсачьей, росомашьей или бобровой дохи и ковра /штрафовать/ тремя девятками.

131. /За кражу/ хорошей шубы, тигровой или леопардовой /шкуры/, хорошего сукна, кожаной накидки или шелкового халата /штрафовать/ девятком.

132. /За кражу/ волчьей, лисьей, росомашьей или бобровой /шкуры/, полотняного халата или шубы среднего качества /штрафовать/ семью /головами скота/.

133. /За кражу шкуры/ соболя, лисицы, белки, корсака, манула (род лисицы), дикой кошки и горностая брать: за большие /шкуры/ по трехлетке (кобыле или корове), а за небольшие - по овце.

134. /За кражу/ зверя, попавшего в капкан, /штрафовать/ по положению /о краже шкур/ названных выше зверей.

135. /За кражу/ хороших седла, узды и сбруи, отделанных серебром, /штрафовать/ по положению /о краже/ собольей дохи.

136. /За кражу/ среднего качества седла, узды и сбруи, отделанных серебром, /штрафовать/ по положению /о краже/ волчьей или лисьей /дохи/.

137. /За кражу/ молотка, наковальни, клещей /оштрафовать/ девятком, но при этом узнать путем расследования, хороши или плохи эти веши.

138. Если человек погибнет от самострела, местонахождение которого было заранее объявлено, то /владелец самострела,/ обязан возместить /погибшего/ одной ценной вещью. Но если пострадавший выздоровеет, то /владельца самострела/ не винить.

139. Если человек погибнет от самострела, о постановке которого хотя и было объявлено заранее, но его местонахождение было скрыто, то /владельца самострела оштрафовать/ тремя девятками. Но если пострадавший, помучившись, выздоровеет, то /владелец самострела/ должен обеспечить его питание до выздоровления и отдать ему лошадь.

140. Если человек погибнет от самострела, местонахождение которого не было объявлено заранее, то /владельца самострела оштрафовать/ пятью девятками. Но если /пострадавший/ выздоровеет, то взять /с владельца самострела/ пяток.

141. Если будет убито какое-либо домашнее животное самострелом, [26] местонахождение которого не было объявлено, то /владелец самострела/ обязан возместить таким же. Но если /о местонахождении самострела/ было заранее объявлено, то /владельца самострела/ не винить.

142. Если самострелом будет убит какой-либо зверь, то им должен воспользоваться владелец самострела.

143. Если кто заберет зверя, убитого /чужим/ самострелом, тот обязан объявить об этом и возместить зверя /владельцу самострела/ одной /головой скота/. Если кто заберет /зверя, убитого /чужим самострелом/, и не объявит об этом /10а/, то взять с него пяток.

144. Кто освободит овец от волков, тот должен взять,/у хозяина отары/ одну живую овцу и другую зарезанную /волками/. Если овец окажется меньше десяти /голов/, то взять /с хозяина овец/ пять стрел. Кто /самовольно/ заберет себе зарезанную /волком/ овцу, с того взять трехлетку (корову или кобылу).

145. Кто вытащит из грязи верблюда, тот должен получить /с хозяина/ корову; за лошадь - овцу, за корову- пять стрел, за овцу - две стрелы.

146. Кто окажет помощь в спасении человека, пытающегося повеситься, или роженице при родах, тот должен получить коня.

147. Тому, кто вылечит больного человека, следует дать то, что ему было обещано, но если ничего не было обещано, то дать коня.

148. Кто окажет помощь путнику, потерявшему свою лошадь в пути или во время облавы зверей, и доставит его домой, тот должен получить коня.

149. Если двое провинившихся при разборе их дела на суде будут предъявлять взаимные обвинения друг другу, то прекратить рассмотрение дела. Но если встречные обвинения будут подтверждены свидетелями, то решить /дело/ в результате расследования.

150. Если кражу скота совершит одинокий простолюдин, то его шуленга обязан под присягой подтвердить наличие или отсутствие /у него/ скота. А самого простолюдина отдать /тому, у кого он украл скот/.

151. У того, кто откажется напоить /жаждущего/ кумысом, взять овцу.

152. У того, кто силой отнимет у кого-либо вино и выпьет, отобрать его лошадь с седлом.

153. У того, кто разрушит чью-либо юрту, взять коня.

154. У того, кто воткнет палку в очаг чужой юрты, а этот очаг окажется в юрте нойона, взять шесть девятков. Но если этот очаг окажется в юрте албату, взять с того девяток.

155. Кто, шутя /во время игры/, убьет чье-либо животное, тот должен возместить эту потерю владельцу, /отдав/ такое же, да еще отдать ему свою лошадь. Но при этом следует разобраться: была ли здесь шутка или нет (не с умыслом ли было совершено убийство).

156. С того, кто присвоит себе чей-нибудь заблудившийся скот, назвав его своим, взять пяток.

157. Кто, оклеветав человека и обвинив его в воровстве, заберет его /имущество/, а впоследствии выяснится, что он оклеветал и /незаконно/ [27] взял штраф, то оштрафовать /клеветника/ в таком же размере и заставить его вернуть оклеветанному скот, отобранный у него /10б/.

158. Если вор, зарезавший /чужой/ скот, подкинет внутренности его к какому-нибудь нутугу, то староста нутуга должен взять /с вора/ девяток.

159. Если будут уничтожены следы /угнанного ворами скота/ до того, как прибудут /люди/, выслеживающие эти следы, следует привести к присяге шуленгу, /который должен подтвердить, что эти следы уничтожены неумышленно/. Но если он откажется /присягать/, то первого человека, /уничтожавшего следы/, оштрафовать пятком, а с других, сколько бы их ни было, взять по лошади.

160. Если какие-либо люди (шайка воров) отправятся и совершат кражу, а затем один из них вернется и расскажет /об этом/, то его, сообщившего, не наказывать. Положенный штраф полностью взыскивается с остальных. Но если он сообщит /о краже и ворах/ после того, как людям уже стало известно, то ему нет оправдания

161. Если посторонний человек, собрав солдат (цириков), отобьет /пойманного/ вора, то взять с него девяток с ценной вещью.

162. Если посланец, получив распоряжение, не отправится по назначению, то взять с него девяток с ценной вещью.

163. Если кто откажет в предоставлении лошади, /подводы/, положенной посланцу, то взять с него пару /лошадей/.

164. Посланец не должен пить вина в пути туда и сюда (обратно), но если он выпьет, то оштрафовать его пятком. Посланец может выпить только в том случае, если вино ему даст князь.

165. Кто убьет беглеца, прибывшего извне (из другого места) с ведома /князя, к которому прибыл/, с того взять пять девятков.

166. Кто приведет /беглецов/ к своему князю, тому дать столько лошадей, сколько было колчанов /беглецов/.

167. Кто поймает беглеца, пытающегося бежать в чужие края, тому дать половину его имущества, исключая самого беглеца.

168. Человек, желающий выкупить покинутую мужем жену, должен отдать за нее девяток с ценной вещью; за /жену/ человека среднего сословия — пяток, а за жену простолюдина - коня и верблюда.

169. Рабыню за свидетельницу /в делах о краже/ не считать. Но если она /в доказательство/ принесет мясо и кости /украденного скота/, то считаться /с ее показаниями/.

170. Кто умышленно угонит и убьет чей-либо скот и это подтвердится, то оштрафовать его сообразно количеству /угнанного/ скота. Однако /меру наказания/ определить путем приведения к присяге по положению о краже.

171. Кто будет нарушать /правила/ облавной охоты - стоять рядом и ходить рядом - с того взять пять лошадей.

172. Кто /во время облавы/ выскочит /вперед/ на расстояние трех выстрелов /из лука/, с того взять лошадь; двух выстрелов /11а/— овцу, одного выстрела — пять стрел. [28]

173. Кто поймает /подстреленного/ зверя со стрелой, о чем было уже объявлено, и утаит, с того взять пяток.

174. Кто поймает /раненого/ зверя без стрелы и скроет, с того взять коня.

175. Кто поднимет с земли стрелу и не отдаст /ее владельцу/, даже если его спросят, с того взять коня.

176. Кто убьет /ловчую/ птицу со шнурком, с того взять коня 91.

177. Кто выступит свидетелем чего-либо, тот должен получить из штрафа скотом девяток. Но /свидетеля по имущественному иску/ награждать сообразно с количеством вещей.

178. Кто украдет огниво, нож, стрелу, напильник, веревку, треног степной, узду ременную, маленький (карманный) молоток, ожерелье, хорошую шапку, меховые штаны, ножницы, кинжал, железные стремена, деревянное седло, войлочную бурку, накидку, чапрак, мешочек для наконечников стрел, чехол для стрел, бязевую рубаху, бязевый пояс, чехол для шлема или панциря, мотыгу, топор, хорошую шлею, продукты питания, мешок с бараньей тушей, внутренности (хото), плохую шубу, женскую безрукавку, пилу, футляр с украшениями, щипцы, хорошее кольцо, тенета, сети для ловли птиц и рыб, капкан и другие подобные веши, тому отрубить палец. Если же пожалеет свой палец, то взять /с него/ пяток, а именно два бодо и три овцы

179. Кто украдет чумбур, аркан, верблюжий повод, иглу, шило, гребень, наперсток, нитки, жилы, пуговицы, чашку, ковш, корыто, ведро, флягу, плохую шапку, меховые чулки, подпругу, седельный ремень, ремешок шлеи, доску, чашку (металлическую, ритуальную), клей, резец, бурав, плетку, комод, сундук, попону, овчину, замшу, мерлушку, стрелу без наконечника, тетиву ручную, палочку, скребок, а также другие мелкие вещи для носки, которые вошли бы в это уложение, взять /с него/: за хорошие /из этих вещей/ - по овце с ягненком, а за плохие - по козе с козленком.

180. Если оба тяжущихся не явятся одновременно в суд, то суда /11б/ не производить. Тяжущийся /истец/ должен трижды известить /ответчика о явке в суд/ и затем с хорошими свидетелями прибыть в суд и заявить об этом. Если /ответчик/ не явится, то послать за ним посланца и привести, взяв его лошадь.

181. Если кто, /подлежащий обыску/, категорически откажет в производстве у него обыска, то поступить согласно положению. Но при этом следует узнать через свидетелей, в самом ли деле он отказал в обыске у него, и, если свидетелей не будет, привести к присяге старейшину аймака.

182. У человека, пригласившего к себе шамана или шаманку, взять его лошадь. У прибывшей шаманки тоже взять лошадь. У того, кто, увидев их, не возьмет /у них лошадей/, отобрать и его лошадь.

183. Кто увидит /где-либо/ онгона 92, должен забрать его. Но если владелец /онгона/ будет оспаривать и не отдаст его, то взять его лошадь.

184. Если /шаман/ произнесет заклятие, /обращаясь/ к знатному человеку, то взять /с него/ пяток, а если — простолюдину — две лошади. [29]

185. Кто /убьет в целях использования в шаманском ритуале/ турпана, воробья или собаку, взять его лошадь, а за /убийство/ змей, кроме тех, которые водятся на горе Алак-ула, взять две стрелы. Но если у него не окажется стрел, то взять его нож.

186. Кто заберет павшую от дзута (гололедицы) скотину до истечения десяти дней, с того взять трехлетнюю /кобылицу или корову/.

187. Кто окажет помощь ребенку, оказавшемуся в опасном положении на брыкающемся коне, должен получить овцу.

188. Кто будет доить /чужой/ скот, кроме верблюдицы, потерявшей верблюжонка, кобылицы, которую отделили от жеребенка, или только что отелившейся коровы, с того взять трехлетнюю /кобылицу или корову/.

189. Если девица, отданная в свиту /княжеской/ дочери /при выходе ее замуж/, с согласия своих родителей выйдет замуж за кого-либо, то оштрафовать ее отца. Но если ее уведут без согласия /родителей/, то поступить по положению /об умыкании девиц/.

190. Кто уведет жену состоятельного человека, с того взять штраф (андзу) /в размере/ девяти девятков скота с верблюдом в каждом девятке.

1901. Кто уведет жену человека среднего сословия, с того взять /штраф/ - пять девятков с верблюдом в каждом девятке.

1902. Кто /уведет/ жену бедняка, с того взять три девятка с верблюдом в каждом девятке /12а/.

191. Если кто, /будучи женатым/, уведет чужую жену туда, где их трудно найти, то муж может взять скот уведшего вместе с покинутой им женой. Близкие родственники /покинутой жены/ могут взять, ее, отдав за нее столько же скота, сколько дал ее муж. Если же они не имеют скота, то ее могут взять дальние родственники в аймаке, отдав за нее девяток. Но если у нее не окажется родственников в аймаке, то решают ее /судьбу/ князья

192. Приемный сын, если любит своего родного отца, может уйти к нему, забрав с собой лишь сыновей, а дочери должны оставаться при своей матери /в семье приемных родителей/.

193. Родители, пожелавшие забрать свою дочь, отданную на воспитание, должны дать воспитавшим ее девяток, если ей больше девяти лет, но если /условия/ воспитания были плохими, то дать за нее половину /девятка/.

Если дочери будет свыше десяти лет, то она должна оставаться у своих приемных родителей. Оба отца, /родной и приемный/, в случае ее замужества полученный за нее /в качестве выкупа/ скот делят пополам, и приданое дочери они дают поровну.

194. Долги внука родителям матери не взыскиваются. Если внук украдет что-либо у родителей своей матери, то он не подвергается штрафу /наказанию/, но обязан уплатить /стоимость украденного/.

195. Кто найдет у кого-нибудь свой пропавший скот, тот должен при надежных свидетелях взять голову /животного/, а человек, купивший его, должен взять его заднюю часть.

196. Человек, содержавший чей-либо заблудившийся скот, по истечении года должен получить половину его приплода, а приплод, появившийся [30] после этого от его собственного верблюда, жеребца или быка, должен взять целиком. За /содержание/ одной или двух /голов скота/ ничего не брать; свыше десяти - брать две /головы скота/, а за /содержание/ от трех до девяти,/голов скота/ - брать одну.

197. Кто украдет котел или таган, с того взять: за хороший - девяток, за средний - пяток, а за плохой - трехлетнюю /кобылицу или корову/.

Указ Галдан-хана 93

1. Староста каждого опока должен наказывать дэмчи /12б/ каждых сорока /юрт/, чтобы /повсюду/ собирали всех бедных, обездоленных, которые разбрелись и бродят /по улусам/, и позаботились о них. А дэмчи обязан их собрать. Если не соберет, то взять /с него/ девяток и лишить звания дэмчи.

2. Если староста отока не наказывал /дэмчи поступать так/, то вина ложится на старосту отока. Но если он наказывал им, а дэмчи не собирали, то вина ложится на дэмчи.

3. Дэмчи обязан заботиться о своих бедных, но если он не в состоянии их прокормить, то должен сообщить старосте своего отока Староста отока должен заботиться обо всех этих бедных наравне со своими /людьми/. Если и он не будет в состоянии прокормить их, то должен доложить вышестоящим /властям/.

4. Но если он мог их прокормить, но не прокормил, и кто-нибудь умрет /с голоду/, то наказать его по положению /об убийстве/. При этом следует выяснить путем расследования, действительно ли человек умер /с голоду/ или нет.

5. Вообще о воровстве. Десять юрт должны иметь одного старосту. Староста должен распоряжаться десятью юртами. В случае совершения кражи кем-либо он должен сообщить об этом, а если не сообщит, то отрубить ему руку, а других его /людей/ заковать в железо.

6. Кто совершит кражу три раза, того разорить.

7. Вообще людей, оказавшихся в других хошунах и смешавшихся между собой, должны собрать. Если у них нет отока, надо образовать оток, а если нет аймака — образовать аймак.

8. Кто считает это /распоряжение/ неправильным, пусть скажет, что неправильно, и выскажет свое мнение. А кто считает правильным, пусть сейчас же скажет, что правильно, и выскажет свое мнение. Если кто, не сказав теперь впоследствии будет говорить, что «было бы /лучше/ так и эдак», в то время как большинство будет признавать правильным, то я буду очень сердиться на него, считая, что он не хочет /согласиться со мною/.

Да будет всегда мир! /13а/.

9. Если человек, вызываемый в суд по каким-либо делам, после трехкратного уведомления его при свидетелях не явится, то оштрафовать его независимо от того, прав он или виноват 94.

10. Долги, /взятые/ ранее года лошади (1654) 95 и касающиеся [31] Батора-хунтайджи, аннулируются. Долги, взятые после этой даты, если они сделаны при свидетелях, взыскиваются, а если без свидетелей - аннулируются

11. Вообще судьи не должны производить судебное разбирательство вне определенного места.

12. Если судьи после разбора дела не преподнесут определенную часть /полученного штрафа/ двору /князя/, то взыскать с них в двойном размере.

13. Если судья три раза вынесет неправильное решение, то он должен быть отстранен от несения обязанностей судьи.

14. Кто с дракой отобьет чей-либо скот от воров, тот должен получить: из пяти /отбитых голов скота/ - одну лошадь; из четырех и трех - трехлетнюю кобылицу или корову; из двух - двухгодовалого жеребенка; из одной - овцу. Но если отобьет без драки, то должен получить из десяти 96 /отбитых голов скота/ - одну лошадь; из пяти - двухгодовалого жеребенка; из остальных (меньше пяти) - овцу.

15. Кто поймает перебежчика и доставит его прежнему владельцу, тот должен получить из десяти /лошадей перебежчика/ - среднюю; из пяти - худую; из трех - трехлетнюю кобылицу 97; из двух - двухгодовалового жеребенка; из одной - овцу.

16. В случае откочевок отдельных семей и даже целых аймаков из одного кочевья в другой, оштрафовать их старосту на девяток /голов скота/.

17. Кто, не послушавшись своего старосты, откочует из своего аймака в другой, взять с него также девяток.

18. Кто доставит бежавшего из своего отока или аймака /13б/ в другой обратно в его аймак, должен получить: со старосты аймака лошадь, а с других - столько овец, сколько юрт в аймаке.

Издревле являющийся средоточием всех добродетелей, преисполненный желанием оказать помощь всем живым существам, ради мира и спокойствия их, находясь над нами, удовлетворяя наши просьбы и желания, надели и нас плодами священного Галпа Сприка 98 /14а/.

Указ Галдан-хана

Ввиду того что при рассмотрении исковых дел (тяжб) в судах из-за отсутствия определенных законов допускаются ошибки и частые отступления при разбирательстве, вводятся эти законы в год земли-лошади (1678), и начиная с этого года впредь руководствоваться этими законами.

1. По обычным исковым делам каждый человек сам решает, куда и кому удобно передать на рассмотрение.

2. Если при разбирательстве иска будет допущено явное нарушение закона, выразившееся в вынесении неправильного решения и получении /судьей/ лишнего в его пользу, то отобрать вещи, /взятые судьей у клиента/, а его самого отстранить /от должности судьи/.

3. При рассмотрении конфликтных дел между ойратами и хотонами (мусульманами), кто из них прав и кто нет, выяснять путем расследования. [32]

4. Вообще, если хотоны, вступившие в брак /с ойратами/, пожелают развестись, то дать развод, но если они (хотоны) будут вести себя безобразно в своих селениях, то не дозволять им своевольничать, дабы в этих поступках (плохих) не винили ойратов; надо, чтобы они (хотоны) вели себя по-прежнему, как родственники. Их взаимоотношения должен рассматривать Главный суд (Ехэ дзарга).

5. Вообще никто не должен подкупать /кого-либо/ по исковому делу. Если кто увидит, что кто-то берет что-либо, то он должен забрать те вещи, которые были отданы ему /в порядке подкупа/. А кто совершит подкуп тайно, с того взять /штраф/ в двойном размере.

6. Вообще всякие конфликтные (исковые) дела, возникающие между хотонами, должны решать местные судьи. Конфликтные, исковые же дела, касающиеся всего общества, должен решать главный судья, о чем /я/ написал в счастливый день начала белого месяца (февраля) года земли-лошади (1678).

Да будет счастье, благополучие и мир для всех!

Сарва мангалам! 99

(пер. С. Д. Дылыкова)
Текст воспроизведен по изданию: Их Цааз ("Великое уложение"). Памятник монгольского феодального права XVII в. М. Восточная литература. 1981

© текст - Дылыков С. Д. 1981
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Войцеховский А. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 1981


Be Realistic, Demand the Impossible!
(Author: unknown, Paris, 1968)

#3 calmouk

calmouk

    Хан

  • Участник
  • PipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPipPip
  • 1846 Сообщений:

Отправлено 10 November 2007 - 05:01 PM

Комментарии

1. Очир Дара лама - не собственное имя, а титул религиозного деятеля высшего ранга, одного из «перерожденцев» - бодисатв (святых) из буддийского пантеона. Под этим титулом известен сын влиятельного торгоутского князя Мэргэн-тэмэнэ Нэйджи-тойн, родившийся в 1586 г. в Джунгарии. В юные годы он был женат, имел сына, однако под влиянием пропаганды буддийских проповедников покинул родной край и отправился в Тибет. Здесь, в монастыре Даши-лхумбо - резиденции всех панчен-лам (панчен-эрдэни), Нэйджи-тойн принял от тогдашнего панчен-эрцэни обет гэлуна, буддийского монаха, и в течение нескольких лет усердно изучал догматику буддизма и буддийскую религиозную литературу. Будучи одаренным человеком, он вскоре зарекомендовал себя весьма знающим ламой и, по совету своего учителя панчен-эрдэни, выехал в Халху, где был тепло принят монгольскими ханами и князьями в аймаках Тушету-хана, Цэцэн-хана и Дзасакту-хана. Затем в течение многих лет проповедовал буддизм в аймаках Южной и Восточной Монголии и вел активную борьбу с шаманством. Умер Нэйджи-тойн в 1653 г. В его честь был построен буддийский храм в г. Хухэ-хото.

2. «Три свойства святости» (Будды): перерождение, или перевоплощение, в человеческое существо; достижение высшего блаженства или совершенства; неподчинение законам видимого мира.

3. Буддийская формула о «море двух собраний /вселенной/» выражает деяние добрых дел и проявление мудрости, характеризующие пример добродетели везде и всюду в мире.

4. Шакьямуни - «Отшельник из племени шакьев», основатель буддизма - Будда, родившийся, по преданию, в 623 г. до н.э. в Индии в долине Ганга (ныне парк Лумбини на территории Непала).

5. В ойратском тексте выражение «Поклоняемся стопам» передается термином koel (хул) - «нога». Однако в буддийской литературе на монгольском языке в отношении высокопоставленных буддийских деятелей, тем более священных особ, вместо хул употребляется специальный почтительный термин uelmei (улмэй), так же как motor (мотор) вместо yar (tap) - «рука». Вполне возможно, что в первоначальном монгольском оригинале уложения был использован именно более высокопарный термин - улмэй.

6. Дзонхава (1357-1419) - знаменитый буддийский реформатор, основатель ламаизма. Родился в бедной тибетской семье в провинции Цинхай (Амдо) вблизи оз. Кукунор, где в 1584 г. в его честь был построен монастырь Гумбум. В семь лет Дзонхава стал буддийским монахом. С шестнадцати лет начал странствовать по Тибету и в разных монастырях изучал произведения индийских философов Нагард-жуны, Дхармакирти и других, в которых изложены догматические и философские основы буддизма. Двадцати четырех лет он принял духовный сан гэлуна и стал изучать фундаментальные канонические произведения буддизма - Ганджур и Данджур. С тридцати лет снова начались его скитания по монастырям Тибета, и наконец в 1409 г. в возрасте пятидесяти двух лет Дзонхава прибыл в Лхасу, где по его инициативе и под его руководством были построены крупнейшие буддийские монастыри Галдан, Брайбунг и Сэра. Дзонхава восстановил строгие правила винаи, не соблюдавшиеся до того времени тибетскими ламами. Ему приписывается учение о тарни (мистике), система хубилганства - перерождения или перевоплощения высших духовных лиц, обязательное ношение ламами одежд желто-красного цвета и шапки шасар желтого цвета. Отсюда последователей Дзонхавы стали называть желтошапочниками. Дзонхава известен как автор 313 сочинений по буддизму, главными из которых считаются «Алтан эрихэ» («Золотые четки») и «Боди мур» («Путь к совершенству»). Обновленный Дзонхавой буддизм в форме желтошапочного ламаизма проникает в конце XVI в. в Южную Монголию, а затем в Халху и Джунгарию, где получает широкое распространение.

7. В ойратском тексте ene jueqtue (энэ дзуг-ту) «в эту сторону», т.е. в страны, расположенные к северу от Гималаев.

8. Имеется в виду первый панчен-лама - Лубсан Чойджи Джалцан (1570-1662). Ныне живущий в Китае панчен-лама Лубсан Принлай Чойджи Джалцан (род. в 1938 г.) седьмой по счету.

9. Имеется в виду пятый далай-лама Агван Лубсан Джамцо (1617-1682). Ныне живущий в Индии далай-лама Агван Лубсан Дандзан Джамцо (род. в 1935 г.) четырнадцатый по счету.

10. Инзан-римбочи, тибетец, в 1604 г. был направлен представителем далай-ламы в Северную Монголию. Он более известен под именами Цаган номун-хан, или Майцари-хутукта. На халха-джунгарский съезд 1640 г. он был приглашен торгоутским князем Мэргэн-тэмэнэ.

11. Ангхоби, или Акшоби Манджушири - тибетский титул Манджушири-хутукты, наместника далай-ламы в Джунгарии. Он был учителем крупнейшего буддийского деятеля и просветителя Зая-пандиты (1599-1662).

12. Амуга-шиди Манджушири - титул одного из видных деятелей буддийской церкви в Джунгарии.

13. Дата составления «Их цааз» обозначена в самом памятнике как год железа-дракона, по 60-летнему циклу тибетского летосчисления, соответствующий 1640 г. по европейскому календарю. Имена участников халха-джунгарского съезда и содержание ряда статей уложения подтверждают эту дату.

14. Дучин дурбэн хояр («Сорок и четыре») - традиционное название монгольских княжеств, сохранившееся в монгольских летописях еще со времен Монгольской империи, когда население Халхи (Северной Монголии) было разбито на сорок тумэнов, а Джунгарии - на четыре тумэна.

15. Эрдэни Дзасакту-хан- титул крупного феодала Халхи Субуди, сына Лайхор-хана (1562-?), основателя династии Дзасакту-ханов, которые вели свое происхождение от старшего сына Гэрэсэндзэ Ашихая. Субуди стал первым Дзасакту-ханом. Он и принял участие в халха-джунгарском съезде.

16. Тушету-хан - один из видных феодалов Халхи по имени Гомбодорджи (1594-1655), внук Абатай-хана (1554-1586), принявшего в 1578 г. буддизм и получившего от третьего далай-ламы Соднам Джамцо (1543-1588) титул Вачирай Сайн-хана Тушету-ханы происходили от младшего сына Даян-хана (1460-1543) Гэрэсэндзе (1513-1549), который в XVI в. разделил территорию Халхи на семь хотунов (уделов), передав их во владение своим сыновьям. Гомбодорджи был первым халхаским Тушет ханом. Он присутствовал на халха-джунгарском съезде.

17. Убаши Далай-нойон - один из крупных ойратских князей. Возможно, так звали предводителя дурбэтов, известного под титулом Далай-тайши, который поддерживал тесные посольские отношения с Россией.

18. Далай-хун - неполный титул седьмого сына халхаского Цэцэн-хана Шолоя (1577-1652) по имени Бадмадаши, носившего титул Далай-хунтайджи.

19. Хун-нойон - титул Синарагсада, десятого сына халхаского Тумэнхина (1588-1640), ревностного буддиста, ездившего в 1617 г. паломником в Лхасу и за большие пожертвования получившего от далай-ламы еще титул Сайн-нойона.

20. Цэцэн-нойон - торгоутский князь, сын Вура-Алаху, двоюродный брат Хо-Урлюка.

21. Дайчин-хунтайджи - торгоутский князь, сын Хо-Урлюка.

22. Эльдэн-нойон - торгоутский князь, сын Хо-Урлюка.

23. Мэргэн-нойон - титул Ангахая, старшего сына халхаского князя Абаху мэргэн-нойона, брата Абатай-хана

24. Эрдэни-хунтайджи - шестой сын халхаского Цэцэн-хана Шолоя.

25. Дайбун-хунтайджи - один из ойратских князей. В известных нам материалах о нем нет каких-либо сведений.

26. Тэнгэри-тойн - дурбэтский князь, третий сын Далай-тайши.

27. Аюши хатон-батор - один из джунгарских князей, В известных нам источниках о нем нет никаких сведений, хотя в биографии Зая-пандиты есть упоминание о том, что весной 1654 г. Зая-пандита был приглашен Аюши-нойоном, который преподнес ему большие пожертвования. Может быть, Аюши-нойон и Аюши хатон-батор одно и то же лицо?

28. Эрдэни батор-хунтайджи - один из основателей Джунгарского ханства (1635-1654). Проводил политику объединения ойратских княжеств, начатую его отцом чоросским ханом Хара-Хулой. Активно содействовал распространению буддийской религии в Джунгарии, за что был удостоен титула эрдэни от далай-ламы; строил крупные буддийские монастыри, укрепленные города, способствовал развитию ремесла и земледелия в стране. Поддерживал тесные посольские и торговые отношения с Россией. По мнению ряда исследователей монголо-ойратского уложения, Эрдэни батор-хунтайджи был инициатором созыва съезда халхаских и джунгарских феодалов в 1640 г.

29. Хундулэн-убаши - крупный хошоутский князь, один из пяти сыновей Хани-нойон Хонгора, известных под прозвищем «пяти барсов (тигров)». Его братьями-«барсами» были Байбагас-хан и Гуши-хан.

30. Гуши номун-хан (1582-1654) - известный хошоутский князь, один из пяти сыновей-«барсов» Хани-нойон Хонгора, младший брат Байбагас-хана. Его собственное имя- Турубайху. В ко'нце 1635 г. вступил в конфликт с Эрдэни батором-хунтайджи и в 1636 г. откочевал из Джунгарии с рядом других хошоутских князей в район оз. Кукунор. На съезд прибыл с сыновьями и другими хошоутскими князьями.

31. Урлюк (более известен под именем Хо-Урлюк) - торгоутский князь. У него было шесть сыновей и шесть дочерей. В 1604 г. с несколькими тысячами семей торгоутов откочевал из Джунгарии в Россию, в верховья Иртыша, а затем в 1628 г. - к берегам рек Эмбы и Урала В 1632 г. расположил свою ставку на берегу р. Ахтубы, притока Волги. На съезде участвовал вместе с двумя сыновьями. В 1644 г. Хо-Урлюк и три его сына были убиты в боях с войсками кабардинских и ногайских мурз.

32. Шукур-дайчин - старший сын Хо-Урлюка, торгоут. В 1638-1639гг. вел торговлю с русскими. После гибели отца и трех братьев стал первым главой складывавшегося калмыцкого ханства. Ездил в Тибет и получил от далай-ламы титул хана. В 1655 г. Шукур-дайчин первым из калмыцких князей через послов своих Дурала и Цэрэна передал в Москву шертную запись царю Алексею Михайловичу «быть в вечном послушании».

33. Эльдэн – торгоутский князь, второй сын Хо-Урлюка. Участвовал в съезде халха-джунгарских князей вместе с отцом.

34. Дайчин-хошучи - дурбэтский князь, четвертый сын Далай-тайши, фактического властителя дурбэтов, поддерживавшего тесные посольские отношения с Россией.

35. Очирту-тайджи - хошоутский князь, старший сын Байбагас-хана, родной брат Аблая-тайджи. Был ярым сторонником Эрдэни батора-хунтайджи и поддерживал его политику в Джунгарии. Участвовал в походе против казахского хана Джангира в 1643-1644 гг. В течение ряда лет враждовал со своим братом Аблаем-тайджи главным образом из-за раздела отцовского наследства, за пастбищные угодья, скот и подданных - албату. Пользовался поддержкой и покровительством Зая-пандиты. В 1657 г. ездил в Тибет и получил от далай-ламы титул Цэцэн-хана. В 1677 г. Очир-ту цэцэн-хан был убит в боях с войсками Галдана бошокту-хана

36. Мэргэн-дайчин – джунгарский князь, младший брат Эрдэни батора-хунтайджи.

37. Чоукэр - джунгарский князь, младший брат Эрдэни батора-хунтайджи. Кочевал в верховьях р. Тобола, поддерживал тесные посольские и торговые отношения с сибирскими воеводами. Умер в 1677 г. в плену у Галдана бошокту-хана

38. Цэцэн-тайджи - один из двух князей с одинаковым титулом цэцэн-тайджи: либо сын Эрдэни батора-хунтайджи, либо сын дурбэтского князя Дайчин-хошучи. Тот и другой могли участвовать в халха-джунгарском съезде.

39. Мэдэчи-тайши - один из крупных ойратских князей. О знатности этого князя говорит его весьма почетный для того времени феодальный титул тайши, который носили крупные феодалы, получившие его преимущественно по наследству. Вызывает большое сомнение, чтобы термин мэдэчи, имеющий совершенно определенное значение «знаток», был собственным именем. Мэдэчи-тайши - скорее всего прозвище князя К сожалению, о нем нет никаких сведений в известных нам источниках.

40. Буо Эльдэн - дурбэтский князь, младший брат Далай-тайши. Буо имеет значение «шаман». Возможно, Буо Эльдэн и был таковым.

41. Мэргэн-нойон - торгоутский князь. Такой же титул носил и брат Алтан-хана Омбо Эрдэни. Если учесть довольно частые столкновения ойратов с Алтан-ханами, то вряд ли можно предположить участие брата Алтан-хана в халха-джунгарском съезде.

42. Дамарин - один из джунгарских князей. В известных нам источниках нет никаких сведений об этом деятеле.

43. Название памятника «Yeke сaaji» («Их цааз» - «Великое уложение») обозначено во всех ойратских списках одинаково. Лишь на титульном листе университетского списка В9 имеется заголовок, данный, очевидно, переписчиком- Doecin doerboen qoyoriyin caaji biciq bui" («Уложение сорока и четырех», или «Цааджин бичиг сорю и четьих»).

Как известно, первый переводчик «Их цааз», В.М. Бакунин, назвал свой труд переводом с «Уложения или прав мунгальских и калмыцких народов». Такое название памятника повторяется в работах ряда других авторов. Иакинф Бичурин назвал его «Степным уложением», И. Я. Рурлянд — «Великим степным уложением», Н.А.Попов - «Степным уставом», Ф.И. Леонтович - «Уставом взысканий- Цааджин бичиг», В.А. Рязановский - «Монголо-ойратским уставом 1640 года», и наконец, К.Ф. Голстунский именует «Их цааз» «Монголо-ойратскими законами 1640 года».

Несостоятельность и неточность всех приведенных названий памятника достаточно убедительно доказаны в статье М.И. Гольмана «Русские переводы и списки монголо-ойратских законов 1640 г.». М.И. Гольман предлагает назвать памятник «Великим халха-ойратским уложением 1640 года».

Признавая предложение автора статьи вполне обоснованным, мы находим целесообразным внести еoе одно небольшое уточнение. Поскольку уложение составлено в основном монгольскими князьями Халхи (Северной Монголии) и ойратскими князьями Джунгарии (Западной Монголии), то «Их цааз» следует назвать «Монголо-ойратским уложением».

В связи с необходимостью уточнения названия «Монголо-ойратского уложения 1640 г.» следует учесть, что «Монгольское уложение» Каной, изданное в 1696 г. ксилографическим способом для Монголии, носит название «Mongyol-un cayajin-u bicig» («Монгольский цааджин бичиг»). Именно это уложение, представляющее собой сборник законов, принятых с 1629 по 1695 г. при маньчжурских императорах Абахае (1626-1643), Шуньчжи (1644-1661) и Канси (1662-1722) для монголов, легло в основу уложения китайской палаты внешних сношений 1789 г.

«Монгольский цааджин бичиг» в полной мере отражает колонизаторскую политику маньчжурских правителей в отношении монголов в начальный период становления цинской (маньчжурской) династии в XVII в. Единственный экземпляр ксилографического издания «Цааджин бичиг» хранится в рукописном фонде Государственной Публичной библиотеки в Улан-Баторе. Вполне очевидно, что этот важнейший законодательный памятник указного характера будетиздан в ближайшем будущем под тем же названием.1

44. Бэркэ (berke) - вид штрафа дорогой, редкой, ценной вещью.

45. Баргуты — восточные монголы, в основном жители Барги (Хулунбуира). Здесь, возможно, под баргутами подразумеваются буряты, территориально граничащие с ойратами. Батуты и хойты - народности Джунгарии, возможно так же как и баргуты, населяли княжество Алтан-хана, в Северо-Западной Монголии. В статье речь идет о ликвидации последствий вооруженных конфликтов и урегулировании взаимных претензий между халхаскими и ойратскими феодалами. Данная статья обязывает впредь возвращать под угрозой штрафа скотом всех подданных (крепостных)
прежним владельцам - феодалам.

46. Цокто, халхаский князь Цокто-тайджи, родился на Орхоне в год змеи, что соответствует 1581 г., однако, по данным X. Пэрлээ, - в год лошади, что соответствует 1582 г., а не 1580 г., как указано в его книге (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник халха-монгольского права, с. 120). Цокто-тайджи - видный политический деятель, поддерживал политику чахарского Лигдэн-хана (1592-1634) в его борьбе против маньчжурских завоевателей за независимость Монголии. Он был ярым приверженцем красношапочного ламаизма в Монголии. В 1617-1628 гг. принимал участие в вооруженных столкновениях с ойратами. В 1630 г, вынужден был покинуть родные края и уехать в Южную Монголию. Погиб в 1636 г. во время боев с войсками Эрдэни батор-хунтайджи в районе Кукунора. По данным X. Пэрлээ, он умер в 1637 г. (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 121). В статье речь идет о крепостных аратах Цокто-тайджи, оказавшихся в Джунгарии в период военных конфликтов халхасцев с ойратами или после изгнания Цокто-тайджи из Халхи в Южную Монголию.

47. В одной из статей «Уложения четырех хошунов 1616 г.» имеется ссылка на более раннее «Великое уложение», а из более поздних «Великими уложениями» назывались уложения халхаских князей 1620 и 1639 гг. Отдельные фрагменты из этих уложений приведены в работе X. Пэрлээ. Надо полагать, что в данной статье составители ссылаются на одно из этих уложений.

48. Статья 22 «Великого уложения 1620 г.» гласит: «Если кто убьет человека, то взять с него /штраф/ триста тридцать главных андзу. /Штраф/ может быть заменен либо человеком, либо верблюдом». Однако здесь нет упоминания о тысяче овец (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с 65). Пометка, вернее вставка о штрафе в «тысячу овец», имеется лишь в ойратском списке, хранящемся в ЦГАДА. Поскольку русский перевод И. В. Бакунина был сделан именно с этого списка, то, естественно, указание на « великий штраф в тысячу овец» попало и в издание Леонтовича (Ф.И. Леонтович. Цааджин бичиг, с. 71). Во всех ойратских списках, хранящихся в Ленинграде, нет этой вставки, и потому она отсутствует в переводе К.Ф. Голстунского (К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года),

49. Девяток (yesue) - единица штрафа скотом. В состав одного девятка, как правило, входили четыре головы крупного скота и пять овец, которые в случае необходимости могли заменяться другими породами скота.

50. Характерно, что статья 1 «Великого уложения 1620 г.» предъявляет более суровые требования ко всем нарушителям данного уложения, включая представителей всех классов монгольского общества. Статья сформулирована так: «Если это уложение нарушит хан, то взять с него тысячу лошадей, сто панцирей и сто верблюдов. Если нарушит владетельный князь борджигит (чингизид), то взять с него то же, что с хана, а с невладетельного князя борджигита взять три девятка. Если нарушит табунан или шигчин, то взять с него пять панцирей, пять верблюдов и пятьдесят лошадей. Если нарушит простолюдин, то его самого убить, а все его /движимое и недвижимое/ имущество конфисковать» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 60).

Составители монголо-ойратского уложения 1640 г. значительно смягчили меру наказания всех категорий нарушителей. Любопытно, что о ханах и простолюдинах нет даже упоминания. Объясняется это, по-видимому, тем, что ханы, присутствовавшие на съезде, должны были всячески выгораживать себя и включать в уложение только те статьи, которые защищали бы их интересы. Что касается простолюдинов-аратов, то в связи с резким ухудшением экономического положения Монголии ко времени созыва съезда и обнищанием народных масс князьям, собравшимся на съезде, очевидно, было ясно, что за нарушение крепостными аратами тех или иных статей уложения из их имущества почти нечего было брать.

В данной статье, а также в статье 141 из среды князей высокого ранга специально выделены имена Мэргэн-дайчина и Чоукэра, родных братьев Эрдэни батора-хунтайджи. Это свидетельствует о той большой роли, которую играл Эрдэни батор-хунтайджи при составлении монголо-ойратского уложения.

Здесь при перечислении штрафа скотом особо оговаривается, что с провинившегося следует взять «девяток с верблюдом во главе» (temee teiuetei). Можно подумать, что верблюд берется сверх девяти голов скота, однако же верблюд входит в состав «девятка» (см. статью 1001 данного уложения.).

Оток (otoy) - административная единица, феодальный удел, в котором объединялось определенное число аилов (селений), состоявших, в свою очередь, из эрухэ (дворов, семей).

51. Основой для выработки этой статьи служила статья 6 «Великого уложения 1620 г.,», гласящая: «Если хан, вступив в бой с неприятелем, затем сбежит, то взять с него тысячу лошадей, сто верблюдов и сто панцирей. Если князья борджигиты сбегут — наказание такое же. Если табунаны или шигчины сбегут — наказание такое же. Если же сбежит простолюдин с панцирем, то взять у него панцирь и четыре лошади, а если он был без панциря, то взять у него две лошади (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 61).

52. В списке С - пять семей.

53. Хя — лицо, сопровождающее знатных духовных и светских деятелей; адъютант; телохранитель; проводник в пути.

54. Составители монголо-ойратского уложения 1640 г., несомненно, воспользовались статьей 7 «Великого уложения 1620 г.», в которой говорится: «Если кто в бою спасет хана, того возвести в дарханы /в ставке/ семи хошунов, а если кто покинет хана, того убить, а все его имущество конфисковать. С человека, покинувшего поле боя, взять его панцирь и четыре лошади. С любого вернувшегося /с театра/ военных действий взять то же самое» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 62).

Дархан (darqan) -букв, «мастер», старинный монгольский титул, который присваивался тем, кто имел заслуги перед монгольским ханом. Этот титул передавался по наследству.

55. Источниками для этой статьи, несомненно, служили: 1) статья 7 «Уложения шести хошунов второй половины XVI а» (дата которого еще не установлена), где говорится: «Если кто, увидев прибытие большого войска, не известит никого, то его самого убить, а скот его конфисковать», и 2) статья 52 «Великого уложения 1620 г.», гласящая: «Если кто, увидев прибытие большого войска (их цэрэг, а в нашем уложении - их дайсун), не известит никого, то его самого убить, а имущество его (движимое и недвижимое) - конфисковать. (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 14, 69). В этих статьях нет упоминания об изгнании потомства провинившегося.

56. Ср. со статьей 51 «Великого уложения 1620 г.», в которой говорится, что «человек, увидевший прибытие грабителя (разбойника), обязан дать известие /об этом/, а если не даст, то /оштрафовать его/ тремя девятками» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 69).

57. Пяток (tabu) - единица штрафа скотом. В состав пятка входили, как правило, две головы крупного скота и три овцы.

58. Имеется в виду безоговорочное предоставление подвод по государственным и религиозным делам, по болезни высокопоставленных лиц и по военным делам.

59. Любопытное сравнение с соответствующими статьями «Уложения трех хошунов 1709 г.» в «Халха Джируме», где говорится: «Если кто откажет в подводе и довольствии посланцам ханши и хагана - /штраф/ в два девятка» (статья 7) или: «Если кто откажет в подводе и довольствии посланцам нойонов, имеющих право на подводы, то взыскать с него /штраф/, в один девяток» (статья 16) (Халха Джирум -памятник монгольского феодального права XVIII в., с. 18, 21).

60. Цорджи (corji) - одна из высших ламских должностей; «благочинный»; руководитель объединенных служб, хуралов в храме; управляющий делами монастыря

61. Гэлун (gelueng) - принявший полный духовный обет («253 обета») ламы-монаха. Гэлун обязан постоянно жить в монастыре.

По «Уложению трех хошунов 1709 г.» «Халха Джирума»: «Если хан или простолюдин, кто бы то ни было, заденет монаха гэлуна оружием, то штраф девять девятков; если тронет чем-либо другим, то штраф семь девятков; если оскорбит словами, то /штраф/ три девятка».

62. Банди (bandi) - первая низшая степень монашества; лама, послушник, принявший обет не убивать, не воровать, не иметь сношений с женщинами, не лгать и не пить вино.

По уложению 1617 г., банди, нарушивший духовный обет, уличенный в воровстве, изгонялся из монастыря, причем на его руке ставилось клеймо путем татуировки (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 57). Согласно «Уложению трех хошунов 1709 г.»: «Если кто заденет оружием монаха банди, то штраф пять девятков, если тронет чем-либо другим, то штраф три девятка; если оскорбит словами, то штраф один девяток» (Халха Джирум, с. 73).

63. Шабаганца (sabayanca) - монахиня, принявшая обеты самой низшей степени монашества. Шабагаща - преимущественно пожилые женщины, не живут в монастырях.

64. Убаши (ubasi) - первая, низшая степень монашества, не отличается от банди. По «Халха Джируму»: «Если кто заденет оружием монаха убаши, то штраф три девятка; если тронет чем-либо другим, то штраф один девяток и /один/ пяток; если оскорбит словами, то штраф один пяток. Если кто обнажит оружие против перечисленных /выше лиц/, то это приравняется к нанесению удара руками». (Халха Джирум, с. 73).

65. Убасанца (ubasanca) - монахиня, принявшая обет низшей степени монашества. Эти монахини не живут в монастырях.

66. Тойн (toyin) - принявший монашеский обет. Тойнами становились и светские люди, главным образом князья, которые, как правило, в монастыри не уходили, а жили у себя дома.

В «Уложении трех хошунов 1709 г.» говоритcя, что «в случае нанесения побоев знатному монаху тойну или оскорбления его поступить согласно положению об оскорблении словом или действием человека ханского достоинства» (Халха Джирум, с 73). Действительно, в статье 13 данного уложения зафиксировано: «Если кто осмелится словами оскорбить ханшу (джункэн) или хана, то конфисковать все, что у него есть, и конфискованное передать в /ханскую/ казну. Его же самого отдать /вместе со всей семьей/ в кубэгуды подданных (албату)» (Халха Джирум, с. 72). Кубэгуды -домашние работники, холопы.

67. Холбо (qolbo). Основное значение термина - "связь", "контакт"1; "связка", "пара", "парный", "двойной". В «Халха Джируме» употребляется в значении «приплод», «придача» - «скот с приплодом», «приз с придачей» (Халха Джирум. Перевод - с 22, 51, 78; текст - с. 142, 217, 289).

68. Освященная лошадь (setertue mori ) - лошадь, освященная по буддийской традиции. Такую лошадь запрещалось использовать для несения подводной повинности, ее нельзя было убивать.

69. Шуленга (sueuelengga) - староста двадцати дворов-семей, помощник дэмчи, занималcя сбором податей в улусах.

70. О случаях отказа проезжему в ночлеге и его последствиях с большой детализацией изложено в статье 6 уложения пятого Вачирай Тушету-хана 1709 г., которая гласит: «Если человек ханского достоинства или простолюдин откажет в ночлеге и прогонит нуждающегося в приюте, а последний отправится в путь и погибнет, то с прогнавшего взять в качестве возмещения человека или верблюда и взыскать штраф андзу в три девятка. Если при этом погибнет и скот, то взять соответствующее возмещение. Если у человека, /не нашедшего приюта/, будут отморожены и отпадут руки или ноги, то взыскать /с прогнавшего/ один девяток; если не отпадут, то взять корову-трехлетку и коня-трехлетку. Просто за отказ в ночлеге надлежит взять в качестве штрафа алданги коня-трехлетку. В последнем случае человек может ночевать возле юрты /отказавшего ему в ночлеге/, подстелив верхнюю покрышку юрты Если у ночлежника пропадут ездовые животные, то /за них/ должен уплатить домохозяин (Халха Джирум, с. 81). Однако по статье 87 «Великого уложения 1620 г.» взыскание за такой проступок сравнительно мягкое: «Если кто откажет путнику в ночлеге, то взять с него овцу» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с 74).

71. Дэмчи (demci) - староста сорока дворов-семей, помощник дарги - управляющего князя, который занимался обшей раскладкой податей и повинностей, учетом приходов и расходов князя.

72. Бодо (bodo) - крупный скот; условная единица, употребляемая при подсчете скота разных видов в переводе на одну голову крупного скота Например, одно бодо равно одному коню, одной корове и пяти овцам; два бодо равны одному верблюду.

73. О двух верблюдах нет упоминания в ойратских списках- Е 83, хранящемся в рукописном отделе библиотеки Ленинградского отделения ИВАН СССР, и В 9 - библиотеки Ленинградского государственного университета.

74. В статьях 70 и 71 данного уложения речь идет лишь о бешеных собаках, тогда как в более ранних уложениях о них нет никаких упоминаний. Так, например, в статьях 27 и 28 «Великого уложения 1620 г.» говорится: «Если от лая или укуса собаки умрет человек, то возместить /умершего/ человеком или верблюдом» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 85-86). В статье 30 «Уложения трех хошунов 1709 г.» Дана совершенно идентичная формулировка с той лишь разницей, что здесь, если в смерти человека повинен скот, следует возместить только верблюдом (Халха Джирум, с. 76).

Что касается гибели скота и людей от укуса бешеной собаки, то эти случаи предусмотрены лишь статьей 31 «Уложения трех хошунов 1709 г.», в которой говорится: «Если бешеная собака укусит человека и тот умрет от укуса, то с хозяина собаки взять возмещение за умершего и взыскать штраф в три девятка.

Если хозяин не знал о бешенстве своей собаки, то пусть он даст только возмещение за умершего.

Если хозяин, зная о бешенстве собаки, не обратил на это внимания и собака покусала скот, то взять с него столько голов, сколько собака покусала, да пусть еще заплатит за тот скот, который заразится от зараженного. Необходимо определять зараженность скота в течение десяти суток. А если хозяин не знал /о бешенстве/, то пусть заплатит только за укушенный скот. Если собака покусает скот по истечении трех суток после того, как убежит от хозяина, то хозяин за это не отвечает» (Халха Джирум, с. 76).

75. Эта статья в «Халха Джируме» изложена так: «Если бешеный человек убьет человека, то взыскать /с него/ половину штрафа (андзу), /положенного за убийство человека/.

76. По «Халха Джируму», «за убийство бешеного человека- штраф девять девятков» (Халха Джирум, с. 76).

77. Этой фразы нет у К.Ф. Голстунского .

78. Ввиду того, что К.Ф. Голстунский в своем издании ойратского текста монголо-ойратского уложения объединил статьи 73 и 79 об убийстве бешеного человека и проделках пьяного в чужом доме, естественно, перевод его неверный и по содержанию - непонятный. Сделав пропуск в основном тексте, автор в своем введении дал следующую вставку вышеуказанных статей со своим переводом:«Huemueni gerte qaqaqsan caciqsan soqtou kuemuen mori uejeqsen kuemuendue alaqdaqula gem uegei, boegoeesue tabun yesuetue~» - «Если, в чужом доме подавившийся, поперхнувшийся, опьяневший и испражнившийся будет кем-либо убит, то, хотя в этом вины нет, однако /убийца/ должен быть оштрафован пятью девятками /скота/» (К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года, с. 16).

В изложении этих статей есть, правда, небольшая путаница в списке Е 83, хранящемся в рукописном отделе библиотеки ЛО ИВАН СССР, но во всех остальных ойратских списках монголо-ойратского уложения все на своем месте.

79. В тексте так.

80. У К. Ф. Голстунского нет перевода второй половины этой статьи.

81. По «Великому уложению 1620 г.», за лишение большого или указательного пальца взыскивалось три девятка, а за лишение остальных пальцев — один девяток (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 65).

82. Нам не удалось выяснить, на какое более раннее уложение делается ссылка. В «Великом уложении 1620 г.» нет статей о пожаре. В «Уложении второй половины XVI в.» говорится о том, что человек, увидевший виновника пожара, должен получить коня, а если во время пожара погибнет человек, то взыскивается штраф андзу, в каком размере и с кого, не указано (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 20).

Статья 12 «Уложения пятого Вачирай Тушету-хана 1709 г.» гласит: «Если при пожаре погибнет человек, то /виновный/ должен уплатить половину андзу, положенного за убийство человека, и дать еще возмещение». Кроме того: «Если огонь возник на месте покинутого кочевья (нутдга), то дело о пожаре можно поднимать в том случае, если со дня откочевки прошло меньше трех суток, а если прошло более трех суток, то не поднимать. Каждый, кто бы то ни был, обязан гасить огонь на покинутом кочевье. Если не погасит, то следует взять с него коня-трехлетку» (Халха Джирум, с. 82).

83. Цаган сара - первый весенний месяц по лунному календарю.

84. Була-тайши, или Абида Булин-тайши, - чоросский князь, отец Хара-Хулы, сыгравшего большую роль в объединении ойратских княжеств и образовании Джунгарского ханства, дед известного Эрдэни батора-хунтайджи. Включение данной статьи в уложение - еще одно свидетельство ведущей роли Эрдэни батора-хунтайджи в выработке монголо-ойратского уложения. Кто же, кроме самого Эрдэни батора-хунтайджи, мог позаботиться об аннулировании долгов его деда?

85. Киира (kiyira) - «степь», «степной простор»; от этого слова - киирчи – «чабан»; человек, специально наблюдавший за бродячим, заблудившимся скотом в степи.

86. По статье 13 «Уложения второй половины XVI в.»: "Если кто ударит /кого-либо/ холодным оружием, то /штраф/ три девятка, если ударит камнем или палкой — один девяток, если ударит плетью или кулаком- один пяток» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, а 15). Такое же взыскание предусмотрено по статье 17 «Уложения 1709 г.», в котором говорится: «Если кто ударит простолюдина холодным оружием, то /штраф/ три девятка, если ударит плетью или кулаком - один пяток» (Халха Джирум,. с. 73). Однако по статье 60 «Великого уложения 1620 г.», «если простолюдин обнажит холодное оружие и ударит им, то /штраф/ один девяток, если ударит плетью или кулаком, камнем или палкой— один пяток» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 73). Следовательно, статья 13 «Уложения второй половины XVI в. » явилась источником для статьи 17 «Уложения 1709 г.» «Халха Джирума».

87. К.Ф. Голстунский неверно перевел: «за малые - взять трехлетку жеребенка» (К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года, с. 49).

88. Согласно статье 46 «Великого уложения 1620 г.»: «Если кто вырвет волосы у женщины, то /штраф/ три /девятка/, если /сорвет/ кисть /на шапке,/ женщины - один девяток, /на шапке/ мужчины - одна лошадь» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 68).

89. Такое же взыскание предусмотрено в статьях 31 «Великого уложения 1620 г.» и 16 «Уложения пятого Вачирай тушету-хана 1709 г.», сформулированных совершенно одинаково: «Если от нанесенных побоев женщина выкинет ребенка, то, сколько ребенку месяцев, столько и взыскать девятков» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 66; «Халха Джирум», а 83).

90. Так в тексте.

91. У К.Ф. Голстунского эта статья пропущена (К.Ф. Голстунский. Монголо-ойратские законы 1640 года, с. 54).

92. Онгон - шаманский идол - "хранитель" духов предков.

93. Галдан-хунтейджи, или. Галдан бошокту-хан (1645-1697),- младший сын Эрдэни батора-хунтайджи. В литературе, посвященной истории галдановских войн и Галдану, до недавнего времени фигурировали различные даты его рождения - 1651, 1654 гг. и др. Однако более правильную дату его рождения дает И.Я. Златкин в своей монографии «История Джунгарского ханства». «Русские архивные материалы, - пишет И. Я. Златкин, — позволяют установить, что Галдан родился в 1645 г. и в детстве был посвящен в духовное звание» (История Джунгарского ханства, с. 214). В его же книге дана и тачная дата смерти Галдана - 13 марта 1697 г. (с. 315).

Еще ребенком Галдан был отправлен в Тибет на учебу к далай-ламе. В течение двадцати лет он находился в далай-ламском окружении и прошел путь от послушника-банди до духовного деятеля высокого ранга. Вернулся Галдан в Джунгарию, сняв с согласия далай-ламы свой духовный сан лишь в связи с убийством в конце 1670 г. его старшего брата Сэнгэ, который был правителем Джунгарского ханства после смерти их отца Эрдэни батора-хунтайджи. Расправившись с заговорщиками, убившими брата, Галдан в 1671 г. вступил на престол Джунгарского ханства. Поддерживал он оживленные посольские и торговые связи с Россией.

В условиях полного подчинения Южной и Восточной Монголии, включая Хулунбуир (Варгу), Цинской (Маньчжурской) империи и нависшей угрозы маньчжурской оккупации Северной и Западной Монголии Галдан бошокту-хан стремился объединить монгольские княжества Халхи и Джунгарии под эгидой Джунгарского ханства для того, чтобы общими усилиями отстоять независимость Монголии. Однако халхаские князья не поддержали политику Галдана, усмотрев в ней проявление захватнических устремлений самого джунгарского хана.

Халхаские феодалы во главе с Тушету-ханом Чахундорджи и высшим духовным иерархом Северной Монголии Ундур-гэгэном, оказавшиеся перед фактом постоянных дипломатических и военных провокаций со стороны цинских властей и неминуемого вооруженного вторжения маньчжурских войск в пределы Халхи, вместо союза с ойратскими князьями, и в первую очередь с правителем Джунгарского ханства Галданом, обратились к маньчжурскому императору Канси с просьбой принять их под своё покровительство.

Галдан бошокту-хан погиб в 1697 г. в разгар ожесточенных боев с превосходящими силами маньчжурских завоевателей. В том же году престол Джунгарского xaнства занял Цэвэн-Рабдан (1665-1727), сын Сэнгэ, племянник Галдана.

94. Трудно объяснить, почему не указан размер штрафа. Для сравнения привожу статью 66 «Уложения второй половины XVI в.», в которой говорится: «При разборе дела двух тяжущихся, если один из них, несмотря на трехкратное уведомление не явится, то посланный за ним элчи должен взять у виновного одну лошадь» (X. Пэрлээ. Вновь открытый памятник, с. 21).

95. Указанная здесь дата «год лошади» (1654) соответствует году смерти Эрдэни батора-хунтайджи, отца Галдан бошокту-хана.

96. У К.Ф. Голстунского - «из девяти» (Монголо-ойратские законы, с. 58).

97. У К.Ф. Голстунского эта фраза в статье пропущена (Монголо-ойратские законы, с. 58).

98. Помещенный в конце этого указа текст молитвы-благопожелания у К.Ф. Голстунского отсутствует (Монголо-ойратские законы, с. 59). Галпа Сприка (санскр.) — «желаемый мир».

В тексте этого указа нет даты его издания. Зато второй Указ Галдан-хана датирован годом земли-лошади, что соответствует 1678 г.

99. Сарва мангалам (санскр.) - «Да будет счастье!».


Be Realistic, Demand the Impossible!
(Author: unknown, Paris, 1968)




0 пользователей читают эту тему

0 members, 0 guests, 0 anonymous users